Вверх
Вниз

Psycho-Pass: justice will prevail

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Сюжетные линии » 05.02.2113 "Огонь на Востоке"


05.02.2113 "Огонь на Востоке"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

дата | координаты

участники | очередь

05.02.2113, воскресенье, 20:00.
Токио, сектор 00А_09.

Takeda Jr. Kaito, Tanaka Hiro, GM, Matsui Jina, Shinohara Reiji.

суть эпизода

Впервые преступник, чей коэффициент преступности читался как нормальный из-за шлема, появился в городе двое суток назад.
Два часа назад на улицах появились десятки людей в шлемах. У них в руках всё, что сойдёт за оружие, все они вышли, чтобы совершить преступление совершенно безнаказанно. Обычные люди в начале не понимали, потом пугались, потом взялись за оружие сами, чтобы отстоять себя и близких. Поднялась паника, начались погромы, толпа преследует людей в шлемах, уличные сканеры и камеры крушат. Сеть пестрит слухами, часть из которых абсурд, а часть - правда. Такое впечатление, словно шум в сети поднимается специально.
После экстренного совещания, состоявшегося полчаса назад, все сотрудники Бюро были разосланы в разные районы города для сдерживания ситуации, до тех пор, пока не подоспеют военные дроны. В распоряжении Бюро доминаторы, электрошоковые дубинки. Также - гранаты, но их число весьма ограничено.

Сотрудники третьего подразделения с инспектором Такедой Кайто отправляются на восток города, в сектор 00A_09. Первая крупная вспышка восстания, которую они засекли - толпа на улице. У нескольких расположенных рядом магазином разбиты окна, в одном внутри - пожар. Судя по всему, полтора десятка людей в шлемах их грабили, но навстречу им вывалили простые люди. Шлемов прибавилось, завязалась массовая драка. Несколько человек уже погибли.

Задача сотрудников Бюро - остановить беспорядки и минимизировать жертвы.

Распределение районов для подавления восстания - инспектор Такеда Кайто

http://sf.uploads.ru/iVYpO.jpg

Распределение районов для подавления восстания - инспектор Того Сюхэй

http://s5.uploads.ru/5DJWC.jpg

+1

2

Часы на терминале показывали 15.00. Инспектор Такеда сидел на своём рабочем месте, скрестив закинутые на стол ноги, и зачарованно смотрел на голографический экран портативного терминала. В зубах он, совершенно забывшись, сжимал чайную ложку, в стоящей рядом с ногами кружке практически остыл почерневший от крепости чай. Сегодня у него теоретически был выходной, но в десять утра он приехал в Бюро с совершенно непривычным тёмным взглядом и без улыбки. Соседи через дом были мертвы - он видел кровь и тела, проезжая мимо. Магазин, где он иногда покупал технические обновки, был разгромлен.
"Безумие", - прежде, чем подумать так, Кайто внутренне долго искал слова. То, что происходило, было даже не ужасом - слишком невообразимо, и не хаосом - слишком чудовищно. Оплот мира и цивилизации был охвачен эпидемией безумия, рисковавшей превратить его в падшие руины, сравнять со внешним миром. В одночасье, в один чёрный проклятый день. - "Просто безумие".
Настолько непредставимо, что внутри Кайто был просто сосредоточен и холоден, совершенно спокоен эмоционально. Он не знал, что думать, а главное, что не должен был ничего делать. Система уличных сканеров не работала, многие городские камеры были разбиты преступниками, потому в Бюро даже не поступали вызовы. Какой смысл. То, что происходило, было за пределами их возможностей. Они просто ждали. Ждали приказа от начальства. Такеда отправил запрос шефу Касей об этом в 11.03, приказа действовать до сих пор так и не поступило. Сомнений у Такеды не рождалось - он просто заварил чай, положил ноги на стол, чтобы не смотреть на постоянно растущий, как попкорн в микроволновке, уровень стресса, и стал просматривать происходящее в сети. В основном видео. В начале он просто в каком-то оцепенении читал то, что пишут люди. Потом обратил своё внимание на шлемы, из-за которых всё началось, и вспомнил о браслетах. Другое устройство, похожий принцип... После этого на видео он стал приглядываться к людям, пытаясь разглядеть, нет ли на ком-то знакомого устройства.

В 19.00 приказ наконец пришёл. Инспектор-семпай деловито поднялся со своего места и объявил, что шеф вызывает абсолютно всех сотрудников Бюро на экстренное совещание. Кайто сплюнул ложку, сбросил со стола ноги и одним залпом осушил чашку. Холодный перезаваренный чай был горьким - Такеда поморщился, скорчив совершенно привычное лицо. Со стуком поставив кружку, он вышел из кабинета, не видящим взглядом скользнув по исполнителям.
Ситуация была ясна и без собрания. Что справиться с этим у Бюро самостоятельно не выйдет - было ещё яснее.
"Дроны, значит... Хм, другого выхода и правда нет, верно?" - Кайто сощурил блеснувшие насыщенным карим глаза, неотрывно смотрящие на Касей.
По трети города, по два десятка гранат и по 6 бесполезных доминаторов на каждое подразделение... Отличный план, что ж. Самое отличное в нём было - что это был план. Когда Кайто вставал со своего места, жуть, творящаяся за стенами, временно отступила на задний план. Это была работа, это был приказ, это был их долг. Вполне достаточно, чтобы Такеда-младший шумно выпустил заледеневший в груди воздух и растянул губы в чём-то вроде ухмылки.
- Приказ ясен. Матсуи, Танака, едете со мной, - он кивнул головой, призывая следовать за собой. Сразу в лифт - в кабинете ему ничего было не нужно. Форменная куртка была на нём, осталось взять экипировку. Всё необходимое было в фургоне их подразделения. Кстати о фургоне... Такеда задумался, пока ехал в лифте, приложив пальцы к губам. Он всегда ездил на выезды с фургоном - исполнители это исполнители, и транспорт предназначен непосредственно для их транспортировки. Но сейчас... Тяжёлая машина привлекает внимание, не управляется вручную, и будет задерживать. Увозить же на ней, кроме псов, они никого не будут - там такое количество людей, что один фургон им никак не поможет. - Поедем в моей машине.
Вердикт своих мыслей Кайто выдал без малейшего колебания, посмотрев на обоих исполнителей выразительно. Оставалось забрать из фургона бронежилет и доминаторы.

