Вверх
Вниз

Psycho-Pass: justice will prevail

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Альтернативная реальность » [Хельм] 01.07.2660. Попробуй сломать - ты скорее сломаешься сам.


[Хельм] 01.07.2660. Попробуй сломать - ты скорее сломаешься сам.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


http://s4.uploads.ru/QfZqs.png
ПОПРОБУЙ СЛОМАТЬ - ТЫ СКОРЕЕ СЛОМАЕШЬСЯ САМ
Carmen J. Zaragoza, Kuro Saito (Makishima Shogo)
♫ Flёur – Камень

01.07.2660 - 15.07.2660 (Джосс - 3 курс, Куро - 5 курс).
+18 по Цельсию, ясно и солнечно.

«Современные студенты вместо того, чтобы постепенно грызть гранит науки во время семестра, предпочитают получить этим гранитом по башке непосредственно перед экзаменом. Однако, некоторые преподаватели способны заставить студентов призадуматься заранее, поставив их в пару для выполнения практического задания, в ходе которого у студентов однозначно не будет иного выбора, кроме как научиться делать всё, что нужно преподавателю».

СТАТУС ЭПИЗОДА: ОТКРЫТ

[AVA]http://s2.uploads.ru/J3VZj.png[/AVA][NIC]Kuro Saito[/NIC]

+1

2

Под глазами Жозефины пролегла такая тень, что поверить в ее красоту, право, непросто. Колтун из спутанных волос она то и дело теребит, словно желая расчесать и уложить пятерней непослушную гриву - безуспешно, естественно. Даже одежда, пропахшая пылью дорог и не стиранная с последнего путешествия, буквально вопит о пренебрежении своей хозяйки ко всему, что обычно важно девушкам ее возраста - к самой себе, к комфорту окружающих, к вниманию мужчин.

Жозефине целых девятнадцать лет, и она хорошо знает, чего хочет от жизни. Сидеть на скучных лекциях - не хочет точно, равно как и посещать не менее тоскливые практикумы, где все, что только может показаться ей увлекательным, дается играючи и немедленно, а все прочее - не получается вовсе. Она хочет вернуться в последний мир - так похожий на ее родной, мрачный, погруженный в бесконечность распрей и войн, в которых одни люди убивали других во имя каких-то высоких идеалов. Идеалов и слов о Боге Кармен не понимала, но костры горели ярко, а кровь не окропляла землю - заливала рекой.

Если бы не соседка по комнате, устроившая с утра настоящий скандал по вопросу целесообразности хранения гниющих людских конечностей на территории общежития, Кармен предпочла бы сладкий сон. Увы, не сложилось. Немного досадно, что фурия эта наверняка уже выбросила все, что ей не по нраву, она так делала всегда. Немного, не более. Возможность не слышать визг Жозефина ценила больше своих трофеев, а компания Профессора была откровенно предпочтительнее общества драгоценной соседки.

- Сарагоса, Куроганэ, в пару, - прерывает мужчина девичьи размышления. Жозефина остро реагирует на свою фамилию, но в упор не слышит чужую, не запоминает, не пытается даже взглядом найти партнера. Стоит истуканом у стенки, не шевелится, не торопится, вынуждая напарника, навязанного преподавателем, подходить самому.

Он высокий и статный, - признает она, рассматривая подошедшего. Он старше и сильнее, должно быть, но всего лишь человек, и первым чувством к нему становится пренебрежение. Кармен смотрит снизу вверх: глаза в глаза, золото к золоту, один упрямый взгляд с другим – и разве что искры не высекаются от этого столкновения.

Жозефине всего девятнадцать, она совсем не знает людей и еще не понимает, с кем, с какой волей столкнулась, но самоуверенности ей не занимать. Ей совсем не страшно и даже ни капельки не интересно – юная мисс Сарагоса не робеет перед студентами старших курсов. Чего уж там – она не боится ни преподавателей, ни даже тех опаснейших тварей, которых порой встречает в новых для нее мирах.

А еще Жозефина твердо знает, что нападение – лучшая защита, и уже сейчас мысленно опутывает незримой паутиной безымянного старшекурсника, лишая его магических сил. Зрительный образ – для лучшего осязания, для прочности связей, для несокрушимости поставленного блока.

Поза ее меняется: горделиво расправляет она обманчиво худые плечи, задирает нос, разве что не улыбается победно - едва-едва трогает скупое на мимику лицо тень неосторожной улыбки. Теперь-то все будут знать, что не нужны Кармен Сарагосе никакие бессмысленные занятия – она сама все умеет, сама все знает, а уж всяких человеческих мальчишек она и вовсе заблокировать может, не шевельнув и пальцем.

+1

3

Встречи с профессором ментальной магии не были включены в официальное расписание Сайто, но были рекомендованы его дипломным руководителем и самим деканом факультета. Так что деваться им друг от друга было не куда, тем более, что для обоих это был полезный жизненный опыт.
- Куроганэ, - вкрадчиво наставительный тон служил своеобразным намёком студенту, что можно не только слушать, но и поднять взгляд на преподавателя, предусмотрительно установившего ментальную защиту, - Я не выпущу тебя из академии, пока ты не научишься контролировать блокировку.
"Ну, мааам", - очень хотелось простонать в ответ, но Куро молча посмотрел в глаза профессору и понял, что тот был предельно серьёзен в своих заявлениях.
Такой вот разговор состоялся незадолго до общего сбора на практическое занятие, где преподаватель решил объединить своих студентов с разных курсов. Стоит отдать ему должное, он умел найти подход к каждому своему ученику, даже к самому проблемному, за это Куро его уважал особым образом. Несмотря на небольшую деталь в общей картине их взаимоотношений - профессор путал имя и фамилию своего самого способного и самого ленивого студента. Куроганэ Сайто или Сайто Куроганэ? Только японец разберётся, да. К последнему курсу, когда он вспоминал свою прошлую жизнь, мир, страну, родной язык... к этому времени уже стало не важно, как его именуют в стенах академии.
"Сара-что-то-там," - на слух ему было сложно запомнить, поэтому он поспешил найти того, кто среагирует на услышанную фамилию. Нашлась невысокая брюнетка, на вид хрупкая и стеснительная, страдающая высоким уровнем неряшливости. Однако, первое впечатление не оправдалось уже тогда, когда Сайто подошел ближе и встретился с ней взглядом.
"Горделивое высокомерие и самоуверенное упрямство", - коротко классифицирует столь знакомые и даже родные черты, с удивлением осознавая идентичный цвет глаз, - "Забавно".
- Ты выглядишь так, словно это не я сейчас лишил тебя способностей, а ты меня, - с усмешкой проговорил, чуть склоняя голову на бок и продолжая изучать напарницу, медленно сползая взглядом с головы до ног, попутно оценивая фигуру, безусловно.
Они оба не могли заранее знать, что преподаватель выбрал их в пару именно по причине схожести способности. Хотя, помимо этого, на их ярком примере можно было смело изучать зависимость магического дара от характера личности. В самом деле, сама логика подавления чужих способностей подразумевает под собой сильную волю, желание власти, ощущение превосходства - всё ж едино.
- Сенсей хочет, чтоб я научился это контролировать, а мне откровенно лень, - прямолинейность как она есть, хотя он не стремился к пониманию, иначе не стал бы употреблять заведомо неизвестное собеседнице слово, ставшее неким прозвищем для профессора, на его родном языке, на котором здесь не говорят, - А у тебя какое практическое задание? Иль он абстрактно велел оттачивать имеющиеся навыки?
"Причесать бы тебя", - мысль его живёт своей жизнью, достаточно разгульной, к слову, - "Нет, для начала отмыть, потом приодеть, и только в конце причесать. Лучше не красить. Цвет волос мне и так нравится. Глаза подчёркивает".
За размышлением о том, можно ли из созерцаемой несуразности сделать женщину, Куро отчётливо ощущал нарастание напряжения. Она вполне ожидаемо разозлилась, он тоже таил в себе агрессивность, но сейчас его эмоциональный фон был саркастичным и даже весёлым, в противовес её недовольству.
- Ну, что ты на меня так смотришь, как удав на охуевшего кролика? - он не представляет насколько точен бывает в случайно подобранных описаниях. В голове Куро действовал один простой закон обработки информации: забавные карикатуры, нарисованные воображением лучше всего отражают суть происходящего, однозначно лучше, чем самое подробное и нудное перечисление фактов.
[AVA]http://sa.uploads.ru/ngWdN.png[/AVA][NIC]Kuro Saito[/NIC]

+1

4

Жозефина моргает коротко, выдавая недоуменную растерянность. И пока горе-напарник рассматривает ее так пристально, словно пытается унизить одним лишь взглядом, Кармен неохотно уходит в себя. Там, где должно быть привычной, верной паутине – звенящая пустота, о которую проще убиться, чем достучаться до своих способностей. Жозефина моргает еще раз.

Как такое возможно? Поэтому именно этот мальчишка? Лицо не дрогнуло, но в животе сплелся болезненный узел из волнения, интереса и, пожалуй, страха. Жозефина не теряет надежды, и раз за разом пытается разбить наложенное им заклинание. Сдаваться – совсем не в ее стиле.

Он бесит ее. Совершенно определенно, при своем обычном и здоровом безразличии ко всем окружающим людям и нелюдям, Жозефина может сказать со всей уверенностью: этот павлин ее бесит. Взглядом, тоном, высокомерием и пренебрежением, показным безразличием – да каждым своим жестом! Кармен не понимает, что в самом деле смотрится в зеркало, на искаженную, вымахавшую в росте и ширине, но все-таки копию самой себя. А если бы и понимала – это взбесило бы ее еще больше.

Молчит, неумолимо закипая, проникаясь всепоглощающей ненавистью к этому человеку, которого даже по имени не запомнила. Никаких ответов на его вопросы, никаких реакций – даже в лице не изменилась, но накалившаяся атмосфера явно выдает их обоих с головой. Студенты, бывшие достаточно близко, оборачиваются – и спешат убраться подальше. Будь у Жозефины иной род сил – это было бы правильным решением, но на самом деле их борьба – в их разумах.

..и черта с два ее разум уступит человеческому.

Побег даже не рассматривался, но чтобы попробовать вновь – нужно снять эти путы с себя. Сейчас ей это не под силу? Научится завтра. Было ли это случайным совпадением или преподавательским гением – Кармен не знает. Ей плевать, если по правде, – но уделать эту зарвавшуюся птичку хочется до невыносимого сильно.

Много болтаешь, кролик, – обычно безразличный голос звучит почти раздраженно и определенно презрительно. Оттолкнувшись от стены, Жозефина шагает ближе к своему напарнику. Ноги на ширине плеч, руки перед собой под грудью, зрачки – тонкие щелочки на золоте радужки. Уже не скрывает агрессии.

Повторим, – говорит она тихо, но требовательно. В этот раз она не уступит.

+2

5

Она не ответила. Ни на язвительные комментарии, ни на любопытные вопросы. Тем не менее, Куро был уверен, что она его прекрасно слышала и понимала, но почему-то не отвечала.
Он даже на мгновение растерялся от мысли, что существует вероятность того, что она вовсе и не способна говорить - ведь каких только студентов нет в академии, множество полукровок с теми или иными особенностями - или вероятность того, что она имела возможность говорить только магическим способом, посредством телепатии, например.
Чем магия не шутит.
В таком случае, её молчаливая злость была бы вполне справедлива. Всего на мгновение, Сайто усомнился в самом себе, в том, что поступает по чести и достоинству по отношению к напарнику и противнику в одном лице. Этого сомнения было достаточно, чтобы его неосознанное ментальное воздействие несколько ослабло, постепенно освобождая чужую силу из тяжелых свинцовых оков запрещающих её применение.
- Много болтаешь, кролик, - напряженный женский голос неприятно кольнул последним словом, произнесённым с особым оттенком презрения, которое вскоре станет неизменным спутником их встреч и разговоров.
Нет, он не обиделся. Наверное.
- И то верно, - ухмылка никуда не исчезла, но взгляд стал серьёзнее, теперь он признавал её агрессивную решимость, без труда прочитанную в её глазах, пронзительно честных.
Вызов был брошен - как небрежный и хлёсткий удар перчаткой, как в сердцах разорванный лист пергамента, как глухой стук деревянной фигуры о шахматную доску... как возмущённое негодование чужой наглостью, как принципиально объявленная война, как хладнокровно разменянная жертва ради победы в партии - вызов был принят.
- Повторим, - вторит он, абсолютно соглашаясь с ней лишь в этой взаимности намерений.
Куро ещё никогда не задумывался о том, что верная и проверенная тактика не всегда обеспечивает победу. В особенности, после того как враг уже испытал на себе твою силу, а ты его возможности изучить как-то не удосужился. Зря.
Он ничего не предпринял, словно подчёркивая привычное превосходство, но этим же выдавая свою неповоротливую леность. Сайто привык к тому, что его блокировка сковывает любого, кто не умеет вовремя ставить ментальную защиту, кроме того подавляющее большинство студентов, хоть и знают, как это делается, всё равно не способны удерживать её постоянно.
Сейчас он вполне ожидал от напарницы именно этого. Она может попробовать ослабить эффект, возможно у неё даже получится временно сбить чужое влияние, но в итоге она всё равно встретится с ним взглядом и тогда всё повторится. Если только...
- Ментальные способности, как и вся ментальная магия, находятся в прямой зависимости от чистоты разума мага, - голос профессора Сайто мог узнать даже не оборачиваясь, тем более, сейчас он был сосредоточен на том, чтобы не разрывать зрительного контакта с противником.
- Сенсей, при всём уважении, вы нам мешаете, - он сказал это вслух, в самом деле признавая, что ему приходится сосредоточиться на деле. Подумать только. Третьекурсница, да?
Он встречает её сопротивление и чувствует неприятную головную боль, когда ей удаётся воспользоваться обыкновенным заклинанием, но в итоге она всё равно встречается с ним взглядом и он знает, что всё повторится. Если только она не успеет лишить его той самой силы, к которой он слишком привык за эти пять лет. Именно это она и делает.
"Ты..." - поражённый самим фактом происходящего, он медленно делает выводы, глядя на неё широко раскрытыми глазами, без тени страха, но с безграничным изумлением, которое обычно переходит в ребяческий восторг, но не в этот раз, не в момент такого глупого проигрыша.
- Знаешь, - он снова усмехается, но уже надломлено нервно, - Думаю, мы повторим, не раз, не два, и даже не десять.
[AVA]http://sa.uploads.ru/ngWdN.png[/AVA][NIC]Kuro Saito[/NIC]

+2

6

Плетение выходит крепким, плотным. Кармен испытывает глубочайшее удовлетворение, осознавая столь совершенными сотворенные чары, что сейчас удерживают силы дерзкого и наглого павлина, решившего, что сейчас у него есть время на препирательства с профессором. В самом деле времени этого у него не было, и человеческий разум сыграл с мальчишкой дурную шутку – в отличие от него Жозефина была способна сконцентрироваться, наплевав на наставительный речитатив.

Она смотрит победно, и даже в сгорбленных щуплых плечах угадывается это безмолвное торжество, которое, верно, должно взбесить оппонента пуще прежнего. Удивление в его глазах – сладкая награда, и Жози удовлетворена так, как редко бывала в стенах Хельхейма. Ей настолько приятна эта игра, что она соглашается с продолжением, склоняя голову набок и коротко моргая – в ее понимании это достаточное указание на то, что заклятие было снято.

Больше в их потрясающую баталию никто не вмешивался. Первыми, потеряв интерес к сцепившейся парочке, разошлись студенты: как ни крути, а битва разумов столь скучна для стороннего наблюдателя, что для пущего веселья не хватало лишь одеял и мягких перин. Профессор задержался дольше – но и он смирился с тем, что два упрямца и сами неплохо справляются друг с другом, напрочь игнорируя все замечания извне.

Но то, что происходило между ними – было чем-то большим. Не просто знакомство, не сумасбродство воспетой в балладах любви, но самое настоящее чувство – то самое, которое было не стыдно испытать даже скупой до эмоций Жозефине. Это чувство на первых порах она назвала раздражением, которое в скором будущем эволюционирует в настоящую ненависть. Напускное презрение, которым она неизменно одаривала всякого сокурсника, здесь настолько близко сплелось с неподдельным восхищением, что Кармен и сама не была уверена, чем так сильно зацепил ее этот мальчишка. Правда, обо всем этом она успеет подумать много позже – ночью после этой первой встречи, когда с мучительно трещащей головой будет укладываться спать, и годы после.

А сейчас Жозефина поглощена повторяющимся упражнением. Она пыталась отыскать лазейки в его чарах и стремилась избавиться от оных в своем заклинании. С упоением наперегонки накладывались чары – и снимались так же спокойно, без лишних промедлений, по первой же просьбе. Кармен сама не сообразила, когда язвительные подколки старшекурсника превратились для нее в команды – которые она с несвойственной для себя покладистостью исполняла.

Сдалась она все же первой. Осев на студенческой скамье, она уткнулась лбом в косую парту и тяжко выдохнула, будучи не в силах больше скрывать раздирающую головную боль. У нее так и не получилось защититься – и даже мысль о том, что мальчишке это тоже не удалось, не грела. Кармен Жозефина Сарагоса способна на большее, чем какой-то человек – и черта с два она уступит! Пустая бравада, впрочем, осталась в сознании – и, конечно же, в по-прежнему упрямом взгляде.

Хватит, – тихо шепчет она, и собственный голос отзывается раскатами грома в голове. Напротив – такой же изможденный взгляд, и оба понимают, что остановиться сейчас не значит проиграть. Просто падать в обморок из-за учебного практикума – глупо даже для человека, что уж говорить о более высокоорганизованных существах.

О завтрашнем дне Жозефина не думает. Она не загадывает грядущую встречу, не спрашивает его имени, о котором успела напрочь забыть за те часы, что провела в обществе мальчишки-павлина. Она забывает назвать свое – и саму себя не осознает, уходя из аудитории. Если он у нее что-то и спросил – ответа павлин не дождался.

+2

7

Это было сродни безумию или какому-то неестественному наваждению. Скажи кто-то прежде, что человек способен свести Кармен Сарагосу с ума – она бы даже не посмеялась, найдя это столь глупым и нелепым, что едва не оскорбительным. Но весь вечер она провела в мыслях о той силе, с которой ей пришлось столкнуться: Жозефина пряталась в учебном корпусе до тех пор, пока на Хельхейм не опустилась ночь, и только укрывшись в этот мрак как в любимый плащ – вернулась в общежитие. Она думала об этом мальчишке всю ночь, долго не находя в себе сил уснуть, перебирая в распухшей от боли голове варианты того, что она могла противопоставить ему, но не догадалась тогда.

Она продолжила сходить с ума утром, когда соседка разбудила ее и вынудила все-таки пойти на пары. Кармен не призналась в этом самой себе, но глазами искала фигуру павлина в толпе. Не находила, немного злилась на собственный интерес и продолжала думать – бесконечно думать о том, что произошло. Днем она высматривала его в обеденной зале, уже почти уверенная в том, что нашла несколько брешей в его заклинании и почти желая его опробовать. Вечером она спряталась в библиотеке, зарывшись в манускрипты и книги, силясь отыскать разгадку – и бесконечно тревожась от собственного помешательства.

Эй, ты с нашими старшекурсниками знакома? – Заговорила Кармен с соседкой уже ближе к ночи, когда неумолимый смотритель выгнал ее из библиотеки. Одну из книг ей удалось забрать себе, хотя она и была не для ее курса, и теперь она листала страницы с деланно безразличным лицом – и впервые за последние четыре месяца завела разговор с соседкой по комнате. Та некоторое время молчала, сверля Жозефину взглядом, – то ли подозревала, что ей послышалось, то ли безгранично удивлялась произошедшему.

Немного, – уклончиво ответила она, наконец. Кармен не верит: ее соседка – та еще вертихвостка и любительница всяких социальных связей. Не только социальных, в сущности, но вопросы морали Жозефину интересуют в самую последнюю очередь.

Мальчишка, пятый курс. Темный, глаза желтые, – она задумалась, прикидывая, что еще сообщить, чтобы однозначно идентифицировать конкретного молодого человека. – Чуть выше меня, не сильно, – добавляет она, проводя ладонью линию где-то над своим лбом. Это, конечно, тоже не сильно поможет – особенно пока она сама сидит с книгой. – На павлина похож. Самодовольный такой.

А, Куро, – недоумение во взгляде соседки сменяется искрящимся смехом. – Курогане Сайто. А что, понравился? – Не теряет она времени, стремясь выведать душевные секреты нелюдимой Жозефины.

Не особо, – безразлично бухтит Кармен, возвращаясь к книге. Дальнейшие попытки разговорить ее оборачиваются провалом – как и просьбы выключить свет на ночь. До самого утра Жози не спит, найдя, наконец, то заклинание, которое кажется ей интересным и достойным внимания. На рассвете она засыпает, обнявшись с учебником по ментальной магии, а соседка оказывается не в состоянии ее разбудить.

Еще один день проходит в чтении и размышлениях. За это время весь ее курс и немного – четвертый с пятым – успевают узнать, что Кармен Жозефина Сарагоса – та самая злобная страхолюдина с третьего – влюбилась. Настолько фатально влюбилась, что ищет способы повлиять на сознание возлюбленного – ведь в здравом-то уме никто на нее не западет. Собирать крестовые походы против влюбленных замарашек как-то уже не по возрасту, но все от мала до велика посмеиваются над незадачливой девчонкой, а кто-то – даже искренне сочувствует. На счастье сочувствующих, Кармен об этом – ни слухом, ни духом.

На третий день после знакомства с Курогане Сайто, Жозефина переходит к решительным действиям. Без труда выяснив у жаждущей новой порции слухов соседки номер комнаты старшекурсника, Кармен врывается в его комнату с вполне простыми и понятными намерениями: ее желание испробовать новые знания настолько нестерпимо, что времени ждать еще одной случайной встречи или без малого двух недель до очередного занятия у профессора – просто невыносимо.

Над Курогане склоняется фигура зловещая и немного страшноватая. Впрочем, со дня их первой встречи мало что изменилось: под глазами – все та же тень, волосы – все та же взъерошенная пакля, только глаза ее в этот раз горят искренним желанием учиться.

Эй, – толкает она его в плечо, плюхаясь сбоку на кровать. То, что это мужская половина общежития, что в комнате с Куро есть еще один юноша и что время, в конце концов, где-то между пятью и шестью утра – ее совершенно не смущает.

+2

8

Она пленила его. В прямом смысле этого слова. Она сковала его прочным блоком, подавляющим его силу. Не раз и не два, с переменным успехом, но она делала это так… Точно так же как он. По началу это родство магического дара порадовало, но затем вместе с нарастающей головной болью приходило раздражение, и в результате Куроганэ сам не знал, что именно произошло на практикуме по ментальной магии. На тревожный вопрос Стефана «что случилось?» в тот день он ответил «я влюбился». Совершенно не серьёзно, разумеется, но Куро хотел только одного, чтобы его оставили в тишине и покое, а озадаченный таким заявлением вампир загрузился настолько, что его жертва успела уснуть, спрятавшись от всего мира между двух подушек.

Безответственно и жестоко. На утро вампир был в два раза тревожнее и в добавок невнятно обижен. Нет, он ничего не говорил, но это читалось по взгляду. Пришлось успокаивать объяснениями. За одно в процессе для себя самого поставить акценты на том, что же всё-таки произошло. Боль утихла и раздражение почти прошло, осталась только радость, такая яркая и бодрящая. Впервые за все годы обучения в академии Куро сам попросил Стефана рассказать всё, что он знает о ментальной магии. Обычно Сайто обращался к вампиру только тогда, когда приходило время зачётов или экзаменов, нагло используя чужой интеллектуальный ресурс в обмен на собственную кровь. Впрочем, он не только это использовал нагло.

- И завязывай ревновать меня к женщинам, это слишком разные вещи, - навязчиво приобнял соседа по комнате и провокационно склонил голову на бок открывая чужому взгляду шею. Куроганэ помнит, когда кормил вампира последний раз, знает, что несмотря на голод, без одобрительного разрешения в шею он не вцепится, поэтому сейчас пользуется моментом, отвлекает внимание, подчёркивает чужую физическую потребность, чтобы закончить разговор о своей несуществующей верности в свою пользу. Циничная манипуляция удалась, но шея потом болела неприятно.

Он в самом деле слушал всё, что говорил Стефан за последующие два дня, и почти прочитал одну из рекомендованных вампиром книг, почти, потому что к концу стало слишком скучно. В целом, Куроганэ был уверен в своих практических знаниях, но ощущал нехватку именно теоретических. И с этим пришлось смириться, потому что из прочитанного он понял, что есть только два пути для усиления удара или для укрепления защиты - дополнительное заклинание или упрямая концентрация. Что там профессор говорил? Чистота разума. Хорошо, допустим.

Слухи доходили до ушей Куро достаточно быстро, особенно если они касались его лично. Разумеется, он рассмеялся на каждое слово, кроме трёх заветных «Кармен Жозефина Сарагоса» - так вот как её зовут. Чисто теоретически, именем из этого является именно «Кармен», и Куро несколько раз произнёс его вслух, пробуя на вкус, но делая вид, что вспоминает, после чего солгал, что не знает такую. Для кого-то эта ложь была очевидной, а для кого-то нет, кто-то стал строить больше интригующих предположений об их отношениях, а кот-то засомневался в правдивости сплетен. В любом случае, самому Куро это всё казалось крайне забавным.

До тех пор, пока она не явилась в его комнату к шести часам утра. Вот тут ему было уже не до смеха. Во-первых, он в это время пребывает в глубокой спячке; во-вторых, спит он не один, с вампиром в обнимку; в-третьих, делает он это без одежды, да, совсем. Впрочем, последние два факта до поры до времени теряются в темноте и под одеялом, потому что Куро имел привычку зажимать Стефана к стенке и оба были укрыты почти с головой, словно за окном сейчас царствовала зима.

- Ммм? - недовольно и сонно, ни черта не понимая, и не осознавая реальность, Куроганэ высунулся из одеяла, приобнял того, кто потревожил его сон, и попытался уронить с собой рядом, на кровать. За кого он мог её принять? Ну, конечно, за Стефана, который засиделся над учёбой или снова страдал бессонницей, ловя приходы из воспоминаний о прошлой жизни. Даже длинные волосы, щекотнувшие по руке, его не смутили, у вампира тоже были длинные… Но пахнет иначе. Только незнакомый и непривычный запах заставляет разум проснуться.

- Ты? - сразу отпускает, немного отшатнувшись и нашаривая за своей спиной того, с кем спутал внезапную утреннюю гостью, - Не спится тебе что ли? - уже не выглядит растерянно, ворчит, тянется второй рукой куда-то под кровать, шарит там полминуты, пока не звякнет металлическая пряжка ремня, затем ничуть не смущаясь присутствия дамы, встаёт из одеяла и натягивает на себя брюки. Ну, сколько женщин видели его голым? Да, много. Чего ему стесняться вообще? Вот был бы это мужчина, тогда Куроганэ ещё призадумался бы. А пока его первостепенной задачей было не разбудить Стефана, если он ещё не проснулся, а то вампир ведь чутко спит. Может, просто не хочет спалиться перед незнакомой студенткой.

- Пошли, - Куро прошёл мимо Кармен к шкафу и снял с вешалки форменный пиджак факультета «Тигров», - Расскажешь, какие черти тебя принесли в такую рань… - он надел пиджак, хлопнул по карману, проверяя на месте ли сигареты, обуваться не стал, так и пошёл босиком, первым открывая дверь и страдальчески щурясь на свет, горевший в коридоре.
[icon]http://sa.uploads.ru/ngWdN.png[/icon][NIC]Kuro Saito[/NIC]

0


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Альтернативная реальность » [Хельм] 01.07.2660. Попробуй сломать - ты скорее сломаешься сам.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC