Вверх
Вниз

Psycho-Pass: justice will prevail

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Завершенные эпизоды » 29.12.2112 "Новогодняя премия"


29.12.2112 "Новогодняя премия"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

дата | координаты

участники | очередь

29.12.2112, четверг, с 16:00.
Фабрика по производству сканеров, пригород Токио.

Aoyanagi Risa, Kobayashi Akeno (GM), Kozuki Sora, Hirano Senji, Kozuki Ryogo (GM).
~3 круг: Aoyanagi Risa, Kozuki Ryogo (GM), Kobayashi Akeno (GM), Kozuki Sora, Hirano Senji.

суть эпизода

Промышленное предприятие, специализирующееся на производстве устройств сканирующих психопаспорт, имеет повышенный уровень безопасности, иерархический уровень доступа к информации и усиленный контроль на пропускном пункте. Рабочий день длится с 10:00 до 18:00, на балансе предприятия есть свой автотранспорт, в том числе для доставки работников от дома до работы и обратно. Штат сотрудников редко меняется, в основном все друг друга знают.
Один из ведущих инженеров, Акено Кобаяси, несколько дней назад был госпитализирован с признаками острой аллергической реакции на неизвестный продукт. Руководство фабрики заподозрило несоответствие условий хранения или качество овса. Проведённая проверка не выявила никаких нарушений.
Пострадавший сотрудник вышел на работу после больничного отпуска и учинил шумное разбирательство с начальством по поводу неоправданного лишения премии, в связи с забракованной партией сканеров, якобы по вине больного сотрудника. В итоге, Акено Кобаяси натуральным образом закатил скандал, затронувший собой добрую половину сотрудников фабрики, вплоть до поваров на кухне...
Вызов был направлен второму подразделению Бюро в 15:45.
Обстоятельства: зафиксировано массовое потемнение оттенка психопаспорта.
Дежурные инспекторы: Аоянаги Риса, Кодзуки Сора (пересменка).
Дежурные исполнители: Хирано Сендзи, Кодзуки Рёго (доп.смена).
Дежурный аналитик: Мару-сан.
В процессе:
- задержание работника с подскочившим КП;
- обнаружение картофельных очисток на кухне;
- расследование факта нелегального ввоза на фабрику нелицензированных продуктов питания;
- ...

+2

2

Не важно, насколько точно ты все спланировал, часто случается что-то непредвиденное. И в такой ситуации спасает только скорость, трезвый анализ положения и решительные действия.
Запрос был направлен инспектору в 15.45 о массовом потемнении психопаспорта на фабрике по производству сканеров. Стоило пошевеливаться, дело не терпело отлагательств. По дороге к месту назначения Риса изучала все материалы, документы об этой организации, складывала цепочку за цепочкой, выстраивая ровную дорожку "истины", к которой в итоге и должна будет прийти инспектор. Ее поразительный ум и аналитическое мышление вполне могли скомпоноваться и позволить достигнуть финиша марафонского забега, разрывая ленточку, символизирующую окончательную и бесповоротную победу над противником, даже несмотря на все замысловатые тяготы, которые могут повстречаться на пути у второго подразделения. Однако трудности девушку вовсе никогда не пугали, отнюдь, они придавали больше амбициозности и стремления к совершенству, ведь одно из кредо Аоянаги Рисы: "Без напряжения игра теряет интерес". Конечно, это сложно назвать игрой, да и ни в коем разе так не следует думать в частности сотруднику Бюро Безопасности, однако любое задание, которое поручали инспектору, будь то задержание преступника, или же проверка обстоятельств дела, давали девушке стимул подниматься..., подниматься как можно выше не только по карьерной лестнице, но и "для себя самой", это разжигало весь запал энергии внутри Рисы. Однако она прекрасно осознавала, что чем выше поднимется, тем больнее будет падать. Но! "Даже если мне придется стоять на краю безысходности, я буду хвататься за самый малейший шанс, и не важно к чему он меня в конечном итоге приведет. Я – инспектор. У меня нет прав на ошибку". Такие слова могли подтвердить личность Рисы, в частности ее меркантилизм, где она не особо и скрывала его. Аоянаги прекрасно знала на что шла и ради чего..., вернее кого – себя самой. В этом фальшивом мире, полном несправедливости, отчаяния и безрассудства следует надеяться и уповать лишь на себя. Эти качества и делали ее в первую очередь прекрасным руководителем, а после уже сильной и независимой женщиной в мире Сивиллы, в которую верила безоговорочно. Для нее Сивилла словно мать, направляющая на путь своих детищ и даже тех, кто сбился с этого намеченного ею пути. Ведь последствия их же действий настигнут, чтобы они не делали. И никаких исключений. В конечном счете все сводится к единому знаменателю – понести наказания, а вот уже в виде какой санкции Она будет решать исключительно с поддержкой сотрудников Бюро Безопасности, которая возглавляла всю систему и законы этого электронного мира, возлагая судьбы людей, независимо что это за люди, на их плечи. С этим тяжким бременем инспектор второго подразделения шла далеко вперед. Возможно, где-то внутри она и сопереживала целям, оказавшимся под прицелом доминатора, но все же отдавая предпочтение той части, которая не сочтет должное ношей. Может быть именно такое отношение к окружающим помогли стать некогда юной студентке Аоянаги Рисе опытным, внушающим доверие Сивиллы, инспектором.
16.00. Второе подразделение БОБ прибыло к месту назначения. Пора действовать.
"Портативная система и психологического анализа и подавления "Доминатор" активирована. Аутентификация пользователя: инспектор Аоянаги Риса. Бюро общественной безопасности, Департамент расследований. Пользователь авторизован – право на использование подтверждено. Текущий режим – несмертельный "Парализатор". Спокойно прицельтесь и обезвредьте цель", – бесстрастно произносит металлический голос Доминатора.
Стоило лишь взять оружие в руки как некогда карие глаза инспектора сменили цвет на ярко-бирюзовый, что, порой, весьма завораживающе, но в то же время устрашающе выглядело. Глубоко вздохнув, Риса на несколько секунд задержала дыхание и мысленно прикинула каким путем ей с коллегами следует отправиться, не наткнувшись на неприятности. Затем глубокий слышимый всем выдох, который мгновенно растворился вместе с переживаниями и тревогой, не дававшая на протяжении всей дороги покоя инспектору. Да, даже начальник, порой, беспокоится о внеплановых заданиях, хоть и не столь масштабных. Однако смысла стоять и переживать нет. Никто не скажет тебе правильно ли ты поступил или нет, пока не столкнёшься с последствиями. Все, что нам остается – это верить, что мы не пожалеем о сделанном нами выборе. Что же, нет борьбы – нет победы.
– Рего, Сендзи, – обратила взор на своих коллег, стоявших позади, – будьте бдительны и осторожны, никто не знает, что ожидает нас внутри... Итак, вперед! – дала команду инспектор, где все трое ринулись вперед к главному входу.

+3

3

Акено Кобаяси был заслуженным работником предприятия. Он начинал свою карьеру с самой младшей должности, как "помощник помощника", поэтому он знал техническую составляющую практически каждого этапа на производстве. От процессов пайки микросхем и первичной сборки устройства до настройки оптической системы и автоматической фокусировки. Он любил свою работу не за размер заработной платы, нет, он испытывал личный и совершенно искренний интерес к радиоэлектронике и приборостроению, за что заслужил расположение руководства предприятия. Обычно это выражалось премированием, а потом его ещё и повысили в должности, возложив на его плечи более высокий уровень ответственности, с которым Кобаяси прекрасно справлялся. До поры, до времени...
- Этого не может быть! - его негодование было слышно на всём этаже, пока он быстрым шагом шел до кабинета начальства, быстро пролистывая какие-то бумажки, - Я лично проверял обе сотни, согласно логам тестирования, не было выявлено никаких отклонений от нормы! Это какая-то ошибка, не иначе!
Ворвавшись в кабинет исполнительного директора, Акено практически швырнул документы на стол, перед которым ещё никогда не вёл себя подобным образом. Сейчас он был вне себя от возмущения, и не столько из-за распоряжения о лишении новогодней премии, о котором уже шушукались все его коллеги и подчинённые, скорее он был задет именно недоверием к его профессиональным навыкам.
- Ивамото-сан, Вы полагаете, что я способен на такую безалаберность? - он старался сохранить вежливость обращения, но с трудом контролировал свой голос, который срывался в конце каждого предложения на экспрессивное восклицание, - Я был внимателен, я уверен, что в отчётах тестирования не было никаких отклонений! - звонко хлопнул по столу, положив ладонь на бумаги, которые свидетельствовали об обратном, - Прошу прощения, но это просто невозможно, я требую, чтобы...
- Кобаяси, при всём уважении к твоим заслугам, я не рекомендовал бы тебе что-либо требовать, - спокойно, но с нажимом проговорил директор, с виду ничуть не задетый повышенным тоном своего подчинённого, - Ты видишь отчёты, партия уже списана как брак. После драки кулаками не машут. Если ты так расстроен из-за премии, то уж прости меня, это решение совета директоров и стандартный сценарий при снижении продуктивности труда работника.
- Снижение, говорите, - нервозно резким движением поправил очки, - Да, я провалялся в больнице с аллергической чесоткой и всевозможными отёками, но у меня всё в порядке со зрением и памятью. Я вам точно говорю, эта партия не должна была быть списана, я бы хотел провести дополнительное тестирование, и если...
- Никаких "если". Я рад, что ты поправился, но если этот приступ был на нервной почве и ты продолжишь в том же духе, то я буду вынужден отстранить тебя от некоторых должностных обязанностей.
- Ах вот значит как, - Кобаяси отпрянул от стола, решительно развернулся на сто восемьдесят градусов и пошел прочь из кабинета, продолжая на ходу ворчать вслух и чуть прикрикивать на людей, встречаемых в коридоре, - Этот приступ был обыкновенной аллергией на еду в нашей распрекрасной столовой! Да, я знаю, что экспертиза мои слова не подтверждает, но если эти треклятые фанатики здорового образа жизни будут отравлять мне жизнь, то я готов вывести их на чистую воду просто из принципа! Чтоб они там сами все перетравились.
Не удивительно, что оттенок его психопаспорта, потемнел при мыслях о том, какими способами жизнь могла бы наказать тех, кто повинен в его испорченной профессиональной репутации. Следующим пунктом назначения стала та самая столовая, работники которой примерно год назад затеяли какие-то свои изменения в меню, даже опрашивали сотрудников об этом, но по официальным данным эти изменения не были одобрены начальством фабрики. Акено догадывался, что некоторые дела на предприятии делаются без одобрения свыше, но никогда не был против этого, потому что эти дела никогда раньше не наносили вред их общей работе, наоборот, как-то поддерживали хорошие отношения в коллективе. Так было раньше, а теперь они перешли дорогу старшему инженеру и он искренне считал себя вправе навести порядок.
[NIC]Kobayashi Akeno[/NIC][STA]КП 102[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/87kgu.png[/AVA]

Отредактировано GM (01.10.16 14:30)

+4

4

Путь от Бюро до фабрики Сора провела за рулём, возглавляя полицейскую процессию из грузовика с карателями внутри и отрядом дронов в арьергарде на инспекторском легковом авто. В отличие от Рисы, Кодзуки не могла позволить себе отвлекаться от дороги на изучение происшествия на фабрике. Благо Аоянаги вошла в положение коллеги и настроила свой портативный компьютер так, чтобы бодрый голос девушки-робота, имитирующий голос Сивиллы, озвучивал то, что написано на экране. По прибытии Сора отыскала на фабричной парковке подходящее место и остановила автомобиль. Караван с грузом из правосудия Сивиллы затормозил там же, и наружу начали выходить члены второго подразделения и забирать свои доминаторы. Происшествие относилось к сменам обеих инспекторов, что не могло не радовать - как правило, отряд такого размера разберётся с проблемой куда проще и быстрее.

В отличие от коллег Сора пока не стала проходить авторизацию и аутентификацию пользователя доминатора и просто взяла его с собой, храбро оставив всю полевую деятельность Рисе и карателям. Вместо него она вооружилась лёгким и компактным чемоданчиком с дронами. Их троих должно быть более чем достаточно для усмирения потемневших работников фабрики, так что девушке предстояло по большей части общение с дежурным аналитиком, если этого потребует ситуация, "Кто там сегодня, Мадо Кита, или Мару-сан? Кажется, Мадо работала вчера, а значит вывод очевиден." Кодзуки было немного жаль, что сегодня не дежурит аналитик Караномори - с этой высокопрофессиональной и в меру дружелюбной женщиной было работать интереснее всего.

Девушке тоже пришлось перейти на лёгкий бег, чтобы успеть за коллегами, так как с доминатором и дронами наперевес получается передвигаться не так быстро, как хотелось бы. Ну а пока команда следует коридорами фабрики прямо к месту происшествия, можно продолжить анализировать происшествие. Аоянаги так усердно изучала материалы по делу, что она наверняка уже пришла к каким-то выводам.
Вы уже думали над версиями? - Сора уважительно обратилась к Рисе, но также была совсем не против услышать мысли Хирано и Кодзуки-номер-два, - Кажется, там была проверка на продуктовом складе, и был сделан вывод, что овёс не был испорчен. Тогда можно предположить, что еда была испорчена при готовке, а не хранении, но тогда под удар попадают повара или кухонные дроны. В конце концов, ошибиться может не только человек, но и машина, пусть и значительно реже. Но есть одно значительное препятствие: в этом случае высока вероятность массовой госпитализации, хотя тогда пострадал только один человек. Уже есть данные о его медицинском осмотре? Эта версия может иметь право на существование, если у него более слабая пищеварительная система по сравнению с остальными. Инспектор, если вы не возражаете, я хочу проверить эту версию.
Недавнее происшествие в "Ямадзаки" немного подорвало авторитет поваров в глазах Кодзуки. Вряд ли, конечно, существует мафия овса и поварёшек, но Сора очень хотела проверить, как идут дела на кухне, всё-таки проверка была только на продуктовом складе.
Нельзя сказать, что девушка испытывала сейчас исследовательский азарт, однако ей не терпелось выпустить этих паукообразных крошек из чемодана.

Обычно расследования Кодзуки проходили на улицах города, нередко затрагивались заброшенные районы недалеко от канала. Не так часто - различные магазины, ну и на разных производствах следователям бывать тоже приходилось. Эта фабрика ничем не отличалась от других: строгая, словно вычерченная по гигантской линейке незамысловатая архитектура; минималистичный дизайн и внутри, и снаружи. Проектировщики постарались на славу, делая так, чтобы в здании было легко ориентироваться даже новичку, а карта, заботливо выданная оперативникам Бюро аналитическим отделом, вела подразделение прямо к цели.
Пока во всех помещениях, которые проходила Сора и её коллеги, было темно и безлюдно, но буквально через полминуты группа вышла в длинный коридор. На его противоположном конце была приоткрыта дверь, откуда на стену и пол просачивалась полоса яркого освещения; из комнаты за дверью слышались какие-то голоса.
"Интересно, Риса хочет сразу нейтрализовать и арестовать всех, чей коэффициент преступности выше допустимой сотни, или сначала опросит потерпевших?" - конечно, активированные доминаторы намекали на первый вариант, а значит тех, кому сегодня не повезёт, будут допрашивать уже в Бюро. Но также была вероятность, что оружие будет использовано лишь в крайнем случае, и львиная доля расследования произойдёт именно на фабрике. Кодзуки не очень хотелось снова садиться за руль и остаток работы проторчать за допросом, так что она обеими руками была за второй метод, к тому же только так рабочие испытают меньше стресса. Но в любом случае, решать всё равно Рисе, поэтому Сора приготовилась следовать приказу более опытной коллеги, каким бы он ни был.

Отредактировано Kozuki Sora (15.07.16 01:27)

+3

5

Не то, всё не то.
Хотя, если не брать в расчёт экстремальные нагрузки, полимерные шарниры вполне могут служить заменой штатным
- Правда, совсем недолго, а с учётом внутримышечного инкапсулирования это бесполезно практически, - вяло буркнул он себе под нос, на автомате преследуя спины коллег.
Всё не то. Со времён динозавров и до времён производства по нанометровым технологиям мать-природа не придумала даже примерно подходящего по составу вещества для таких нужд.
Проклятый день. Больше всего на свете Сендзи ненавидел его. Триста шестьдесят пять остальных дней в году он просыпался с успокаивающей мыслью, что сегодня не он.
Кажется, прозвучало что-то про продукты и кухню, но при чём здесь они? Если весёлая компания выдвинулась сюда, значит причина только одна...
- Я бы тоже погодил с поимкой "виновника торжества". Лучше один раз отковырять его со стен и потолка, чем тридцать лет держать на поводке. Через пару лет он сам с этим согласится.
Он отвёл взгляд, потрепал ладонью затылок и тут же добавил тихо:
- Просто голос разума, не слушайте... Точно! - Сендзи внезапно округлил глаза и щелкнул пальцами, - хромирование! Хромирование, чёрт возьми!
"Спокойно, спокойно, парень, ты в норме."
Было бы славно наведаться туда на неделе. Это ничего, если оттенок снова помутнеет, как в прошлом году.
Сендзи резко замедлил шаг, взгляд его стал испуганным и стеклянным.
"Проклятый день," - он провёл рукой по лицу, чтобы смахнуть это наваждение.
С другой стороны, подвергнуть инкапсулированию можно рельефные фиксаторы шарниров, которые не будут нести функциональную нагрузку, а только предотвращать осевые сдвиги. Идея чудная, но даже математическая модель такого протеза займёт сотни человеко-часов... Остаётся только надеяться, что какой-нибудь ассистент из лаборатории "Такеды" разовьёт эту идею. Конечно, о патенте в таком случае можно забыть, в низах научно-исследовательской пирамиды корпорации один закон - закон джунглей. А это значит, что однажды раскрыв перспективную разработку кому угодно, даже другу, рискуешь увидеть работу по ней за чужим авторством без упоминания своего имени. Печально, но если это поможет выделить на исследование больше ресурсов - то не так уж и принципиально, кого признают автором.
"Стоп," - он остановился и оглянулся, потом снова посмотрел на людей, идущих впереди. - "Где... я?"

+3

6

Зима, середина дня, непрерывная рабочая смена, стратегически-важная государственная фабрика стратегически-важных сканеров и инженер с резко испортившимся психопаспортом. Очень обычный вызов. Даже можно сказать "самый". Иногда им приходилось действительно расследовать преступления, это правда, но система правосудия Системы Сивилла была рассчитана не на расследования, а на то, что любого преступника, действительного или вероятного, раньше, чем он что-либо сделает, выдаст психопаспорт. Очень надёжная система. Бюро Общественной Безопасности не нужно гадать и ломать головы - главное довериться мудрой пророчице, навести доминатор и нажать курок. Вот и всё расследование.
Инженер со сканерами ничем не отличался. Что бы там ни вызвало его помутнение, всё предельно ясно - приехать, обезвредить и отправить стабилизировать своё душевное состояние.
"Прямо перед этим инженер попал в больницу с пищевой аллергией. Предприятие стратегической важности, вполне вероятно, что это не случайность", - так бы сказал Когами. Кодзуки, слабо интересовавшийся подробностями по дороге в наглухо отгороженном от мира снаружи фургоне, мысленно изобразил сосредоточенный тон исполнителя первого подразделения.
"Дело важное. Речь идёт о стратегически-значимом предприятии", - тон инспектора Гинозы представлялся не менее ярко. Много они когда-то сталкивались по работе, хотя в одном подразделении не были.
В его родном подразделении тоже были свои герои, ничего не скажешь, но представлять себе их комментарии Рёго не стал, ничуть не сомневаясь, что минут через пять фургон остановится, и он первым делом услышит всё из первых рук. Сам он, в отличии от инспекторов, думал проще: "Сканеры, не сканеры... Закончить бы побыстрее, да вернуться". Наверное, ему стоило бы иметь побольше энтузиазма, а то посчитают негодным, и всё.
- Было б там что-то... - начал Кодзуки, привычно убирая за спину активированный доминатор, но передумал на полуслове. Плохая тактика говорить начальству, что оно перестраховывается, без всякой необходимости. - Понял вас, инспектор Аоянаги, - Рёго ответил ей прямым взглядом, едва заметно изменился в лице, немного заражаясь её энергией, и пошёл вслед за ней, отставая ровно на четыре шага, до рефлекса выученные за многие годы совместной службы.
"Ну и теснота", - это была следующая мысль Рёго, и настигла она его уже где-то в уж слишком длинном коридоре фабрики. Между ней и тем, как он последовал за начальством, он, можно сказать, не думал ни о чём. Обыденно, привычно и привычно внимательно оглядывался по сторонам, запоминая и оценивая обстановку. Мало ли, иногда это оказывается актуально. Если быть точнее, более, чем в пятидесяти процентах, на самом деле. Потому что мало кто из людей, вслед которым сканер забил тревогу, стоят и смирно ждут, когда Бюро подоспеет.
Фабрика охранялась самым современным образом - оно и видно, что стратегическое предприятие. Мимо КПП мышь бы не проскочила, и проверка не ограничивалась аналогом городской системы - городские сканеры отслеживали только оттенок, этим же требовалось удостоверение, хотя и психопаспорт они, конечно же, тоже проверяли. Ну а дальше они сразу отправились к кухне, не став тратить время на производственные помещения. Кодзуки не был уверен, что дело прямо гарантированно связано с кухней, но инспекторам как обычно виднее, так что его задачей было просто исполнять свои обязанности.
Пока шли, коллеги как раз успели высказаться. Инспектор Сора - так он её называл только про себя, конечно, - рвалась исследовать. Она сфокусировалась на связи между недавней госпитализацией потемневшего инженера и его нынешним состоянием. В этом был свой смысл, если посмотреть, с чем этот инженер был госпитализирован, и учесть, что до того его психопаспорт не вызывал опасений. Иными словами, если заняться расследованием вместо того, чтобы исполнить свои прямые обязанности.
"Они правы ведь... Работа Бюро не та же, что у дронов..." - чем больше проходило лет, тем чаще Кодзуки думал о том, что лично его работа - просто выполнять приказы. Любые, иначе хорошим пёсиком ему не быть.
В этом ходе мысли не было ничего хорошего, так что Рёго даже порадовался высказыванию коллеги. Хирано ему скорее нравился - по крайней мере, не раздражал. Но иногда его привычка погружаться в себя начинала уж слишком бросаться в глаза. Вот как сейчас.
- Мы работаем, проснись, - проворчал Рёго, закатывая глаза, и перенёс внимание на Рису, - Инспектор, - его обычно растянутый тон становился тихим и сосредоточенным, когда начиналась настоящая работа. Он кивнул на дверь, молча говоря, что идёт туда и первым. Судя по схеме, именно там была кухня. И, кроме того, оттуда раздавались приглушённые звуки слишком резкие для обычного звукового сопровождения поварского искусства.
Схема работы была привычной, да и что тут могло тут быть необычного? Рёго в три шага оказался перед дверью, уже держа доминатор в положении готовности. Рывком распахнул, делая шаг внутрь и одновременно вскидывая доминатор.
- Бюро Общественной Безопасности, - его голос никогда не был особенно громким, но твёрдым - вполне. В необходимости громкого заявления сомнений уже не было - как только оказался внутри, Кодзуки увидел, что тот самый (судя по фотографии) Акено Кобаяси за воротник прижимает сотрудника, видимо, кухни, к стене и очень эмоционально ему что-то высказывает. Почти кричит, и всё это совершенно не выглядит, как мирная сцена. Прицел доминатора поймал инженера, и со слышным только владельцу щелчком предохранитель снялся. Вздрогнувший инженер как-то судорожно отпустил одежду повара и, сделав шаг назад, замер, как вкопанный.
Кодзуки бы выстрелил. Они приехали за ним, и его стоило заткнуть раньше, чем массовое ухудшение не приобрело последствия. Пока что, кроме Акено, остальные оставались в норме. Но он стоял, держа мужчину на прицеле, и не стрелял. Он ждал команды, связанный долгом послушного пса. И ещё он думал о том, что инспекторы были правы насчёт кухни - что-то здесь было связано со внезапным помутнением одного из самых надёжных сотрудников фабрики.
[NIC]Kozuki Ryogo[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/gIiKE.png[/AVA][STA]Chips 4[/STA]

Отредактировано GM (07.08.16 01:25)

+3

7

Работники Бюро Общественной Безопасности, приставленные к данному делу, прибыв на место происшествия, по сигналу инспектора Аоянаги направились прямиком в предполагаемое место зачистки, о котором упомянула коллега Рисы Кодзуки Сора.
- Инспектор Кодзуки, данные о медицинском осмотре еще не поступали, но я уже отправила запрос, в скором времени ответ на него должен прийти. А твою версию стоит все же проверить, пренебрегать ею не стоит, любая нить может привести нас к разгадке, поэтому подстраховаться никогда не будет лишним. Однако.., - включив свой портативный компьютер, находящийся на руке, и, сверившись с имеющейся информацией продолжила, – из личного дела Акено Кобояси сказано, что он давно не новобранец на данном предприятии, а загремел он в больницу с симптомами аллергической реакции на продукт впервые, из чего можно сделать вывод – расследование нужно начинать с кухни, именно как ты и говорила, Сора, – плавно перешла на формальный тон в отношении напарницы, – так как вероятнее всего именно там с недавнего времени стали использовать что-то запрещенное, недоброкачественную продукцию или что-то в этом духе, вследствие чего организм Кобояси оперативно на это среагировал.
Параллельно с воспроизведением мыслей по этому делу и прибытием к месту назначения верные слуги Сивиллы остановились возле точки назначения – кухни. Инспектор, прижавшись спиной к стене, около входной двери в обитель настоящих гурманов, за которой был ярко слышно соло тембра голоса медленно перерастающего от баса к тенору, Аоянаги чуть крепче сжала, находящийся в руке доминатор, сосредоточенно оглядела окружающую обстановку, где после обращения в её адрес встретилась взглядами с давно работающим её коллегой – Кодзуки Рёго, который дал понять, что тот, осознавая свое положение «пешки», решил сделать ход первым. Риса, кивнув, давая согласие на исполнение его самовольного действия, следовала точно за ним, где оба в унисон произнесли, подтверждая слаженность команды:
– Бюро Общественной Безопасности, - голос инспектора имел довольно сильное воздействие, что, услышав его, находящиеся изначально в данной комнате, онемели от ее прозвучавших ноток беспощадности. Оружие, несущее смерть, устремилось на виновника сего «торжества», которого Рёго, судя по действиям, также вычислил оперативно и безошибочно. Металлический голос, раздавшийся в голове Рисы, четко воспроизвел цифру, явно превышающую норму для поддержания чистого психопаспорта, вследствие чего предохранитель с доминатора был снят, оставалось нажать на курок. Исполнитель, работающий под непосредственным руководством Рисы, также находился в полной боеготовности открыть огонь, но без должной команды хозяина, пес не мог самовольничать как ему вздумается, иначе за последствия придется отвечать, и еще неизвестно куда и как эти самые последствия могут привести. Хорошо, если отделаться можно будет обычным замечанием или предупреждением, но, кто знает что может выкинуть начальство в отношении простой пешки, которую не жалко использовать и в случае ее утраты, где легко можно будет заменить новой. И сейчас речь идет не об Аоянаге Рисе, приставленной давно к Рёго, как начальника, а именно о ней – Сивилле, – судье, выносящим приговор по своему усмотрению и прихоти.
Трезво оценивая положение и ситуацию всех лиц, находящихся в закрытом помещении, Риса должна быть консервативна в таких делах, но неожиданно для неё самой рабочая правая рука с доминатором приняла вертикальное положение из горизонтального, а левая тем временем подавала знак компаньонам «не стрелять, но быть наготове».
– Зная показатели психопаспорта Кобояси и лица, к которому у него были явные претензии нельзя действовать необдуманно и подвергать остальных, находящихся на кухне, риску потемнения психопаспорта, который и так был никудышным при получении изначального запроса на это дело. Но расслабляться не стоит, неизвестно что можно ожидать от него, но попробовать стоит...
Инспектор, осознавая риск, решила пойти на компромисс с интересовавшим их лицом, в глазах которого отображался страх и беспокойство того, в каком положении сам находится и к чему это в дальнейшем может вылиться, ведь в таком стрессовом состоянии люди, как правило, не осознают своих действий и способны в состоянии аффекта вытворить им несвойственное прежде. Поэтому, решив не ухудшать положение происходящей ситуации, Аоянаги сделала шаг вперед по направлению к намеченной цели.
– Акено Кобояси, в связи с повышением коэффициента вашего психопаспорта Бюро Общественной Безопасности вынуждено вас задержать и допросить по обстоятельствам на предприятии происшествия, касательно как вас самих, так и предприятия в целом, не могли бы вы пройти с нами для полного выяснения причин? – вопрос такого рода был задан с одной целью – не усугублять текущее положение персонала. К тому же, наблюдая реакцию инженера, расследование таким образом может пройти  гладко без сучка и задоринки, не затрагивая иных лиц, которые были также растеряны, чем потенциальный объект, хотя в отличие от него чуть больше сохраняли спокойствие.

+3

8

Поваров на фабрике было всего двое, старший и младший, и хотя их должностные инструкции отличались незначительно, Ясуда-сан чувствовал себя ответственным за всё, что происходит на кухне, как минимум потому что он действительно был старше второго повара примерно в два раза. Он был очень спокойным и добродушным человеком, практически никогда не повышал голос и всегда приветливо улыбался, да и внешне он выглядел совсем безобидным, при росте ниже среднего и небольшой склонности к полноте.
- Рассказывайте! - шагнув на порог кухни, проорал Кобаяси, уже не сдерживая свой праведный гнев, - Ясуда-сан, чем вы кормите нас? Какой такой "полезной пищей"?! - он целенаправленно шел к объекту своих претензий, пока оторопевший повар пытался понять, как реагировать на чужую агрессию в свой адрес.
- Не отнекивайся, папаша, - злобно прищурившись, проговорил Акено и схватил мужчину за воротник белой форменной одежды, потянув на себя и вынуждая смотреть в глаза.
- К-коб-баяси-сан, - повар постепенно обретал дар речи, но ничего внятного он сказать не смог, - Мне очень жаль, что так вышло... я не знал, что у вас аллергия. А... на что именно? Скажите, пожалуйста... - конечно, он не может просто так взять и рассказать о том, что нарушает несколько пунктов из своей должностной инструкции, тем не менее на его лице отражалось очень искреннее сожаление, что безоговорочно подтверждало его причастность к случившемуся.
- Да если б я знал!!! - снова заорал инженер, явно теряя остатки терпения, он встряхнул повара, сжимая пальцами белую ткань, а затем с силой припёр его к стене, - Из-за вас, сволочи, не должна страдать моя квалификационная характеристика. А выходит именно так. Так что я заставлю тебя ответить за пренебрежение к регламенту!
Перепуганный повар начал бессвязно бормотать свои глубочайшие извинения, но так и не сказал ничего конкретного, он явно покрывал не только себя, возможно даже не являлся инициатором так называемого кухонного заговора, но он и не отрицал своей вины, это легко читалось в его глазах.
Взбешённый инженер почти дошел до желания ударить, его должно было хоть как-то успокоить простое физическое превосходство над оппонентом, но он только сильнее злился, потому что не получал желаемого ответа на заданный вопрос. Он пришел не ради того, чтобы выплеснуть эмоции, он пришел за восстановлением справедливости или хотя бы за торжеством мести.
- Бюро Общественной Безопасности, - от смысла этих слов и голосов их произнёсших, Акено вздрогнул, словно его окатили ледяной водой. Он совсем забыл о состоянии своего психопаспорта, точнее о том, что вспыльчивый характер когда-нибудь станет для него проблемой более серьёзной, чем разорванные с досады документы и перечёрканный в сердцах отчёт.
Инженер не успел ничего подумать или решить, нервно дёрнувшись, он быстро отпустил не менее шокированного повара и отступил от него на шаг. Это был неосознанный жест, демонстрирующий, что он не собирался причинять вред другому человеку. Однако, Кобаяси медленно осознавал, что всё-таки именно это он и собирался сделать. Это было ни с чем не сравнимое ощущение ужаса перед собственным деструктивным желанием.
– Акено Кобояси, в связи с повышением коэффициента вашего психопаспорта... - дальше он слушал с трудом, на этих нескольких словах его прежняя жизнь заканчивалась, ему даже пришлось себя заставить сделать следующий вдох и выдох, чтобы напомнить себе, что услышанный приговор ещё не означает смерть, - Не могли бы вы пройти с нами для полного выяснения причин?
- Д-да, - Акено утвердительно кивнул, движения были медлительны, будто он всё ещё боялся лишний раз шевельнуться под прицелом доминатора, впрочем так и есть, - Я... Ясуда-сан, прошу прощения, - прозвучало отрешённо, старший инженер даже не повернулся к повару.
Он не знал, что дальше делать, поэтому лишь неуверенно шагнул навстречу к женщине, которая явно была среди сотрудников Бюро за главного. Безвольно опущенные ранее руки, сейчас он приподнял и протянул вперёд, в добровольном согласии на арест.
"Зачем я... Ну, зачем?" - ничего кроме мысли обвинительной по отношения к себе же. Не нужно было затевать все эти разборки, а тихо смириться. Неужели сложно было? Наверное, сложно. Смирение было для него чем-то новым, доселе непонятным.
Кобаяси хотел было спросить о самом важном, о том, что с ним теперь будет, поместят ли его в реабилитационный центр или повезут в Бюро и будут допрашивать там. Допрашивать? Да, она сказала именно так. Акено не смог произнести ни один из волнующих его вопросов, а потом взяв себя в руки вовсе счёл их испуганно наивными, чего он не позволял себе никогда. Стараясь держаться уверенно и спокойно, он решил подождать конкретных вопросов от сотрудников Бюро или хотя бы дальнейших указаний от этих строгих, но определённо привлекательных дам. Да, только сейчас он посмотрел на двух инспекторов и двух исполнителей, как на людей, а не как на смертельно опасную длань правосудия.

[NIC]Kobayashi Akeno[/NIC][STA]КП 120[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/87kgu.png[/AVA]

Отредактировано GM (01.10.16 20:12)

+3

9

- Ещё он мог чем-нибудь заболеть или принимать нечто такое, что ослабило бы его пищеварительную систему и привело к реакции, похожей на аллергическую. Особенно стоит обратить внимание на то, пил ли он какие-нибудь седативные препараты. Сейчас их существует великое множество, и вполне возможно, некоторые из них были недостаточно изучены докторами. Кобаяси мог некоторое время не принимать их, пока лечился от отравления, и вот это, – Кодзуки ненадолго замолчала, чтобы все присутствующие услышали чью-то речь на повышенных тонах за дверью, - может оказаться побочным эффектом при привыкании. Это наверняка он: как минимум, именно так скорее всего будет разговаривать человек с резко поднявшимся уровнем стресса. Но это только теория, повара тут тоже могут быть замешаны. Вот только вызывали-то нас не к ним, верно?
Девушка успела осмыслить и дополнить свою версию событий прямо перед тем, как задержать уже наконец буйного «работника месяца».

«Надо же, мы как раз по адресу» - с небольшим облегчением подумала Сора, взглянув на поваров-людей и поваров-роботов, обрамленных различными принадлежностями для готовки и целыми батальонами грязных и не очень тарелок. Облегчение она почувствовала по большей части от осознания того, что ей теперь не придётся сильно отделяться от отряда, чтобы провести анализ еды и процесса её приготовления на кухне. В конце концов на таких крупных предприятиях «камбуз» вообще мог оказаться в другом фабричном корпусе.

Ненадолго отвлекшись от допроса, Сора с интересом рассматривала задержанного, пытаясь по его репликам и внешности угадать какие-либо черты его характера. Можно было назвать это разве что только попыткой психоанализа; ей просто хотелось использовать на задании какой-нибудь нестандартный метод для своих умозаключений.
Итак, в первую очередь на повестке дня весьма резкие слова Акено Кобаяси, аккурат за несколько мгновений до того, как ударная группа Бюро Общественной безопасности ворвалась на кухню по его душу. Учитывая фамильярность и агрессивность сказанного, честно говоря, Кодзуки не верилось, что он был честным работягой, для которого подозрительное отравление оказалось последней каплей, что переполнила его чашу терпения. «Это вряд ли», - Сора больше склонялась к тому, что их с Рисой клиент вполне мог обладать завышенной самооценкой, которая подверглась сейчас серьёзной опасности из-за неудачного стечения обстоятельств: ведь Кобаяси был лишён премии, о чём не могли не узнать его коллеги, давно работающие друг с другом. Возможно, Акено мог посчитать такой ход руководства публичным унижением себя любимого, даже если он действительно был причастен к браку в очередной партии сканеров. В своих размышлениях Кодзуки полагалась в основном на опыт – немалое количество тружеников-середнячков теряло стрессоустойчивость от осознания того, что такие пинки от судьбы можно получить даже в деле, предназначенном им свыше Сивиллой. Девушка не исключала, что такая перспектива могла маячить и ей, выбери она после выпуска что-нибудь другое из предложенного Системой. «Но Бюро, - полагала Сора, - окунает тебя в реалии жизни с самого первого дня карьеры.»

Предоставив Рисе и её доминатору фантастическую и, без преувеличения, почётную возможность поближе проникнуться бунтарским духом инженера-конструктора сканеров, Кодзуки, к ужасу поваров, решительно двинулась к центру кухни. Однако она выбрала не кратчайший маршрут, на долю секунды остановившись на середине пути над ухом Хирано Сендзи, который, наверное, даже для незнакомца выглядел человеком, который чувствует себя явно не в своей тарелке: - Рекомендую составить мне компанию, если не хочешь лишний раз раздражать Рису, - еле слышно сказала Сора, затем намного более дружелюбно обратившись к поварам, - Не стоит паниковать, возмутитель спокойствия больше не причинит вам вреда. Однако мне нужно хорошенько осмотреть помещение, ничего страшного, обычная следственная процедура. Для профилактики советую вам в ближайшее время воспользоваться любыми доступными средствами для снижения уровня стресса.
Кодзуки было даже немного жаль поваров: мало того, что они терпели оскорбления, угрозы, даже рукоприкладство. Так ещё им, можно сказать, повезло, что Кобаяси не успел довести и их до опасного повышения коэффициента преступности, иначе всем троим сейчас пришлось бы несладко. Но что она могла сделать? Как следователь -  отключить их выстрелом из доминатора, если бы ситуация двинулась по рельсам «плохого» сценария. Как обычный смертный по имени Кодзуки Сора – наскрести внутри себя горсть дружелюбия, что она и попыталась сделать.
Выпустив из чемодана роботов-шпионов, Сора с помощью планшета постаралась откалибровать их алгоритм поиска улик под конкретно это кухонное помещение. Человеческим же невооружённым глазом разве что был заметен небольшой беспорядок, которые повара не ликвидировали из-за визита Акено, и больше ничего. Неудивительно – с момента происшествия уже прошло достаточно времени, чтобы ликвидировать заметные причины его возникновения, если они, конечно, вообще были.

[AVA]http://sh.uploads.ru/LEX8W.png[/AVA]

Отредактировано Kozuki Sora (04.10.16 23:33)

+5

10

- Мы работаем, проснись.
Сендзи медленно, с усилием зажмурился и резко открыл глаза.
- Исполнитель Хирано, понял, выполняю, - беззвучно пошевелил он губами.
Инспекторы обсуждали инженера.
Инженер? Один жалкий инженер?! Смешно! Виновны все! Повиснув на поводке Сивиллы, они разучились видеть дальше собственного носа. Люди готовы вечно латать дыры в тонущей барже, лишь бы их хрупкий мирок никогда не покинул этой зоны комфорта, с их одеждой без переодевания, квартирами без уборки, едой без консервантов и сексом без прикосновений. Какая чушь! Они могли исследовать бесконечность космоса, они могли излечить любой недуг в мире, и что они предпочли? Решать, кто хуже большинства, искать способы убить быстрее и кровавей?
Хотя, с другой стороны, а чего можно было ожидать? Люди гораздо охотнее сбиваются в стайки, чтобы расправляться с одиночками, нежели строить и лечить. Таковы их тайные желания, сколько бы они не прикрывались защитой справедливости. Тем ценнее бриллианты, которые можно выловить в этой грязной луже человеческих сборищ. Но в такой толпе понадобится огромная удача, чтобы повстречать такой бриллиант, хотя бы один... Таких совпадений в жизни попросту не бывает.
Коллеги уже ворвались на кухню. Сендзи держался на расстоянии вытянутой руки за спиной Соры, доминатор наготове - протянуть руку, оттолкнуть, выстрелить, - но он чувствовал, что сейчас до этого не дойдёт.
- Совпадение, чудесное совпадение... - его глаза неспешно переключались с одной детали обстановки на другую, голова при этом оставалась неподвижной. Инспектор Кодзуки пулей пронеслась мимо него.
- Рекомендую составить мне компанию, если не хочешь лишний раз раздражать Рису, - шепнула она.
Сендзи удивлённо поднял бровь, оглянувшись посмотрел на коллегу-исполнителя, затем на инспектора Аоянаги.
Внезапно его осенило, как избавиться от наваждения проклятого дня. Быстро оценив оправданность наказания за своевольничество и неуставные отношения, он показательно изрёк в полуобороте, не сводя глаз с инспектора.
- Раздражать инспектора Аоянаги? Ну что вы, инспектор Кодзуки, ни в коем случае! - Сендзи пару раз взмахнул перед собой воображаемым платком и  чуть склонил колено в позе европейского традиционного поклона. Когда он выпрямился, лицо его было серьёзным. - Она слишком занята расследованием этого невероятнейшего совпадения с бытовым отравлением на стратегически важном предприятии.
Сендзи отвернулся и в несколько резких шагов нагнал девушку.
- Командуйте, инспектор. Моё дело - марать руки, чтобы вам легче думалось.

+2

11

Мы не люди. При исполнении – мы иной вид под названием «чиновники». Главное стоит осознать это и избавиться от ненужных эмоций, не свойственных как работе, так и самому себе.
Характер... он постепенно обнаруживает свою направленность «вовнутрь» и, коль скоро это слово приходит в сопряженность с «внутренним» человеком, строит это внутреннее извне – с внешнего и поверхностного. Напротив, характер строится изнутри наружу: «характером» именуется заложенная в натуре человека основа или основание, ядро, как бы порождающая схема всех человеческих проявлений, и расхождения могут касаться лишь того, есть ли в «характере» самое глубокое в человеке что делает его самим собой, или же в его внутреннем втором «я» есть еще более глубокое начало, что именуется долгом.
Глаза, выражающие твердую волю, целенаправленно устремились к эпизодическому персонажу данного акта – Акено Кобояси, у которого от начала и до конца всё сопровождалось человеческими эмоциями: презрение, недовольство, гнев, страх, сожаление... и на этом не заканчивался список, а лишь начинался. По его глазам было легко заметить, что пугало больше всего незнание дальнейшей собственной судьбы, о которой не подозревал несколько минут назад, когда заходил на кухню с целью разобраться с изъяном своего негодования. Акено даже и не подозревал, что когда-либо окажется в подобной ситуации, ведь до сего момента этот человек был добропорядочным сотрудником, стоя в приоритете у начальства с самого его основания до этого неприятного для него самого инцидента, который, собственно, и привел человека с повышенным коэффициентом психопаспорта в текущее столь неприятное положение – оказаться под прицелом доминатора Бюро Общественной безопасности, среагировавшие довольно оперативно. В рядах исполнителей закона присутствовала довольно сильная личность с не свойственно ей мужественностью и уверенностью для женщины. Именно она была руководителем данной операции, и именно она принимала решения дальнейших действий как себя, так и коллег, присутствовавших также в данном цикле происшествий, служивших ей всегда твердым плечом, но среди них находился человек, которому Аоянаги безусловно доверяла как самой себе – Рёго, Козуки Рёго. У Рисы и Рёго достаточно длинная цепь общих воспоминаний, которые для женщины были не просто шестеренками, а целым механизмом, превращавшийся постепенно в нечто драгоценное, желавшее хранить длительное время. Но в такое сокровище Риса закладывала не только ленту воспоминаний с Рёго, но и с другими коллегами, которые ей также были дороги и ценны. Однако с Козуки у них были несколько иные отношения по сравнению с другими товарищами, но это уже другая история... И всё же Аоянаги Риса создала из второго подразделения Бюро нечто большее, нежели отдел из скрупулёзных сотрудников инспекции по борьбе с преступным миром, Аоянаги создала семью, по-настоящему дружную семью, отличавшуюся заботой и доверием друг к другу, что не немаловажно при такой ответственной работе.
Инспектор второго подразделения в своих предыдущих спонтанных действиях не ошиблась – цель все же пошла на контакт, а из этого следует, что можно будет вести дальнейший диалог, который приведет к разгадке. Достаточно ухватиться за самый конец нити, и в последующем она приведет нас к его началу. Но для того, чтобы это органично осуществить стоит уединиться в наиболее подходящей комнате для беседы, которая была именована как «допрос». Да, именно его Риса упомянула при первом обращении к сотруднику фабрики.
– Кобояси-сан, – на более официальную форму перешла инспектор, снова делая ответный шаг навстречу, – в таком случае пройдемте в наиболее подходящую комнату, не вовлекая в наш диалог и без того напуганных поваров, – предложила..., нет, более утвердительно произнесла Риса, просчитав ситуацию, где Акено и без того в ближайшее время не проявит попытки сопротивления, а «жильцы» кухни все еще были в замешательстве и напуганы и это могло помешать допросу.
Прежде чем покинуть кухню Риса, не соблюдая субординацию, подошла к Хирано и однофамильцам её семьи, где дала им дальнейшие указания:
– Рёго, Сора, Седжи, я хочу, чтобы вы прочесали данный периметр в поисках каких-либо зацепок, приблизивших нас к разгадке дела, так как возможно, что в этом деле помимо самой кухни есть что-то ещё... что-то, что мы могли не принять во внимание. А я тем самым допрошу нашего главного подозреваемого, вероятно, тет-а-тет он будет менее скован и что-то сможет рассказать, поэтому я надеюсь на вас, ребята, – последние слова были произнесены с такой интонацией, что, казалось, их говорит человек явно не равнодушный к обращающимся, ведь они были произнесены с надеждой и верой в своих родных, что не могли не принять во внимание эти трое. Естественно, редко встретишь инспектора, обращающегося к исполнителям как к равным по статусу. Точнее говоря, для Рисы статус «инспектора и исполнителя», или как у второго подразделения заведено «Балто и Чипс» имели последнее значение.
– И, будьте осторожны, – это было последнее, что произнесла Аоянаги будучи в данной комнате, но этот момент не мог прозевать никто, так как «на прощание» уголки губ Рисы растянулись в легкой улыбке, которая привлекла коллег.


Пройдя некоторое неопределенное расстояние Кобояси и Аоянаги всё же смогли на не малой фабрике по производству сканеров найти подходящую комнату для «беседы», идеально скрывающую посторонний шум, исходящий на протяжении всего расстояния сюда от неустанно работавших дронов.
– Что же, Кобояси-сан, присаживайтесь, – указала на стул инспектор, где тем самым сделала тоже самое, присев напротив интересовавшего её объекта. Чтобы хоть как-то скрасить эту напряженность Аоянаги поинтересовалась:
– Этот зал вы задействуете для совещаний или используете для других целей?
Её голос не казался таким бесстрастным, каким был изначально. Положив обе руки, скрепленных в замок, на стол, находящимся по середине помещения, инспектор взглянула на Акено совершенно не враждебно к нему настроенным, что показалось ему весьма необычным явлением среди работников БОБ.
– Прежде чем начать, я бы хотела устранить некоторые недоразумения, которые могли у вас сложиться. Я не хочу и не буду вас допрашивать словно рецидивиста, это не так. Я лишь хочу с вами побеседовать для полного сложения картины происходящего, и, в данном случае вы, рассказав все что вам известно, поможете не только следствию, но и самому себе, тем самым постепенно приведя свой психопаспорт в норму каким он и был на протяжении всей вашей службы. Не вините себя в происходящем, ведь человеку свойственно ошибаться, иначе мы и не назывались людьми, верно?

Отредактировано Aoyanagi Risa (23.10.16 01:05)

+2

12

Работа их чудесного подразделения шла своим традиционным чередом. Сработанная команда, да-да. Приятно жить иллюзиями или хотя бы верить в них. Рёго последние несколько лет верил с трудом, и это очень усложняло его жизнь на доблестной работе. Он слишком много раз видел, каков срок жизни любой сработанной команде - три года уже рекорд. Кодзуки не должен был вообще задумываться, и тем более его не касались вопросы подбора сотрудников для их важной работы, но у него было восемь лет опыта и статистики, которые говорили ему, что абсолютное большинство приходивших работать в Бюро делились на две категории: одни выдерживали год-два, другие тянули бремя, пока не упадут, как измученный вол, лет через десять. Именно десять - недаром господ инспекторов после десяти лет службы отправляли на честно заслуженное повышение. Исключением на памяти Рёго был только старик Масаока. Он был настоящим детективом, такими должны были бы быть они все - так Кодзуки думал.
О том, что его личные десять лет истекали в этом году, думать как-то не хотелось. Мало ли, может, это не смерть идёт за тобой, а ты сам шагаешь к ней. Хотя, чёрт знает, может, так и есть. Умирать, правда, пока не хотелось, и это было спасительным кругом, который держал исполнителей многие годы на плаву в этом море... кхе.
Скоро инспектор Аоянаги уйдёт в мифические высоты Министерства. Вот чёрт, он работает с ней восемь лет. Чуть ли не с того дня, как решительной юной женщиной она пришла в подразделение после подготовки. Он тогда был уже не новичком, но всё ещё самым молодым исполнителем в подразделении - если не по стажу, то по возрасту, и это был тот ещё статус, но не об этом речь. Его сразу поставили в напарники к Рисе, и Рёго был только рад сбежать подальше от сварливого старого мудака, хотя "далеко" это не назовёшь. Но в любом случае с ней было попроще. А потом она ему понравилась. Он вздохнул, подумав, что со своей мягкотелостью мог только надеяться, что давить будут меньше. Будь он твёрже, его жизнь вообще была бы другой... Но что об этом думать, если уже не будет.
Кодзуки тряхнул головой и понял, что выпадал из реальности на всё то время, что Аоянаги общалась с инженером. Она не стала стрелять или отдавать приказ сделать это, что само по себе было внезапно, так что Кодзуки опустил доминатор с удивлением.
"Допрос? Но..." - на лице Рёго никак не отразилась прозвучавшая внутри мысль. Вместо этого, убедившись, что инженер не агрессивен, Кодзуки переключил своё внимание на инспектора, внимательно выслушав её приказ и понимающе кивнув. Он задержался рядом с ней чуть дольше, чем коллеги, и это было просто привычно и естественно - он был чуть больше напарник ей, чем коллеги, он едва ли не всегда ездил с ней на любой вызов как напарник.
- Понял вас, Аоянаги-сан. Я осмотрюсь на фабрике. И вы тоже будьте осторожны, инспектор, - совершенно серьёзно добавил он так нехарактерно для себя, ведь по большей части он старался не говорить не по делу, хотя думал наоборот больше о своём. Украдкой улыбнувшись, он развернулся к коллегам на голос второго инспектора. Кодзуки Сора, которая с самого начала подозревала во всём кухню, кратко предупредила сотрудников о необходимости обследования помещения и выпустила на свободу выводок мелких дронов-криминалистов. Рёго стоило бы не задерживаться и заняться собственноручно выбранным делом, но он задержался чуть дольше, глядя на реакцию сотрудников кухни. Дронам, как нетрудно догадаться, было пофигу, потому что они железные, а вот люди как-то занервничали.
- П-простите, но не понимаю, зачем нужна эта проверка. Нам нужно работать, вы же понимаете, - вперёд выступил тот самый повар, которого минуту назад инженер держал за грудки. Мужчина, ещё не до конца отошедший от нападок Кобаяси, явно нервничал и выглядел совершенно искренне. Второй повар нерешительно стоял в стороне, каким-то отстранённым взглядом оглядывая кухню. - Что вы... что вы ищете?..
Никак не прореагировав, оставляя всё на совести коллег, Кодзуки вышел с кухни и, когда дверь за ним закрылась, прислонился спиной к стене, медленно выдыхая. Затылком он чувствовал прохладу, а доминатор отчего-то показался тяжёлым.
- Нужно двигаться... Ещё б я понимал, что я ищу и зачем мы вообще взялись выяснять, отчего у инженера случилась аллергия. Какое нам дело-то... - Рёго бубнил себе под нос, неожиданно наслаждаясь минутами одиночества, в которые можно было проявить бунтарский душ и поворчать. Ещё раз вздохнув, он оторвался от стены и огляделся, решая, куда пойти, но его маршрут оказался коротким - он едва ли прошёл до дверей соседнего помещения, когда его привлекли звуки.
"...  расследованием этого невероятнейшего совпадения с бытовым отравлением на стратегически важном предприятии", - вспомнились ему слова Хирано, когда он поднял руку, чтобы открыть двери.
"Бытовые случайности бывают везде, но что если в этих словах есть смысл?" - исполнитель прибрал доминатор ближе к телу, чтобы он не был сразу заметен, и открыл дверь. За ней был, судя по всему, склад, и он в данный момент не пустовал.
- Сходи к Ясуда-сану, скажи, чтоб забирал ... - один из двоих парней, стоявших над несколькими контейнерами, заметил Кодзуки и осёкся. - Кто вы? - спросил он настороженно, и Кодзуки как ни в чём ни бывало вытащил свободной рукой удостоверение сотрудника Бюро из внутреннего кармана.
- Кодзуки Рёго, Бюро общественной безопасности. Хотел бы узнать,что в контейнерах. Они ведь для повара, верно? - "Ясуда-сан" - так назвал старшего повара инженер.
Парни заволновались, Рёго сразу это заметил. Также, как и повара, когда их кухню начали проверять. С одной стороны - ничего удивительного в этом не было. С другой, они ведь что-то ищут, верно?
- Бюро общественной безопасности?.. Что-то случилось? - вопрос прозвучал с совершенно искренним беспокойством, и парни расступились, хоть и без энтузиазма, перед решительно прошедшим ближе исполнителем.
- Не о чем беспокоиться, всё в порядке. - с этими словами он открыл один из контейнеров, и на следующие мгновения время как будто застыло. Рёго замер от неожиданности, двое сотрудников предприятия замерли в нерешительном волнении. В контейнере был картофель.
"Хммм..." - в одном этом звуке про себя Кодзуки выразил подборку очень простых вариантов причины их "преступления", исходя из этой находки. Он собирался не показывать реакции, но, видно, это у него не вышло, потому что сотрудник, который, судя по всему, был главным, сделал шаг назад.
- Оставайтесь на месте, - коротко бросил Кодзуки, вскидывая голову и напрягая руку с доминатором так, что готовность вскинуть его в любой момент была очевидна.
Наличие овоща на предприятии не было никаким преступлением само по себе, это так. Но оно означало, что схлопотать аллергию инженер мог без проблем. Если не на сам этот картофель,то на другой продукт, который тут тоже вполне может быть.
- Инспектор Кодзуки, - проговорил исполнитель, движением пальцев вызвав коллегу через портативный терминал. - Мне тут на складе встретился интересный груз.
Он не знал, что буквально секундами раньше маленькие дроны обнаружили в кухне органические соединения растительного происхождения, не содержащиеся в гипер-овсе.
[NIC]Kozuki Ryogo[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/gIiKE.png[/AVA][STA]Chips 4[/STA]

Отредактировано GM (04.11.16 21:10)

+4

13

Инженер встретил заинтересованно изучающий взгляд инспектора с необычным и немного вызывающим цветом волос. Кобаяси не мог даже предположить, о чём она думала в этот момент, на её лице он не нашел отражения каких-либо эмоций по отношению к себе, ни обвинения, ни сострадания - строгий анализ его поведения и только. Как ни странно, это успокаивало. Если бы человек, имевший некую власть над чужой жизнью, имел собственное пристрастное мнение, то это бы беспокоило. Однако, инспекторы Бюро Общественной Безопасности производили впечатление очень рациональных и ответственных людей, безусловно избранных Сивиллой для такой сложной работы за свои исключительные личностные качества. Акено никогда раньше не сталкивался с Бюро, ему было не с чем сравнивать.
- Кобояси-сан, - услышав обращение, он сразу перевёл взгляд на инспектора Аоянаги, кажется, так её зовут, стоило запомнить, раз уж им предстоит долгий разговор, - В таком случае пройдемте в наиболее подходящую комнату, не вовлекая в наш диалог и без того напуганных поваров.
На упоминание поваров Кобаяси среагировал снова не совсем адекватно, бросив хмурый взгляд на Ясуда-сана, но сразу поспешил отойти ещё дальше, ближе к выходу с кухни, старательно игнорируя дальнейшие разговоры сотрудников Бюро с поварами и между собой. На мгновение ему даже захотелось позорно сбежать с кухни, не с целью побега от правосудия, хотя может быть было в этом некоторое подсознательное стремление, он подумал, что просто хочется уйти отсюда, потому как поваров он всё ещё винит во всём этом аллергичном недоразумении, из-за которого к его правоте теперь как-то пренебрежительно относится начальство.
Кобаяси ориентировался на фабрике, как у себя дома, поэтому сам выбрал и предложил подходящее помещение. Он выглядел более собранно и уверенно, чем несколько минут назад, когда осознавал свою излишнюю эмоциональность, потемнение психопаспорта, неизбежность курса реабилитации и возможное завершение своей карьеры. В этом была заслуга инспектора, ему действительно стало спокойнее, после того как они остались наедине и она мягко сменила официальный тон на более человечный, искренне заинтересованный в том, чтобы если не помочь, то как минимум разобраться в происходящем.
- Да... этот зал используется и для совещаний и для более личных нерабочих мероприятий, - он вздохнул и откинулся на спинку стула, опуская взгляд, словно сдаваясь и уступая, хотя никакого открытого напора со стороны инспектора он уже не ощущал. В подтверждение этого формального примирения изначально враждебных по своей сути сторон - инспектора и латентного преступника - Аоянаги-сан сообщила задержанному свои намерения и убедила его в том, что происходящее не так фатально для его судьбы, как ему казалось с первой секунды их встречи.
- Верно, - тихо проговорил и согласно кивнул, после чего немного подумал, поправил очки и снова посмотрел инспектору в глаза, надеясь найти в них большее понимание, чем уже было ему даровано по воле случая, - Аоянаги-сан, я могу показаться вам странным или помешанным человеком, но меня очень сильно задевает, когда дело касается моей работы, то есть того, во что я вложил много своих сил и времени, того, в чём я уверен как в самом себе. Дело в том, что на прошлой неделе я производил тестирование очередной партии готового к эксплуатации оборудования, по результатам которого всё было в полном порядке, о чём и свидетельствовал мой отчёт. Однако, через пару дней со мной случилась эта нелепая аллергия и мне было действительно паршиво, я был временно не способен выполнять свою работу. По возвращении с больничного, я обнаружил совершенно другие данные в отчётах, за которые я ответственен. Но. Я совершенно точно помню, что данные были не такими. Руководство просто отмахнулось от меня, списав всё на плохое самочувствие, усомнилось в моей профессиональной компетенции. Это меня сильно... разозлило.
Кобаяси немного растерялся, как продолжить свой рассказ, понял что начал слишком издалека, хоть и коснулся самой сути, сейчас он упускает причинно-следственную связь. Ведь, он инженер, человек с техническим складом ума, он стремится логически структурировать любую информацию, а в данном случае - набор последовательных фактов.
- В итоге я пытался добиться справедливости. Я помню, что примерно год назад, на нашем предприятии завелись сторонники здорового питания или чего-то в этом роде. На тот момент мне было совершенно всё-равно, чем они тешатся, лишь бы это не мешало их работе. На сколько я помню, руководство фабрики не одобрило изменения в рационе питания, но мне кажется, что изменения всё-таки постепенно произошли, хотя раньше у меня не было такой реакции на стряпню наших поваров. Впрочем, я не часто там ем. И не в этом дело. Я счёл поваров повинными в том, что ко мне не прислушивается начальство. По поводу отчётов, которые я проверял ведь... Понимаете? Я не мог ошибиться! - он заметил, что повысил голос и осёкся, снова глубоко вздыхая, - Впрочем, сейчас это уже не важно, наверное. Если наши повара что-то намудрили на кухне, то им грозит как минимум - обыкновенный штраф, или как максимум - увольнение, но никак не реабилитационный центр. А вот мне... мне жаль, но Сивилла права, наверное, я готов был совершить преступление.
На этом чистосердечном признании он замолчал, ожидая от инспектора комментариев, вопросов, а может быть дальнейших распоряжений - теперь его жизнь напрямую зависела от решений этой женщины, которая не была ему шефом или близким человеком, но казалась благонадёжнее любого из перечисленных.
Может быть, такая вера людей в Сивиллу и прямых исполнителей её воли и создаёт идеальное общество?

[NIC]Kobayashi Akeno[/NIC][STA]КП 120[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/87kgu.png[/AVA]

Отредактировано GM (05.11.16 01:25)

+3

14

- Ты сегодня сам не свой, - пояснила Сора, легко покачав головой. Её интонация была участливой, что попадало в рамки публично дозволенного в их с Хирано отношениях, но она всё равно на всякий случай решила увести свою мысль немного в другое русло. Отчасти потому что в свидетелях были не только случайные работники фабрики, но и Риса и Рёго, так что при них на всякий случай стоит перестраховаться. – Напомню, пожалуй, что у меня есть некоторые подозрения насчёт кухни. Понятно, что Кобаяси это не оправдывает, но мне бы не хотелось упускать ниточку с гипер-овсом. Так что очень даже советую мне помочь и попробовать всё же немного отвлечься, думаю, это может пойти тебе на пользу.

Несмотря на все неприятные детали работы инспектора, Соре нравилось здесь работать. Бюро отличалось тем, что рутина его была даже в радость. Действительно, лучше уж сопроводить на лечение сотню вот таких переработавших трудяг, которых просто что-то выбило из колеи, чем расследовать, к примеру, одно «дело об образцах». Но даже если и по долгу службы встречалась что-то из ряда вон выходящее, Кодзуки знала, что всегда может положиться на Рису. Во многом дружелюбная атмосфера во втором подразделении – это именно её заслуга, что, кстати говоря, весьма недурно стабилизировало цвет психопаспорта Соры. Так что вот такая работа в команде, случающаяся не так часто, как хотелось бы, действовала на девушку ободряюще и напоминала о тех славных деньках, когда она только-только стала инспектором.

Впрочем, не будем слишком глубоко нырять в омут ностальгии: всё-таки одним глазом необходимо следить и за тем, что происходит там, на поверхности. Аоянаги уже отбыла на разговор по душам с провинившимся неспокойным инженером, оставив на остальную часть сегодняшней команды все прочие полевые работы, и тут же настал черёд Кодзуки побыть «экспертом по связям с общественностью», потому что от делегации поваров поступили некоторые вопросы.
- Я понимаю ваше беспокойство, но поверьте, мы совершим осмотр в ваших же интересах. С овсом могло что-то произойти по дороге от склада до желудка Акено Кобаяси, и наша цель – доказать, что кухня не имеет отношения к происшествию. Не исключаю, что мы идём по ложному следу, и Кобаяси-сан расскажет некоторые дополнительные интересные подробности, но этим уже занимается моя коллега. Поверьте, мы взялись за это, как раз чтобы закончить всё быстро и не мешать рабочему процессу, - Сора рассчитывала, что немного иронии и безграничное уважение представят её в выгодном свете. Но от чего-то ей стало немного неприятно, как будто она на самом деле только что очень нагло соврала этому человеку. 
Это ощущение имело зерно здравого смысла, потому что пока никакой новой информации не было получено никакой новой информации ни от аналитиков Бюро, ни от фигурантов расследования, а значит кроме Акено подозрительной личностью может оказаться кто угодно. Всё вполне может быть шкатулкой с двойным дном, на предмет которого инспекторы и исполнители сейчас прощупывают это дело.

Запустив процесс сканирования помещения дронами-помощниками, Сора кивнула Сендзи в знак того, что он может начинать мониторить собираемые данные. По инструкции, возможно, стоило бы и опросить поваров, но девушка оставила это на потом, тем более что на выручку всегда может прийти аналитический отдел, которому не составит труда выудить всё нужное.
Кодзуки подумывала, стоит ли спрашивать у Хирано о предварительных результатах осмотра, но пока решила не сотрясать воздух глупыми вопросами. «Не факт, что здесь вообще есть улики, а если и есть – то они вряд ли будут оставлены на виду прямо перед нашими лицами, что говорит о достаточно длительных поисках. Но любопытство никуда не исчезнет, поэтому гляну хотя бы одним глазком на найденное со своего КПК.»

И – бинго!

- Ты тоже это видишь? – Сора обратилась к напарнику несколько озадаченно, так как не ожидала, что её предположения подтвердятся, да ещё и так стремительно. К тому же ещё и Рёго обнаружил кое-что подозрительное вдогонку к дронам-криминалистам.
- Инспектор Кодзуки, мне тут на складе встретился интересный груз.
- Мы с исполнителем Хирано тоже не скучаем, - с долей иронии ответила инспектор, - Нашли остатки какой-то органики, дроны проводят анализ вещества, но это явно не гипер-овёс. Судя по голосу, у вас есть кое-что более занимательное для расследования? Если необходимо, то я обязательно подойду.

+2

15

Повышение коэффициента преступности инженера важного стратегического предприятия; следы посторонней органики на кухне; партия натурального картофеля, прибывшая на склад; и списанная партия сканеров, об ошибке в отчётах по которой заявлял латентный преступник. Это дело было настолько же ясным, насколько и сомнительным. Формально задачей Бюро было лишь задержать нарушителя спокойствия, всё остальное, раз не сказывалось на психопаспорте участников, не являлось преступлением. Фактически же второе подразделение Бюро предпочло не быть слепым к происходящему. Это могло быть тратой времени - картофель на кухне грозил штрафом, но не был работой Бюро, но могло быть и ниточкой, ведущей к настоящему преступлению, - если инженер был в своём уме, его заявление об искажении его собственных отчётов во время вынужденного отсутствия на рабочем месте стоило проверить.

http://sg.uploads.ru/M48dS.png
Maru Tasuku / Мару Тасуку

- Инспекторы, надеюсь вы там закончили, - голос дежурного аналитика Мару раздался сразу для всех членов подразделения. Очевидно, из расчёта на наименее занятого расследованием сотрудника. - Предупреждение о повышении уровня стресса, тоже пригород. Ехать вам.

В связи с поступившим срочным вызовом, второе подразделение было вынуждено продолжить расследование инцидента на фабрике по производству сканеров позднее, уже в условиях здания Бюро общественной безопасности.

По итогами проведённых на месте происшествия действий:
- задержан Кобаяси Акено, один из ведущих инженеров фабрики. Коэффициент преступности: 120. Был доставлен в Бюро для дальнейшего допроса.
- изъяты образцы натурального картофеля из партии, поступившей на склад фабрики. Были доставлены в Бюро для исследования.
- изъяты образцы органики с кухни фабрики. Были доставлены для исследования в лаборатории Бюро.
- руководство фабрики оповещено об обнаруженных продуктах. На данный момент на фабрике ведётся жесткий контроль за соблюдением всех регламентов.

Подробный отчёт о расследовании был составлен инспектором Кодзуки Сорой и направлен главе Бюро Общественной Безопасности. Расследование по подозрению на несанкционированное вмешательства в работу предприятия было проведено, однако доказательства не были найдены.
Официально данное дело закрыто.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Завершенные эпизоды » 29.12.2112 "Новогодняя премия"