Не нужно было видеть карту, чтобы понять, куда нужно ехать. Кайто слышал шум уже сейчас. Крики. Огонь. Звон стекла и стук оружия. Это было за углом.
"С сиреной или без?.." - мысль была смутной. Всё это напоминало дурную компьютерную игру. Это просто не было его родным городом. Было темно, городское освещение не работало, пахло дымом и кровью. То, что днём ещё было похоже на локальные конфликты, сейчас собиралось в массовые беспорядки. Этот термин Кайто слышал только в школе. Он касался материка, не их страны. И, наверное, истории, но Такеда без этого предмета в школе не скучал, только слышал, что раньше он был обязательным. Раньше, в юности отца.
Практически всю дорогу он молчал. Всегда считал, что потемнение оттенка - это что-то вроде болезни, связано со здоровьем. Ухудшение психопаспорта - это болезнь. Слабость и распущенность человека, только его вина. Это нужно лечить, но нормальные люди способны держать себя в руках. Кайто всегда полагал так, и никогда этот принцип его не разочаровывал. Всегда улыбаться, потому что он выше таких проблем, да. Сейчас он не улыбался, а то, что творилось, уже не было похоже на проблемы со здоровьем. То, что было, это уже... это уже не было об их обществе. Он не желал признавать это, но этот хаос был уже не о здоровье и не о Системе Сивилла.
"Что будет дальше, если порядок не восстановить? Нет, невозможно. В крайнем случае всё закончится, когда переоборудуют достаточное количество дронов. А пока... дело за нами." - Такеда свёл брови, подаваясь вперёд, и решительным движением вырубил автопилот, хватая руль. Всегда любил прибавить газу, что ж, прямо сейчас ждать было нечего.
- Это вряд ли выйдет унять словами, так что готовьтесь, - скомандовал он исполнителям и втопил педаль газа, выворачивая по улице навстречу толпе. За секунду до того, как резко затормозить, разворачивая машину боком к толпе, Такеда врубил сирену - он явно выжидал именно этого момента, к добру или нет, уже не важно. Он представления не имел, что делать с этим безумием, и большинство не знало. Оставалось полагаться на интуицию, в лучшем случае.
- Это Бюро общественной безопасности! - звенящий сталью голос инспектора многократно усиливался техникой, - Прекратите драку, опустите оружие и снимите шлемы.
Люди кричали. Не испуганно - зло. Те, что без шлемов орали на "обидчиков", но Кайто, не следя за собственным ходом мысли, смотрел на это и видел, что разницы уже нет между теми, что в шлемах и теми, что без. На какое-то мгновение тишины ему показалось, что это уже не люди. Как будто в сюжете старой компьютерной игры они заразились неведомым вирусом и превратились в бездушных зомби. Их нельзя вылечить, можно только уничтожить, пока не стал таким сам. Кайто стало жутко, к горлу подступило желание задавить их машиной. Давить, как жаб, лишь бы они не приближались, главное, чтобы он не стал таким же, не заразился.
Такеда окаменел на мгновение, скованный ужасом, почти паникой. Давить их, или бежать, их слишком много, они окружат их, остановить не выйдет... Где-то позади машины раздался звон стекла - он выдернул молодого инспектора в реальность, которая была ничуть не менее страшной, чем разыгравшееся воображение. Он дёрнулся, до дрожи сжав пальцы на руле, и обернулся к Танаке, глядя нечитаемо, самому себе не отдавая отчёт в том, что надеялся на поддержку. Исполнителю за 40, в его юности коэффициент преступности ещё не изобрели. Если кто-то тут и знал, что делать, то это он.

+4

3

Время: около 19:00
Стемнело.
Место: в паре кварталов от местнонахождения инспектора Такеды Кайто и его группы.

Ночью все кошки серы.
(Древняя досивилльская пословица)

Жрать захочешь - еще не так раскорячишься. Он злился на вдруг не явившегося с едой Пака, на уже вторые сутки забивавшего на еду себя, на гребаных придурков, что решили в столь неподходящее время учинить погромы и импровизированное восстание в городе. Все шло, как по маслу, а тут, нате вам! Необходимость выбираться в город лично всегда приводила Стелса в откровенно мизантропическое настроение. И подвывающий от голода желудок уж точно не способствовал человеколюбию. К тому же, Тупица Пак так и не прислал человека для того, чтобы забрать "заказ". И сам тоже не пришел.
"Если он влип в этих уличных потасовках...  Придется искать нового курьера. Надо проверить "точку". И раздобыть пожрать".
"Точкой" они с Паком называли место встречи на случай непредвиденных обстоятельств. Стелс крайне не любил там появляться, хотя вынужден был признать, что место реально безопасное - ни сканеров, ни прохожих случайных, даже выхода при всей их неочевидности, аж целых три. Правда, третий, скорей, для Пака - чтобы подтянуться на руках и слинять по старой пожарной лестнице в переулке, надо иметь чуть больше мышц, чем то, чем располагал доходяга Стелс.
Удивительно, все же, что сирены, шум беспорядков и даже чьи-то визги и крики в этой глуши были почти не слышны, хотя, вообще-то, стоило завернуть за угол и пройти чуть дальше вдоль улицы, тебя оглушит всем этим п*здецом. Стелсу было плевать. У него, как у истинного труса, тряслись поджилки, а как у истинного наркомана - еще и руки. Только "доза" у него была не такая, как у остальных "нариков". Информация и знания - вот что его "вштыривало" посильнее любой дури. Облизнув пересохшие губы, он сунул руки в карманы толстовки и прошел мимо затянутой пыльным городским техноналетом, уже треснувшей витрины, мельком заметил свое такое же серое, как это стекло, отражение, улыбнулся ему. Потому что нравится. Потому что большинству людей не нравится. Потому что большинство бесит эта улыбка лягушонка. Так улыбаться он научился давно, хотя другая, искренняя и столь редкая (например, во сне) улыбка преображает лицо до неузнаваемости, делая из Стелса почти красавчика. Почти. Сам он не знает, ему рассказывали.
И без того всегда тихие шаги теперь не слышны. Отражение в немытом сотню лет, - наверное, - стекле заворожило, заставило присмотреться.
"Пора бы уже снова сходить к Паку, остричь слишком мягкие, вечно торчащие во все стороны волосы, поседевшие еще лет в семь. Или уж, как в последнее время? Просто взять и самому остричь их ножом? Результат все равно будет, один хрен, почти таким же..."
Бледная, не слишком здорового оттенка кожа, будто несколько ночей кряду не спал (недалеко от правды, кстати), синяки под глазами, обычно взирающими на мир вокруг с живым интересом или же наоборот, почти полным равнодушием. Кажется, Невидимка весь сотворен из сотни разновидностей серого цвета - даже глаза цвета мокрого асфальта, почти черные, не могут выделиться ярким пятном. Да и одежда: объемные, удобные и легко стирающиеся вещи от знакомого барыги, - имеет исключительно серый цвет. Одно “правило” неизменно - капюшоны есть у каждой вещи “верха”, включая футболки и майки-безрукавки. Без них неуютно, а сейчас и вовсе - небезопасно даже.
Седые ресницы, седые брови, тонкие губы и небольшой нос - все сливается в единый серый образ, когда парень наклоняет голову, прищуриваясь - привычка, за которой неизменно следует удовлетворение любопытства, - на свое отражение. Рука с ужасными, до “мяса” и сорванных заусенцев обгрызенными ногтями касается стекла. Кинестетик - почти проклятье, если ты еще и любопытен без меры. Подтверждение тому - белые шрамы на кистях с тыла, иссеченных грубыми рваными полосами, и шрам под левым глазом, ожог, так и не посеревший в тон остальной кожи с момента получения в далеком детстве. Пожалуй, это единственное видимое “яркое” пятно в нем, серо-розовый, с грубой рубцовой тканью, хоть как-то выделяющий его из городской серой тягучей протоплазмы. Хотя, кажется, именно сейчас настолько серая личность становится еще более незаметной - все слишком заняты собой и теми, кто выделяется.
Но вот он услышал шаги, совсем тихие, такие же, как у него, вкрадчивые. Чуйка заставляет разом накинуть на голову капюшон, чуть сгорбиться, натягивая ткань на лоб побольше, слиться с тьмой в переулке. Он уже приготовился к прыжку, дабы вовремя дать деру, хоть и знает, что черта с два убежит далеко, если кто-то по-настоящему захочет его догнать. Его стихия - вовсе не спринтерский бег. Ему проще растворятся в тенях, сливаться с серой действительностью города или в ярких всполохах Сети. Но собственное отражение снова притягивает взгляд, боковое зрение улавливает тень, перегородившую выход из тупика. Стелс нахмурился, закусил и без того потрескавшуюся от этой привычки и вечного авитаминоза и однообразного питания губу. Но даже невозможность удрать заставила тяжко вздохнуть: "Опять кто-то выше меня на полторы головы, *ля..." Собственный рост в несчастных 159 см - единственное, что не устраивает Стелса в нем самом. С другой стороны…
- Ты от Пака?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


[NIC]Stealth[/NIC][STA]>264...<299[/STA][AVA]http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0504/h_1493902592_2176123_c1ce27d0f0.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: бледен, синяки под глазами, губы обветрены и обкусаны, до крови обкусаны ногти и кожа вокруг них. Одет в серую толстовку с капюшоном, накинутым на голову, темно-серые свободные джинсы с карманами по бокам, серые кроссовки на мягкой подошве.
С собой: портативный усовершенствованный пк с отметками уличных сканеров, карточка с открытым счетом и ключ-карта от квартиры.[/SGN]

Отредактировано Kagari Shusei (05.05.17 05:26)

+3

4

17:00.
«Без коллег на улицу не выходи, пусть кто-нибудь останется с тобой», – такой была первая мысль, адресованная своей бывшей жене, таким же было отправленное ей короткое сообщение.
Танака мог лишь сидеть и беспокоиться, периодически ворча и негодуя по поводу длительного бездействия со стороны руководства Бюро Общественной Безопасности. Нет, дело не в том, что иногда он считает себя самым умным, ну, такое с ним случается, есть такой грешок среди всего послужного списка. Так вот, дело не в этом...
Два месяца прошло с тех пор, как происшествия с так называемыми «браслетами» были объединены в отдельное расследование, с присвоением ему особой важности. И что? А ничего. Третье подразделение ни на шаг не продвинулось не только в поиске прямых или косвенных доказательств, но даже в разработке и выдвижении версий. Точнее, версий было столько же, сколько сотрудников в третьем подразделении, или ещё точнее, их было столько же, сколько упрямцев среди этих самых сотрудников. В итоге мы имеем трёх принципиальных мужиков и ни одной зацепки для подтверждения или опровержения их противоречащих друг другу предположений.
Хиро был почти уверен в том, что в мире Сивиллы вполне возможно существование организованной преступности, в особенности, если организована она была ещё до начала повсеместного отслеживания коэффициента преступности. Почти уверен. Потому что он знал, что он может ошибаться, но, чтобы это проверить, нужно было искать информацию в заброшенных зонах, причём под видом беглого преступника... Нет, Такеда не оценил, а для Того это была вообще больная тема.

18:00.
«Стоило уговорить таки шефа, хоть в ножки ему поклониться, но упросить поискать информацию в районах с цветущей и пахнущей преступностью. Ведь, вполне вероятно, что на убийце был этот чертов браслет, а шлем здесь мог быть только для того, чтобы скрыть лицо от видеокамер», – Танака сидел на своём рабочем месте и со странным увлечённым видом пересматривал видеозапись, накануне появившуюся в сети в свободном доступе, где мужчина в шлеме неторопливо и целенаправленно избивал до смерти женщину в красном плаще, – «Он рвал на ней одежду не с целью сексуального насилия. Он просто хотел видеть все нанесённые повреждения… Преднамеренное убийство».
Танака слишком зациклился на этих «браслетах», поэтому не сразу признал очевидное – в составе последних преступлений присутствует только шлем. Другое устройство, но с тем же назначением. Это ведь не могло быть простой случайностью и совпадением. Кофе в кружке снова остыл, на зацикленной в бесконечном повторе видеозаписи мужчина снова убивает девушку. Беззвучно, тихо, потому что Хиро выключил звук, чтобы не мешать своим коллегам. Когда количество происшествий с участием людей в шлемах достигло пары десятков, он перестал отрицать очевидные факты.
«Хорошо, допустим, я ошибся. Если это два совершенно не связанных друг с другом устройства, то что тогда?» – чтобы появился ответ, нужно повязать хоть одного из этих преступников и допросить, но вместо этого они сидят здесь и ждут… А чего они ждут, кстати? Исполнитель перевёл взгляд с одного инспектора на другого, после чего закрыл наконец видеозапись и стал пить свой холодный кофе. Он не был спокойно равнодушен, он был обеспокоенно сосредоточен. Когда количество преступлений перевалило за сотню и превратилось в массовые беспорядки, он мысленно полез на стену и потолок от невыносимости происходящего.
Дело в том, что… его мысли были предельно просты и ясны: «Не важно на сколько эти два устройства связаны друг с другом. Важно, что этот город можно разрушить до основания с помощью этих двух устройств.»
Реакция обычных людей была вполне естественной, а вот реакция Бюро Общественной Безопасности вызвала у Танаки вопросы. Чего они, черт возьми, ждут?
Надеются, что беспорядки сами поутихнут? Нет, город захлебнётся массовой истерией, даже если жители сами перебьют всех, кто носит шлемы.
Ожидают, когда особо агрессивные поубивают друг друга и останется только поймать выживших виноватых? Нет, это глупо, пострадало уже и так слишком много людей.
Они просто не знают, что делать? Да, они просто совершенно не готовы к подобной проблеме и запоздало придумывают план действий.

19:00.
Этот город медленно тонул в тотальной беспомощности перед собственным мнимым благополучием.
Смешно и горько. Шеф Касей, собственной персоной, на всеобщем экстренном совещании подтверждает тот факт, что Бюро Общественной Безопасности практически ничего не имеет на вооружении, кроме электрошоковых дубинок и нескольких электроимпульсных гранат на целое подразделение. Доминатор остаётся бесполезен для человека в шлеме или с браслетом на руке, ровно на столько же, насколько может оказаться смертелен для невинной жертвы преступления. Горько и смешно.
– Приказ ясен, – голос инспектора прозвучал уверенно, тихо хмыкнув, Танака повернулся к нему и хотел увидеть то же разочарование, которое испытывал сам, но нет, конечно, инспектор смотрел на происходящее совсем иначе. Исполнитель ничего не ответил, даже когда Такеда сказал, что поедут они вместе в одной машине. Разумно ведь, добавить нечего.
– Джина, – он крайне редко обращался к коллегам по фамилии, а по имени уж тем более, – Будь осторожна.
Проверив уровень заряда на всех трёх доминаторах, Танака передал два коллегам, а третий взял в левую руку. Цеплять временно бесполезное оружие к поясу за спину пока не было смысла, раз уж они собирались ехать в обычной служебной машине инспектора. Он открыл перед девушкой дверцу, почти не глядя на неё, словно думал совершенно о другом, затем так же на автопилоте сел на пассажирское сидение. Хиро снова думал о своей бывшей жене, надеялся, что она останется с кем-нибудь на работе или кто-то останется с ней дома. Не важно кто, но лучше, если это будет мужчина, способный постоять и за себя, и за неё.

19:20.
«Словами? Шеф, ты шутишь?» – Танака отреагировал на командный тон раньше, чем понял смысл сказанных слов, всё-таки у этого пса давно есть уловные рефлексы, даже если следом за ними вдруг последует злорадство, он всё равно без колебаний будет выполнять приказ, – «Я готов унять их силой… А ты?»
Сегодня каждый из исполнителей мог задуматься об одной злой иронии – ничем кроме насилия подавить беспорядки невозможно, кроме того, делать это будут преступники. Танака не чувствовал удовлетворения от этой мысли, поэтому на его лице до сих пор не появилась ухмылка, однако он не испытывал никакого сочувствия тем людям, которые сейчас бегают по улицам и убивают друг друга, ведомые агрессией или страхом. Ни преступникам, ни жертвам он не помог бы, будь на то его воля. Но у него есть конкретный приказ.
Танака тихо чертыхнулся, когда Такеда выписал на асфальте завитушку тормозного пути и остановил машину прямо перед толпой людей, в шлемах и без, одинаково разъярённых дракой.
– Прекратите драку, опустите оружие и снимите шлемы, – звучало уверенно, требовательно, прекрасно, вот только для тех, кто был в шлемах, Система больше не является законом и не пугает правосудием, для остальных, Сивилла больше не является гарантом их безопасности и злит своей неспособностью защитить их жизнь. Теперь они это понимают. Чтобы доказать им обратное, придётся постараться.
Всего одного взгляда на инспектора хватило для того, чтобы понять, чем обернулась для него эта смелая попытка взять ситуацию под контроль буквально с наскока, ничем, кроме собственного ужасающего бессилия. Вот здесь злорадство могло торжественно одержать победу над чужим надменным отношением, но вовсе не хотелось этого. Танака уже видел, как инспектор реагировал на слова той девушки, отца которой пришлось устранить на месте преступления. Даже тогда Кайто не был так напуган реальностью, как сейчас.
– Одна граната или полчаса беготни, выбирай, – это было почти формальное предложение выбора, потому что Танака уже держал в левой руке доминатор, а в правой электрошоковую дубинку, он считал, что для гранаты ещё рановато, можно начать с психологического давления, хоть это подействует далеко не на всех, остальных придётся отлавливать, – Через 2 минуты повтори всё, что ты только что сказал. Если не подействует, тогда гранату.
На этом Хиро быстро вышел из машины, толкнул дверь локтем, чтобы захлопнуть, и сразу поднял доминатор на изготовку, целясь в первых попавшихся под прицел людей, без шлема, конечно. Кроме того, он не собирался стрелять в тех, чей коэффициент преступности превысил смертельную цифру в три сотни. Почему? Потому что публичная кровавая казнь им сейчас ни к чему, только лишь усложнит дело. К счастью для исполнителя, здесь таких и не оказалось.
Два выстрела прямо перед собой и двое осели на асфальт, привлекая внимание тех, кто находился рядом. Теперь на исполнителя оглянулось больше людей. Злость смешивалась со страхом. Ещё один выстрел, ещё один человек теряет сознание от выстрела в режиме парализатора. Электрошоковую дубинку Танака стараясь держать вертикально, вдоль руки, наконечником к локтю, да, стараясь скрыть до поры до времени наличие второго оружия, хоть и достаточно бесполезного в его руках. Не привык он ею пользоваться, совсем не привык.
– Это предупреждение, – крикнул максимально громко, как мог, затем оглянулся на инспектора, ожидая что тот повторит ультимативное требование полиции, а сам снова посмотрел на толпу, поднимая на них доминатор.
Часть людей попятилась назад, пытаясь спрятаться за других, несколько мужчин в шлемах наоборот шагнули вперёд, один решительно пошел к Танаке, поднимая над собой металлическую трубу, ставшую ему оружием. Преступник даже что-то проорал, но Хиро не разобрал, ему было важнее успеть удостовериться, что доминатор действительно не может считать КП своей цели, если на той находится шлем. Убедился.
Исполнитель изначально был готов к полноценной драке, поэтому увернуться от удара было не сложно, но вот машину инспектора жаль, стоило отойти подальше. Теперь в ход пошла электрошоковая дубинка и навыки рукопашного боя.

Отредактировано Tanaka Hiro (16.05.17 08:16)

+3

5

В голове билась одна мысль: "Я не хочу! Не хочу! НЕ ХОЧУ… нехочунехочунехочу!" - умирать ли, быть избитым такими же обезумевшими от страха или безнаказанности жителями или преступниками ли, попасть в реабилитационный центр ли… все равно. Нежелание любого из этих сценариев ставило проблему выбора - сдаться подоспевшим к массовой потасовке представителям Сивиллы или же сделать хотя бы попытку объяснить, если не словом, то уж точно делом.
Еще пару дней назад он спокойно корпел себе над отчетами и статистикой в одном из отделов министерства здравоохранения, был прилежным служащим и не желал иной судьбы, чем жена, определенная ему Системой, под стать ему, идеально подходящая ему и только ему. Сейчас же он надел этот чертов шлем только для того, чтобы это вдруг ставшее весьма прозрачным будущее обрело бы чуть более реальные очертания, иначе все могло рухнуть.
Он готов был поднять руки, все объяснить, но тут рядом упал молодой парень едва ли старше его самого, парализованный зарядом из доминатора. Парень, с которым они только что дрались, неумело, слишком яростно лупя ржавыми обломками труб, куда придется и получая нелепые, скользящие удары ими же. В голове запульсировало, под шлемом разом стало душно и жарко, отчего еще сильнее билась в висок подступающая паника. Пока один из тех, кто носил шлемы, ринулся на шавку Бюро врукопашную, он нагнулся, взяв обломок, кажется, ближайшего ограждения, и со всей силы швырнул в лобовое стекло полицейской тачки. По стеклу пошла паутина трещин, хотя оно не разбилось.
- Они нас всех не перестреляют! Чего ждете?! Их тут сколько? А нас?!! - кажется, остальные сообразили быстрее, чем паника их поглотила полностью: несколько камней и даже осколков стекол метнулись в сторону группы "бобиков". Кто-то кинул на капот машины часть разломанного дрона, вмятина прогнулась в двигательный отсек. Сам зачинщик этого "метеоритного дождя" с криком отчаяния, преобразованного шлемом в боевой рык, взял биту одного из упавших рядом парализованных и кинулся с ней наперевес ко второму представителю "закона".
"К чертям такой закон, который не может меня защитить!"[NIC]Один из толпы[/NIC][STA]КП ~140[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/uZaBw.png[/AVA][SGN]Внешний вид: на голове шлем.
КП не определяется, как выше нормы.[/SGN]

+3

6

Спустя несколько дней усердной работы над заказом и последующими встречами с заказчиком, который запомнился своей необычной белизной, у Синохары было то, что причиталось ему за выполненную работу. То, что сейчас лежало перед ним на столе, вскрытое, как скорлупа огромного ореха. Программист отложил инструменты и откинулся на спинку стула, скосив взгляд на стоящий рядом монитор. Подхватив со стола чашку остывающего кофе, поднёс её ко рту и сделал пару глотков, неотрывно наблюдая за мельканием видеоролика, транслируемого в сети. Это видео Рей уже наблюдал ни раз, но не придавал этому значение, сейчас же он досконально его рассматривал. На запечатленном, на видео человеке, жестоко избивающем лежащую под ним женщину, был в точности такой же шлем, какой сейчас в разобранном виде лежал перед Синохарой. Очевидно, что тот человек совершал действия преступного характера, но окружающие, судя по всему этого до конца не понимали. "Забавно. Это стадо овец не в курсе, что среди них может оказаться волк". Что касается шлема…Это не могло быть случайностью. Два разных мастера не могли одновременно создать  две абсолютно идентичные вещи. Программист иронично улыбнулся с пониманием очевидного факта, откуда взялся ещё один шлем, и кем был этот щедрый даритель, вручивший его ещё одному преступнику. А скольким ещё преступникам (а это могли быть только преступники, так как законопослушному гражданину нет смысла маскировать данные своего психопаспорта) повезло так же, как Синохаре?
Спустя какое-то время он получил ответ на этот вопрос. Сеть пестрила информацией о беспорядках в городе, среди участников которых находились люди в шлемах. Это тоже не могло быть случайностью. Программист припомнил слова Уайта и его приятеля, который предпочел остаться инкогнито, во время передачи заказа.
Ещё большее потрясение ждало Рейдзи, когда он увидел начинку вскрытого шлема, одну из частей которого  держал в руках.  Несколько секунд с расширившимися зрачками программист смотрел на знакомую деталь - несколько таких он собирал собственными руками. "Вот, значит, как? А я этого мог и не узнать". Губы разошлись в наполненной сарказмом улыбке. В мыслях будто вспыхнула цифра двести. Именно столько готовых контроллеров предоставил Неро Уайту. Следовательно, если они в таком количестве требовались именно для этого, значит, где-то на улицах около 198-ми человек в таких же шлемах.
Была ли такова цель заказчика, но его причастность к творящемуся в городе хаосу была предельно ясна. Сейчас Неро осознал и свою причастность к беспределу на улицах города, но ни сожаления, ни досады не испытал по этому поводу. Не было и сочувствия к невольным участникам хаоса. Пожалуй, был интерес. Интерес к происходящему. К чему-то сродни вызову Системе и бюро в целом.
- Значит, это именно то, о чём он говорил, - заряжая пистолет, обратился Синохара к пустоте, при этом взглянув на уже собранный шлем, будто тот вдруг мог подтвердить или опровергнуть его догадки на этот счёт. Там, куда Рей собирался отправиться, как он здраво рассудил, было небезопасно. К тому же бюро наверняка будет поблизости. Но в бюро работали совершенно обычные люди. А люди, как известно, смертны, а иногда неожиданно быстро смертны. Усмехнувшись, мужчина направил дуло пистолета в невидимую мишень возле стены и дёрнул рукой, имитируя отдачу от выстрела. Дырявить стены собственной квартиры он, конечно, не собирался. К тому же столь громкие звуки привлекли бы нежелательное внимание со стороны.
19:05
Надев шлем и накинув куртку, мужчина сунул пистолет в карман, прихватил ключи от байка и отправился на парковку, а оттуда - в сторону беспорядков и хаоса. Вот только уже на подъезде к месту событий Рейдзи передумал погружаться в самую гущу, чувство самосохранения на редкость исправно функционировало. В толпе мелькали форменные одежды полиции, что тоже послужило сдерживающим фактором.  Можно было найти иной способ подраконить бюро. Подкинуть им что-нибудь стоящее для расследования. Размышляя над этим, программист пересёк улицу, свернул на другую и остановился за углом, где было относительно тихо. Мотоцикл был привычно скрыт голограммой, чтобы в отсутствие хозяина, его транспортное средство никого не заинтересовало. Сегодня могло случиться всё что угодно.
По сути, в данный момент Синохара проходил мимо, выбирая обходной путь, чтобы не оказаться в эпицентре потасовок, а понаблюдать издалека, но заметил кого-то в конце переулка и задержался. Пару минут уделил наблюдению за тем, как невысокий, необычной внешности парень разглядывает что-то в витрине, а после направился к нему. Тот не сразу, но заметил медленное приближение человека.  Иначе к кому он мог обратиться? Рейдзи обернулся – рядом больше никого не было.
- А? – откликнулся программист, подходя всё ближе к белобрысому парню. К такому же необычному на вид, как Уайт. Но если последний всей своей яркостью демонстрировал то, что он не скрывается от взора Сивиллы, то первый, настолько серый, казалось, явно желал оставаться незамеченным в толпе.
- Да, от Пака, - импровизировал на ходу Синохара, стараясь выдержать ровный и спокойный тон голоса. – Он просил кое-что тебе передать, - программист  сунул руку в карман куртки, сжав ладонью лежащий в нём пистолет.
- И сказал, что у тебя есть что-то для него, - пальцы  плотнее сжались на рукояти оружия; указательный пока не касался курка.
- На улице сегодня небезопасно, - высказал невзначай, мельком обернувшись назад. Рядом по-прежнему никого не было. Это успокаивало.

+2

7

Зачем-зачем Кайто обернулся и посмотрел на исполнителя? Ожидал чего? Поддержки? Инструкций? Ну, судя по ответным словам, вполне себе тоном отражавших суть запроса Кайто, Танака действительно знал, что предпринять. Такеда смотрел на него, никак не меняясь в лице и ничего не сказав - слова Танаки, в общем, ответа и не предполагали. Он, конечно, предложил выбрать, но выбрал и сам, что уж тут. Доминатор и электрошоковая дубинка, мда. Исполнитель вышел из машины и захлопнул дверцу. Следующую минуту Кайто только смотрел. Сквозь стекло машины происходящее по-прежнему до тошноты напоминало ему уже припомненные игры про зомби. Танака нажал на курок - человек медленно осел, и толпа как безмозглая масса, качнулась назад.
"Две минуты, сказал он", - бездумно повторил про себя Кайто. Мысли были всё ещё будто в тумане, но что-то уже зрело внутри. Он чувствовал это и, более того, краем сознания, словно отстранённо, он знал, что происходит и что произойдёт.
Он инспектор. Он - глаза и руки Сивиллы. Никто из нынешних инспекторов, наверняка, не сталкивался в своём опыте с подобным - старики встречались только среди исполнителей. И при этом, всё равно, не исполнители отвечали за то, что происходит. А почему? Потому что это была работа инспекторов - удержать на плаву порядок в обществе, даже если происходит то, что происходит. Это катастрофа, да. Эти люди, за стеклом машины - чёртовы безмозглые зомби. Они больны, заражены воздушно-капельным путём смертельным вирусом. Они глупы и сами этого не понимают. Но инспектор устойчив к болезни, и, любыми средствами и ценой, он должен остановить эту волну, хотя бы сдержать её до прибытия вакцины.
Кайто медленно вдохнул и выдохнул. Вздёрнул голову - по лбу мазнула качнувшаяся чёлка. Снова сфокусировался на происходящем - как раз вовремя, чтобы поймать взгляд Танаки. Сразу понял, чего ожидает исполнитель, взялся за громкоговоритель. Голос звучал без намёка на страх или нервы, даже искажённый усилением звук передавал это.
- Повторяю, - Такеда говорил и одновременно с этим нащупывал рукой доминатор. - Это Бюро Общественной Безопасности. Сложите оружие и снимите шлемы. В противном случае мы будем вынуждены применить силу.
В этот момент на машины обрушилась предназначенная голове Танаки труба. Ответ толпы был очевиден.
"Потратить здесь больше одной гранаты нельзя", - Такеда щурил глаза, быстро оглядываясь. Он казался неожиданно не сомневающимся и собранным. На самом деле - что-то переключилось в нём. Тут нет среднего варианта. Ты или впадаешь в ужас от того, что происходит, и понимаешь, что обществу, даже стране может прийти конец, и боишься этого. Или - делаешь так, как должен делать любой нормальный человек. И как сам Кайто придумал делать уже очень давно. Ты должен контролировать своё состояние. Ты - единственный, кто ответственен за собственный психопаспорт. Сильный - улыбается. В данном случае улыбаться Кайто не собирался, у него была другая задача. У него была работа, и прямо сейчас он чувствовал, что важнее в его жизни нет ничего.
В лобовое стекло машины прилетела какая-то железка, пустив сеть трещин. Ещё одна такая, и стекло разобьётся. Кайто на мгновение посмотрел сквозь окно на толпу. Кто-то закричал, призывая к сопротивлению - сталкивался он с таким или нет, но в этот момент инспектор понял совершенно ясно, что толпа не отступит.
Секунду спустя он выскочил из машины с дальней от толпы стороны.
- Готовься стрелять, - он бросил взгляд на молчавшую, кажется, в ужасе всё это время Джину, уже замахиваясь для броска - и, обернувшись, понял, что не успеет.
Человек бежал на него с рёвом - шлем скрывал лицо, и Кайто казалось, что лица там нет. Потому что это не человек. В его рука была бита, и его намерения были очевидны.
Кайто не умел драться врукопашную. Он всегда это знал, и всегда полагал, что это не работа инспектора. Но бывают случаи, когда не имеет значения, и не только потому, что на тебя бежит мужик с битой и невменяемым рёвом. А потому, что этот остаток от человека должен быть остановлен. Здесь.
Поэтому, зло щурясь почти рыжими в таком освещении глазами, Такеда не двинулся с места, даже не шевельнулся, ровно до того, как до удара останется секунда - и тогда распахнул навстречу бегущему дверцу машины, ловя на неё удар орудия, и заодно заставляя натолкнуться и потерять пыл. Ненадолго - но достаточно, чтобы Кайто пнул его, отбрасывая, и принял одно из двух возможных решений: выхватить электрошоковую дубинку, чтобы закончить с этим парнем, или бросить гранату, чтобы покончить с подступавщей волной зомби.
Такеда сделал два шага назад и бросил гранату.

+4

8

off. сумбура пост.

Когда ты целыми днями сидишь в лаборатории или за столом исполнителя, листаешь отчеты и пишешь их – это нормально; когда ты не спишь ночами и мониторишь своих товарищей, подсоединяя к ним аналитиков, если времени листать кнопки линий связи нет  – это необходимость и это нормально.
Когда тебя выбрасывают на очередное задание, как котенка на мороз – это безумно волнительно; а первые пять минут ужасно волнительно и даже трогательно. Ровно до того момента, как в нос бьет ядреный запах жженого пластика и ядовитой гари, наполняющей твои легкие, что никакие фильтры персонального безупречного автомобиля тебя не спасают.
Для Джины – для птенчика сыча; домашней фиалки с нутром венериной мухоловки – события мелькают со скоростью тысяча кадров в секунду. Она с благодарностью ловит слова Танаки и ей очень хочется прижаться к взрослому – пахнущему сигаретами и формальдегидом – мужчине, чтобы почувствовать поддержку и опору старшего товарища. Еще в лифте она считала пролеты этажей, пытаясь настроиться на нужный лад и не дать себе волю в очередной раз опустошив желудок от вида крови; Мацуи хотела помогать, но чертовы психозы не давали ей этого. Мацуи крепко сжимала ладошки в кулаки и обещала себе, что будет держаться; ведь крови будет много.

Она это знала.
Нет, даже не так; она это чувствовала.
Что-то внутри или может быть бессознательный анализ данных позволял ей предсказать, смоделировать, дать некоторую оценку той ситуации, что давно вышла из под контроля. Вырвалась обезумевшим бешенным псом.
Перед глазами Джины встал образ ее домашнего любимца; друг детства и прекрасный сторожевой товарищ, которому отец переломал хребет, после того, как животное укусило совсем кроху-Мацуи за руку, едва не оттяпав с концами. Тогда оперативница совсем не понимала для себя угрозы; да, это было больно, но иногда существа, которых мы любим причиняют боль, от чего же…
КП совсем не повысился; совсем немного (на десяток чисел), но шрам до сих пор иногда саднит перед сменой погоды.
Джине кажется, что именно тогда она начала бояться крови.

Яркими пятнами в сером хаосе дыма была кровь… Кровь… Кровь…
Она растекалась по асфальту, она запекалась на кусках арматур и деревянных дубинок; на разбитом стекле витрин ярких магазинов. Неоновые лампы мерцали и взрывались хаотичными искрами; сердце у Мацуи колотилось как бешенное. Девушка рассеяно смотрела то на Кайто, то на Танаку, то на выданный доминатор; ей приходилось стрелять и раз, и два, и три… По пальцам обеих рук, наверное, можно было счесть, ибо никогда не хотела. Но это нужда, необходимость во славу пыльных затхлых углей, которые вспыхивали и гасли; которые звались С и с т е м о й.

Удар; лобовое стекло в трещащей-звенящей паутине. Этот звон стоит в ушах, Джина хочет заставить себя зажмуриться, но понимает, что не может – совсем; глаза уставились в бегущего человека, там, за стеклом. Треск. Треск тихий и почти не слышный.
«Оно не выдержит. Лопнет-лопнет-лопнет…» - Невысокая и хрупкая, она сжимает в своей руке доминатор, который ей не по руке, до белых костяшек, до боли в локтевом суставе.

Джина выскочила из машины на мгновение раньше, чем успела об этом подумать; быстрее, чем слова Кайто добрались до воспаленного сознания.
С грохотом за ней закрылась дверь автомобиля; секундой позже инспектор Такеда открыл дверцу, выбивая дух из летящего с дубинкой человека…

Нет, нет, нет, они уже животные… Обезумевшие и неконтролирующие себя…

Так, так я должна себя успокаивать?
Щелчок чеки; граната несколько раз отскакивает от покореженного асфальта.
Джина щурится и не хочет смотреть на взрыв; но смотрит в спину Кайто.

+2

9

Мужик не вызывал доверия, особенно когда не видно лица. Впрочем, все, с кем якшался Пак, не располагали к себе изначально. Специфика работы, видимо, такая. Нервно облизав сухие губы, Стелс тоже глянул за плечо обернувшегося назад связного - там никого не было, лишь на выходе пару раз мелькнули пробежавшие мимо тени, но даже если кто заглянет в переулок, то тут света не хватит увидеть хоть что-то в подробностях. Да и плевать всем.
- Передать. Этот говнюк совсем охренел? Сам должен был придти...
Но это было скорей ворчание, чем подлинное возмущение. По сути дела, Невидимке было плевать, с кем сейчас трахается или может даже дерется его курьер. Главное, что прислал связного. Видимо, не слишком опытного, раз так оглядывается часто, проверяя, нет ли "хвоста".
- На улице всегда небезопасно. Особенно на этой. Так что Пак передал? - сам он уже протягивал носитель с инфой, не собираясь долго ждать. Ему до черта хотелось жрать. - Вообще, он обычно пожрать приносил.
Желудок будто услышал и взвыл голодным урчанием, от чего Стелс поёжился и сунул уже свободные руки в карманы, шмыгнув и втянув голову в плечи, быстрым нервным движением потрогал рытвины шрамов под глазом. К тому же, начинался отходняк от двух суток без сна - надо реал купить еды и забуриться спать, позволить себе роскошь аж в семь... нет, в восемь часов сна!
Взгляд невольно метнулся туда же, куда скользнула рука связного, видимо, Пак реально что-то ему передал. Может, наконец-то пришли сплит-элементы? Или, - да неее, слишком долго ждет он уже их! - даже охладительная наноситема? Сердце забилось чаще в ожидании чуда. Он даже плюнет и простит этому дебилу собственное полуголодное существование в его отсутствие и вынужденную вылазку в город.
- Давай быстрее уже, а, - он протянул руку за "передачей" от своего курьера, когда довольно далеко, за несколько кварталов отсюда послышались полицейские сирены. Если дроны, хрен с ними, с собой есть глушилка. Но вот если ребята из БОБ... - надо расходиться, - он кивнул на лестницу за собой. Высоковато, но этот точно сможет подтянуться и уйти. - Обратно только не лезь на улицы, здесь в соседний район попадешь.
И вдруг его будто стукнуло тревожным предчувствием, а своим инстинктам Стелс доверял. Он нахмурился и буквально в долю секунды развернулся и рванул с места к лестнице. Если оттолкнуться хорошенько, он успеет. Если это "БОБик", это даже хуже, если кто-то пришил Пака и завладел инфой. На инфу, которую он теперь знал наизусть и мог по памяти даже ту схему восстановить, ему плевать, а вот быть казненным или в одну из этих "исправиловок" заселяться - ну уж, дудки!
Еще два шага и он уже делает пряжок, отталкиваясь от стены в прыжке вверх в сторону нижней перекладины лестницы.

[NIC]Stealth[/NIC][STA]>264...<299[/STA][AVA]http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0504/h_1493902592_2176123_c1ce27d0f0.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: бледен, синяки под глазами, губы обветрены и обкусаны, до крови обкусаны ногти и кожа вокруг них. Одет в серую толстовку с капюшоном, накинутым на голову, темно-серые свободные джинсы с карманами по бокам, серые кроссовки на мягкой подошве.
С собой: портативный усовершенствованный пк с отметками уличных сканеров, карточка с открытым счетом и ключ-карта от квартиры.[/SGN]

+3

10

Инспектор зашвырнул электроимпульсную гранату в толпу людей. Танака был рад такому решению. Даже если электрический импульс покроет не всю толпу, то остальных можно планомерно отловить и повязать. Главное, чтобы они не бросились от страха в рассыпную в разные стороны по улицам, а ведь, скорее всего именно так они и сделают. Танака с тоской подумал о том, что сейчас придётся много бегать.
- Джина… - он хотел снова сказать ей что-то ободряющее, что она справится, но когда оглянулся, увидел её стоящей за спиной инспектора, поэтому в итоге обратился к ним обоим, - Мы должны действовать быстро, но задача ведь не в том, чтобы поймать их всех, верно? Только подавить беспорядки?
«Точно так же она стояла бы за моей спиной», - выдохнул и повернулся к запаниковавшим людям, которых не зацепило электромагнитной волной, - «Почему я ревную? Да, она моя подопечная, но они взрослые люди, справятся и без моей заботы. Оба».
Безопасность инспектора прежде всего? Да, всё так, только если ты в состоянии закрыть его собой. Но всё совсем иначе, когда исполнитель такая хрупкая девушка. Как Система Сивилла выбирала её на эту должность? По каким критериям и качествам характера? Ответы на эти вопросы Танака никогда не находил, но считал в итоге, что это не его ума дело. Если Система решила так, значит на то были причины.
Не теряя времени на бессмысленные размышления, исполнитель Танака окинул взглядом людей, которые в панике попятились от машины Бюро. Он выбрал того, кто так и не выпустил из рук оружие, рассудив, что это более социально опасный человек, чем все остальные. Хиро сделал два тяжёлых размашистых шага, затем перешёл на бег, всё так же сжимая в левой руке рукоять доминатора, а в правой дубинку. Вопреки здравому смыслу, преступник не стал убегать, он встретил исполнителя размашистым ударом монтировки, Танака увернулся несколько раз, затем сам нанёс удар дубинкой, сопровождаемый разрядом электричества, в итоге противник упал на асфальт, а Хиро шумно перевёл дыхание и поднял взгляд на следующую цель.
«Долго ли они проваляются без сознания? Наручников то у меня с собой всего две пары», - ни одной лишней мысли, он был сосредоточен на своей работе, но его моментально парализовало удивлением, когда он услышал входящий звонок, бросил взгляд на браслет исполнителя и увидел имя бывшей жены, - «Что… что случилось?»
Танака мог самовольно отключиться от общего канала связи, предназначенного для общения сотрудником одного подразделения на задании, но не стал пока этого делать, чтобы не привлекать излишнее внимание инспектора. Поэтому, отвечая на звонок жены, он ничего не сказал, только слушал. Её голос коллеги не могли услышать, только его ответ.
- Хироси… - голос был тревожным, хотя обращение привычное, - Я не могу дозвониться до сына… до нашего с тобой сына!
- Что?! - он всё-таки сказал это вслух, снова срываясь с места, в погоню за следующим потенциальным преступником, и в этот момент всё-таки отключился от канала связи Бюро, - Что ты сказала?
- Он был в детском саду, когда всё это началось, я не могу его найти. Ты же работаешь в Бюро! Ты можешь найти его? - дальше она говорила бессвязно, но давала нужную информацию, называла адрес учреждения, имя ученика, то есть имя его сына. Черт возьми, его сына!
- И… как ты могла скрывать это от меня? - проговорил тихо, но очень агрессивно, попутно вырубив второго человека, носившего шлем, более грубо, чем первого. Сейчас, оправившись от первого потрясения, Танака буквально чувствовал, как в руках концентрируется агрессия, но вместе с тем его сердце сковало мерзким холодом тревоги. Она была права. Нужно найти ребёнка. Но кто же отпустит исполнителя с задания?
«Если я буду его умолять, он всё равно меня никуда не отпустит», - Хиро оглянулся на Кайто, который был тоже занят преступниками, - «Нет, я позже объясню ему всё».
Вот только поймёт ли его инспектор, после того, что исполнитель собирался сделать? Он решил сбежать с задания. Не просто с задания, а вообще от инспектора. Он решил нарушить первое непреложное правило работы исполнителем. И будь, что будет.
- Я понял, - Хиро побежал к ближайшему перекрёстку, будто преследуя побежавшего туда преступника, но вовсе не собираясь тратить время на посторонних людей, - Я найду его. Обещаю. Если что, ищи его в реабилитационном центре, но надеюсь, что до этого не дойдёт.
Он не стал обрывать звонок. На самом деле её слова немного успокаивали его агрессию, хотя обычно только раздражают. Она плакала. О, да, она беспомощно лила слёзы и жалобно просила его о помощи. Звук её голоса вызывал приятное удовлетворение. Прямо сейчас она нуждалась в нём как никогда прежде. Он хотел это ощутить, но не такой ценой. Если этот ребёнок и правда именно от него, то можно даже понять, почему она до сих пор не забыла его, не оставил позади в своей жизни. Всё, наконец, встало на свои места, Хиро стал понимать смысл их телефонных лицемерных разговоров, стал понимать, что именно она хотела сказать всё это время. Да, он понимал, что он сволочь. Она была беременна, но не успела сказать ему, когда его арестовали.
«Злая ирония».

Танака даже не скрывал своего местонахождения, он не знал, как это сделать, да и не стремился к этому, он просто игнорировал входящие звонки от инспектора. Около часа у него ушло на то, чтобы добраться на своих двоих до нужного места и обыскать всё здание детского доакадемического образования.
- Когда ты должна была забрать его? – он обратился к жене, которая всё ещё была на связи, но уже не всхлипывала, словно почувствовала надежду, что бывший муж действительно может найти ребёнка, - Ясно. Я не думаю, что он всё ещё где-то здесь. Но я посмотрю в округе…
Всё это звучало как обнадёживающее обещание, но он сам уже не верил в успех своих поисков. Хотя он обещал. Обещал ведь, что найдёт его. Значит, у него нет выбора. Много ли людей, которым он в жизни что-либо обещал? Нет, не много. Много ли обещаний он сдержал и выполнил? Тоже не много. Но это было слишком важным и личным. Сложно объяснить, что такое отцовский инстинкт, но похоже, это был именно он.
«Где ты? Я не знал, что ты вообще существуешь, это так, но я хотел бы хотя бы раз увидеть тебя», - мысль была полна надежды, а в сердце вновь защемило так, словно он дотронулся до мёртвого тела своего сына. Сколько раз он прикасался к мёртвому телу, вместо живого? Сколько раз он видел на месте мёртвого живое? Сколько? Слишком много. Сейчас он не хотел верить в то, что найдёт труп вместо живого ребёнка.
- Хироки?! - выкрикнул имя сына и невольно поморщился. Она назвала его так очевидно в честь отца. Слишком очевидно. Невыносимо.
Ещё полчаса Танака кругами обходил здание, постоянно увеличивая радиус поиска. Аналитики уже должна были заметить, что «беглый исполнитель третьего подразделения» ходит кругами вокруг одной и той же точки. Если поимка дезертира для Бюро важнее подавления беспорядков, то вскоре сюда прибудет любой из инспекторов третьего подразделения. Хиро думал только об одном – успеть найти сына до того, как его найдут инспекторы.
Очередной раз выкрикнув имя, он услышал отклик. Испуганный детский голос казался не реальным, после долгих поисков, он наконец нашёл сына примерно в одном квартале от того места, откуда его должна была забрать мать. Он просто спрятался и ждал, когда бойня на улицах закончится. Трусливо, но рационально. Хиро нервно улыбался ребёнку, пока объяснял, кто он такой и почему пришёл за ним вместо матери. Разумеется, он солгал, сказал лишь то, что она попросила его прийти. Не сказал, то что является родным отцом, нет, наверное, это было бы зря. Но почему, чёрт возьми, всё ещё так болит сердце?
Танака активировал голографический экран браслета исполнителя и пока так и не решился набрать своего инспектора. Поймёт ли он все объяснения исполнителя? И сможет ли Хиро сказать всё, при сыне? Нет, не сможет.
«Она врала тебе, что я мёртв. Наверное, она права, будет лучше, если я останусь мёртв», - он посмотрел на мальчишку, поймал его напряжённый хмурый взгляд, и назвал себя давним другом его матери, назвал её имя, сказал, как она выглядит сейчас, чтобы ребёнок убедился в правдивости слов незнакомого мужчины. После этого он всё-таки вышел на связь со своим инспектором.
- Инспектор Такеда, я приношу свои глубочайшие извинения, но у меня была личная причина для того, чтобы отлучиться. Со мной ребёнок. Я хотел бы чтобы его доставили в Бюро. То есть я хотел бы взять его с собой… - он зажмурился, зная, что не услышит ничего лестного в свой адрес.

Отредактировано Tanaka Hiro (28.01.18 05:42)

+4

11

Ублюдок! - Прохрипел с ненавистью, сидящий на асфальте преступник. Динамики поломанного шлема исказили голос, превратив его в непрерывный ряд неприятных ушам звуков - Какое право вы имеете судить нас после всего того, что натворили?!
Заткнись! - Сюхей раздраженно сплюнул на асфальт кровь, отдававшую металлом. Того не совсем понимал, от того ли это, что кровь по своей природе имеет металлический привкус или же от напряжения Сюхей растопил все импланты, что были в его теле. Мысль не казалась абсурдной, инспектор был на взводе. Того ненавидел происходящее в городе. Он не мог поверить, что кто-то способен сотворить такое: массовые беспорядки, бунт, множество преступников, что час назад были невинными людьми.
Какие твари посмели погубить психику невиновных, обрекая на смерть от доминатора или на вечное заключение в реабилитационных центрах?
Сюхей был истощен и довершал работу он уже на автомате. Осталось только лишь повязать разбросанные без сознания тела и отвезти в бюро. Дело Того в секторе было закончено. Преступников в шлемах оказалось чрезвычайно мало, и видимо, те из них, что оказались в секторе, попали туда случайно.
Того отметил для себя, что малое количество преступников в его задании - это к лучшему. Сюхей испытывал неприятные ощущения, как никогда ранее с момента предательства напарника Макото. То, что творилось в этот день отбросило все старания Сюхея назад на много шагов - пускай Того и спас около полусотни человек от смертных приговоров за свою карьеру, но в этот день к смерти или заключению подвержены тысячи человек.
Другим подразделениям могла требоваться помощь, а потому Того стоило выдвигаться. Но перед этим Сюхей желал подарить себе миг лишенный напряжения.
Инспектор решил сбить волнение и достал из внутреннего кармана недокуренную сигару. Вспышкой зажигалки Того объял сигару хвостами пламени, обращая сухой табак в горящий рубин угля. Того чувствовал себя алхимиком, создавая из сухого горького листа золото наслаждения посредством алого тлеющего философского камня.
Ухмыляясь своим мыслям, инспектор выпускал голубой дым, переливающийся неоном в свете недалеко стоящей башни Нона. Сюхей на миг почувствовал безмятежность. Он создал для себя око тайфуна и решил хотя бы несколько мгновений отдаться созерцанию и покою. Пока сигара не погаснет, Того видел смолянисто черную воду, мерцающую рыжими светлячками, будто огнями спичек, он смотрел на блестящий лазурной сталью небосвод, на обелиски гордых небоскребов, титанические заводы подобно Атласу держали на своих плечах атмосферу.
Еще миг покоя. Никаких мыслей о системе, о беспорядках, о крови, о службе и... О Макото.
Холод ударил в затылок.
Что-то случилось
Беспокойный голос Такеды и исполнителей, зовущих кого-то. Растущее волнение и злость в голосе. Крики и рыдания преступников. Обреченных на смерть. Пятна крови на асфальте. Разбитые витрины. Объятый пламенем квартал. мертвенно-бледный дым сигары подобно белому дьяволу парил в свете башни Нона. Нарастающая злоба. Того видел  черную воду, подобную толщам компоста мерцающую огнями пожарищ, он смотрел на блестящий огнями доминаторов и сталью небосвод, на небоскребы, подобные циклопическим погостам, на жуткие заводы подобно Харибде выпускающие едкий горячий дым в лоно атмосферы.
Ни капли покоя. Теперь только одна мысль в голове: Предательство. Исполнитель сбежал. Сбежал Танака Хиро.
Сюхей отбросил сигару, и отправив своего исполнителя в фургон БОБ, а сам прыгнул в свою машину.
Выдавив педаль газа, Того лихо промчался по улицам, выведя машину на набережную. Солёный ветер бил в лицо, небо, отражая огни пожаров, кое-где походило на дымящийся адский котёл.
Кровь каплей стекала по прокушенной губе Сюхея.
Следователь понимал, что его предали. Опять. Еще один близкий человек среди исполнителей стал врагом, ослушался приказа, сбежал и обманул близких.
Хироси, за что?
Маячок не исчез. Было известно, куда Хиро отправился, а потому Того оставалось лишь следовать за исполнителем
Говорит инспектор 3его подразделения Того Сюхей, я найду Танаку - прошипел Сюхей в рацию и выкрутил звук на минимум. Сейчас ему не хотелось никого слышать.
Осталось два квартала. Доминатор под рукой. Того не отдавал себе отчета, что он сделает с Хиро и что будет делать, если придётся убить Танаку.
За поворотом близ бордюра Сюхей остановил машину. До цели оставались считанные сотни метров и Того бросился из салона в темноту улиц. Во мраке переулков мерцали два голубых огонька, подобно тем, что зажигаются ночами на болотах - призраки умерших. В глазах же Сюхея умирали, догорая, остатки доверия к исполнителям.
Выйдя из-за очередного поворота, Того на мгновение вздрогнул, зрачки сузились, доминатор крепко лёг в руку, а весь чёрный силуэт выгнулся, будто у гончей перед атакой. Прямо перед глазами инспектора стоял Хиро с ребёнком.
- Хиро, стой без движения!
Сюхей быстро сокращал дистанцию, но пока даже не поднимал доминатор, будто забыл о том, что это вообще возможно.
Сверля яростным взглядом Танаку, Сюхей крикнул: Отпусти ребёнка! Мальчик, отойди.
Лишь когда между служителями бюро оставалось четыре метра, Того медленно начал поднимать орудие суда.
Он не хотел слышать ничего от Хиро, он не хотел ничего знать, ничего кроме приказа Сивиллы. Что говорит закон, который Сюхей оспаривал. Что говорит безупречная система?
А ведь и впрямь, Сивилла почти не ошибается.
Мера противодействия цели изменена. Текущий режим...
Что скажет закон теперь. Как выглядит предательство на языке машины?

Отредактировано Togo Shuhei (17.02.18 17:12)

+4


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Сюжетные линии » 05.02.2113 "Огонь на Востоке"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC