Вверх
Вниз

Psycho-Pass: justice will prevail

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Путеводитель по миру PSYCHO-PASS » Новелла Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu


Новелла Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu

Аудио-новелла повествует о расследовании небезызвестного "Дела об образцах" ещё в бытность Когами Шиньи Инспектором.

http://s9.uploads.ru/yBxuJ.jpg

+1

2

Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu
Текст. Оригинал. http://noitamina.tv/novel/
Аудио. Оригинал. https://vk.com/wall-37283879_13231

PSYCHO-PASS/Zero: VOL.1 CD1  – 1. むかしばなしをはじめようか (1 часть. перевод _по_тексту_)

Psycho-Pass Zero: Безымянный монстр. Глава 1.

"Я стал латентным преступником из-за своей горячей любви к женщинам!" - такой была любимая фраза Сасаямы Мицуру.

1

Поздней ночью в офисе криминалистов первого отдела Бюро государственной безопасности под жужжание огромных вентиляторов инспектор Когами Шинъя и пристав Сасаяма Мицуру занимались тем, что мерили друг друга злобными взглядами. Точнее, это Когами мерил Сасаяму злобным взглядом.
- Эй.
Даже сам Когами остро ощутил, насколько слабым и жалким вышел у него этот оклик. Тихий, невнятный звук тут же поглотили огромные вентиляторы, и ушей Сасаямы он не достиг.
- То, что ты сделал, идет вразрез с твоими профессиональными обязанностями и нагло попирает правила внутреннего устава.
У Когами возникло чувство, будто его слова растворяются в воздухе, засасываемом в вентиляционную шахту, стоит им только покинуть его рот. Бессильно вздохнув, он устремил взгляд в потолок. Сколько раз они уже проходили через этот разговор? Злость по-прежнему была, вот только теперь она настолько ослабла, что стала лишь жалкой тенью первоначального чувства, и даже сам он осознавал ее наигранность. Ровный свет флуоресцентных ламп, казалось, был идеальной декорацией для разворачивающего фарса.
Работа инспекторов заключалась в том, чтобы держать приставов под наблюдением и, используя их, выполнять свои профессиональные обязанности.
Именно этому Когами учили в Институте подготовки молодых кадров, когда он пришел работать в Бюро госбезопасности. Учили, но... Человек, сидящий сейчас перед ним, ни разу не выполнил задание так, как приказывал ему Когами. Хотя нет, один-то раз он, может, когда-то и сделал так, как его просили, но в подавляющем большинстве случаев ему было плевать на все приказы и указания. Такой диссонанс между идеалом и реальным положением вещей продолжался вот уже 5 с половиной лет и не прекращал ставить Когами в тупик.
Когами подумал, как он презирает оракула системы "Сивилла" за то, что та нашла у Сасаямы Мицуру способности, необходимые для работы приставом, и вздохнул, наверное, в сотый раз за сегодня.
Система "Сивилла"... Таким именем звалась комплексная система всестороннего обеспечения и поддержания качества жизни людей на протяжении всего периода их жизни, находящаяся под юрисдикцией Министерства здравоохранения и благосостояния; суперкомпьютер, который, считывая показатели эмоционально-психологического состояниях людей и переводя их цифровые данные, позволял предоставить каждому оптимальное социальное обеспечение. У людей исчезла необходимость метаться и искать себя, ведь посредством детального анализа их психики, характера, склонностей, увлечений и прочих ментально-эмоциональных характеристик, проводимого "Сивиллой", они легко могли узнать, какая профессия, какой круг общения, какие условия жизни и какая карьера им больше всего подходит. Терзания и мучения, связанные с выбором, остались теперь только, пожалуй, в произведениях классиков.
- Тот, кто может, тот и делает. Вот главный дар "Сивиллы" человечеству!
Согласно этому слогану, в мире, управляемом "Сивиллой", необходим был каждый; каждый становился частью общей структуры социума, от каждого бралось по способностям, и каждый был на своем месте. Само собой, даже стоящий сейчас перед Когами и зевающий, широко разинув рот, Сасаяма.
- Ну, в общем, Когами, не хочешь для начала волосы вытереть?
Словно не замечавший терзаний Когами Сасаяма вернулся у своему образу беззаботного весельчака, как ни в чем не бывало, протягивая Когами полотенце для лица.
Дожди в этом городе шли часто, поэтому не было ничего необычного в том, чтобы оказаться застигнутым очередным ливнем в пути. Вот и в тот вечер по пути на задание стихия внезапно разразилась, вымочив их до нитки, из-за чего черные волосы Когами, пропитавшись водой, неимоверно потяжелели.
Неожиданное проявление заботы со стороны Сасаямы заставило Когами поднять на него взгляд. Желая избежать натянутости в своих отношениях с Сасаямой, которая могла бы помешать выполнению их служебных обязанностей, Когами слегка кивнул и уже протянул было руку за предложенным полотенцем, однако тут же замер. При ближайшем рассмотрении оказалось, что полотенце выглядело поношенным, от него исходил неприятный запах, а расплывшаяся надпись на нем гласила "Ooyama Onsen Spa Land".
- Сасаяма, откуда у тебя это полотенце?...
Со времени своего создания "Сивилла" все повышала точность измерений человеческого разума и души и вскоре смогла вычислить даже числовое значение, показывающее вероятность того, что человек в будущем совершит преступление - так называемый "коэффициент склонности к преступным деяниям". Это позволило изолировать людей с высокими коэффициентами склонности к преступлениям - так называемых латентных преступников - от общества еще до того, как они совершили что-либо противозаконное.
Среди латентных преступников встречались такие, кто после прохождения курса реабилитирующей терапии смог вернуться в общество, ну а тех, чей коэффициент превысил определенное установленное нормами пороговое значение, и было определено, что лечение невозможно, помещали в специальные исправительные учреждения до конца их дней. Те из них, у кого "Сивилла" находила необходимые способности, становились приставами, работающими на общественных началах на благо страны под строгим надзором.
Такие приставы не могли свободно даже приобрести предметы первой необходимости. Само собой, что и поехать отдохнуть на горячие источники они также не могли. Тот факт, что у одного из вышеозначенных приставов вдруг оказалось полотенце с онсен-курорта, мгновенно насторожил Когами.
Заранее зная, что ничего вразумительного он в ответ не услышит, Когами все же задал вопрос - не из поэтизированной верности долгу, который требовал от него "держать пристава под строгим контролем", а из-за условного рефлекса, выработанного в нем пятью с половиной годами совместной работы с Сасаямой.
- Оно на дороге валялось, вот я его и подобрал, когда мы на Огисиме были.
Как и предполагалось, ответ Когами не удовлетворил, но он только вздохнул и повесил голову. С его челки капала вода, падая на металлический пол офиса первого отдела криминальных расследований.
- Эй, да ты ж ведь мокрый до нитки! На вот, возьми, вытрись!
- Отвали!
- Ну, как хочешь.

Даже сейчас, получив столь грубый отказ, Сасаяма, казалось, ничего не заметил и, как ни в чем не бывало, энергично начал вытирать свою голову найденным полотенцем. Брызги, полетевшие при этом с его коротких волос, попали Когами на щеку, что разозлило и без того уже раздраженного Когами еще больше.
- Не подбирай ничего, когда мы на заданиях!
- Тогда где и когда мне подбирать? В свободное время? В этом унылом официальном здании? Как будто тут кто-то что-то хорошее обронить может!
- Да не в том дело! Прекрати творить отсебятину во время заданий! Начать хотя бы с того...

А начинать надо было с того, что с Сасаямой отсебятина всегда была основной проблемой на любом задании.
- ...что оно грязное! Не вытирай волосы какой-то грязной тряпкой, которую кто-то бросил в заброшенной зоне, а ты, как дурак, подобрал!
У Когами перед глазами предстало то место, в котором им сегодня вечером пришлось побывать - Огисима, крупнейший заброшенный район в стране. Когда в Японии еще было живо понятие международной торговли, а основным энергоносителем была нефть, этот район был крупной промышленной зоной с рядами частных заводов и фабрик. Но времена изменились, международная торговля стала пережитком прошлого, а население Японии сократилось до десятой части того, что насчитывалось в лучшие времена, так что необходимость в больших производствах отпала, и их забросили, законсервировав. Теперь эта огромная по площади территория официально считалась незаселенной. Неофициально же, сюда стекался определенной сорт людей - сомнительных, пользующихся дурной славой людей из тех, что существовали во все времена и искусно умели находить места потемнее, где можно было спрятаться, скрыться; людей, которые не могли или не хотели привыкать к жизни под контролем системы "Сивилла". Зона стала пристанищем для всех нечистых, порочных, отвергающих общество элементов, нависая над городом тенью гигантского монстра, раскинувшегося в самом сердце Токийского залива.
Стальные здания фабрик и заводов давно потеряли свой первоначальный облик из-за постоянных нелегальных перестроек и переделок обитателями зоны и теперь казались тенью огромного живого существа, выбрасывающего бесчисленные щупальца труб и переходов, часть которых обрывалась в некоторых местах, другие же тянулись к соседним зданиям, пересекаясь, переплетаясь и смыкаясь друг с другом.
Пыльные пятна застарелой нефти, черная, липкая, непонятно откуда текущая мутная вода, в которой плавали трупы тощих крыс... Бродяги под ногами, валяющиеся в собственной блевотине... Когами показалось, что вонь ударила ему в нос при одном лишь воспоминании об этом месте. И этот человек серьезно только что вытер голову полотенцем, подобранным там?... И даже хуже: без малейшего зазрения совести он пытался заставить его сделать то же?... Когами почувствовал, как его и без того тяжелая от сырых волос голова наливается тяжестью еще больше. Да, латентные преступники, похоже, и в самом деле были потеряны для общества.
- Да ничего оно не грязное. И не вонючее. Сам посмотри! - с этими словами Сасаяма сунул полотенце Когами под нос, что заставило Когами непроизвольно отшатнуться и негромко вскрикнуть. Чего дебошир, видимо, и добивался, глупо захихикав.
Его беззаботный смех разъярил Когами, и терпение инспектора лопнуло. Стукнув кулаком по ближайшему столу, он зарычал: "Чтобы написал мне официальную объяснительную своим действиям во время сегодняшнего задания!"
- За что?!
- Ты хоть понимаешь, что ты наделал?!
- Послужил на благо общества, разве нет?

- Ха! - Когами громко и театрально фыркнул, и даже ему самому жест показался преувеличенно наигранным. - Вот так чудеса! С каких это пор давать сбежать латентным преступникам с явно зашкаливающим коэффициентом считается службой на благо общества?
- Стрелять в женщин не в моем стиле. Я же...
- ...стал латентным преступником из-за своей горячей любви к женщинам? - не церемонясь, перебил его Когами. - Заколебало уже это слышать!
В последние годы заброшенными зонами, в течение долгого времени слывшими неприкосновенными, наконец, занялись, пуская строения в них под снос. Огисима исключением не стала, и слом заброшенных строений успешно продвигался и там, однако этим вечером между обитателями зоны и бригадой, осуществляющей демонтаж, вспыхнул конфликт. Когами и Сасаяма прибыли на место с приказом навести порядок, однако Сасаяма откровенно позволил нескольким латентным преступникам сбежать. Все они были исключительно женщинами.
Сасяма картинно откинулся на спинку офисного кресла и начал в нем крутиться, устремив проказливый взгляд на Когами и показывая ему язык.
- Да ты сам подумай... - возразил он, выпрямившись на стуле. - На кой им вообще взбрело в голову демонтировать Огисиму после стольких лет? Властям же вот уже несколько декад подряд было совершенно плевать на нее, так ведь? Но именно благодаря этому куча латентных преступников, которых нам карать - не перекарать, за пределы этой зоны не совалась, в каком-то смысле сидя у себя там ну практически под замком. И пока они тусовались исключительно там, вреда от них не было, от чего общественная безопасность только выигрывала, разве нет?
И в самом деле, для бюро, испытывающего постоянную нехватку кадров, заброшенные районы, разбросанные тут и там, были джунглями, соваться в которые необходимости не было. Что бы там не происходило, оно было вне их компетенции, и высшие эшелоны бюро придерживались именно такого подхода.
- Допустим, мы специально выманим обитающий там сброд и устроим на них облаву. Теперь вопрос: а есть ли у нас исправительные учреждения, способные их всех вместить?
Сасаяма, может, и был невоспитанным грубияном, но ни слепцом, ни дураком он определенно не был. В глубине хитрых глаз светился огонек острого ума, и Когами об этом прекрасно знал. Он запнулся, не сразу находя, что ответить на разумный довод Сасаямы.
- Это... не нашего с тобой ума дело. Мы сейчас обсуждаем то, что ты знал, что перед тобой латентные преступники, но все равно дал им сбежать, и тем самым ты фактически лишил их права пройти реабилитацию и вернуться в общество его полноценными членами.
- Пройти реабилитацию и вернуться в общество, говоришь... Какие высокие идеалы... Хех, ничего другого от представителя элиты бюро мне и не следовало ожидать.
Сасаяма с безразличием вздохнул, вытаскивая из нагрудного кармана пиджака примятую пачку сигарет, и закурил.
- Будешь?
- Я не курю! Сколько раз тебе повторять, пока ты, наконец, это усвоишь?
- А, и то верно, и то верно.

Дым, который он выдохнул, медленно поплыл в воздухе между двумя мужчинами, словно бы ничего и не происходило.
Психопаспорта с небольшими девиациями коэффициента склонности к преступным деяниям поддавались коррекции, но существовал предел, после которого восстановление было практически невозможно. При его превышении у таких латентных преступников было лишь два пути: либо провести всю жизнь в исправительном учреждении, либо, как в случае с приставами бюро, работать на благо общества под тотальным контролем. Какие бы возвышенные идеалы о правах человека общество не пыталось поддерживать, судьба латентных преступников была от них далека и сводилась к тем самым двум опциям. "Уж я-то, сам будучи латентным преступником, знаю это как никто другой, поверь мне..." - казалось, говорило молчание Сасаямы.
А табачный дым, тем временем, бойко засасывали огромные вентиляторы.


2

- Если у вас ко мне больше нет вопросов, то можно, я пойду? - спросила Кирино Токо двух мужчин, обменивавшихся враждебными взглядами.
Было холодно.
С плиссированных складок ее формы капала вода, а мужчины по-прежнему продолжали спорить между собой, не предложив ей ни выпить чего-нибудь горячего, чтобы согреться, ни даже полотенца. Токо, которая и без того продрогла до костей от колючего зимнего ветра, становилось еще холоднее от вида двух ссорящихся перед ней мужчин.
- У вас здесь ужасно холодно. Нельзя ли на кондиционере температуру повыше задать?
В этом году Токо исполнилось 16, но столь вопиюще грубо и невоспитанно с ней не обращались еще ни разу за всю ее жизнь. С ранних лет она училась в престижной частной академии Осо, где находилась в окружении закрытого отборного круга таких же молодых девушек, как и она сама, которых воспитывали, словно принцесс. Даже когда воспитанницы выходили за пределы академии, им оказывали всяческий почет и уважение, лишь завидев их являющуюся своего рода символом форму.
Сейчас же дела обстояли совсем иначе. Ее сейлор-фуку, ценимая за следование традициям, как и ее роскошные черные волосы, насквозь пропиталась водой и липла к телу. Увидь ее в таком виде ее строгий отец, он бы, наверное, разрыдался; двое взрослых мужчин же словно ничего не замечали и, очевидно, не собирались предпринимать ровным счетом ничего, чтобы улучшить ситуацию. Терпение ее, и моральное и физическое, подходило к концу.
Вдруг один из мужчин - тот, что был с короткими волосами - видимо, почувствовав ее нарастающее раздражение, повернулся к ней с приветливой улыбкой, разительно отличающейся от выражения, бывшего на его лице всего секунду назад.
- О, прости, пожалуйста. Не обращая внимания. Он у нас просто толстолобый не в меру, - сказал он, закусив сигарету зубами и дернув подбородком в сторону своего черноволосого напарника.
Судя по их перепалке, черноволосый был боссом короткостриженного, однако, казалось, ни уважения к своему начальнику, ни страха перед ним короткостриженный не испытывал в принципе. Заметив растерянный взгляд Токо, силящейся понять их субординацию, черноволосый несколько смущенно пожал плечами.
- Извини. Сейчас я попрошу сделать температуру повыше. И принести тебе что-нибудь, чем можно вытереться.
С этими словами он отвернулся и принялся отдавать приказы в коммуникатор у себя на руке.
- ... да, два полотенца.
Кажется, себя он тоже не забыл.
Особое голографическое устройство, носить которое могли лишь служащие государственных структур... Ходили слухи, что оно сильно отличалось от стандартных аналогов в свободном доступе. Токо, не в силах сопротивляться любопытству, подалась вперед, пытаясь рассмотреть коммуникатор, но обзор ей нагло закрыл короткостриженный.
- Какая хорошенькая! Эта же форма академии Осо, да? Этого суперэлитного пансиона очень благородных девиц!
Токо, чье недовольство по поводу того, что этот мужчина закрыл ей обзор, пересилило удивление от того, как он без малейших колебаний придвинулся к ней вплотную, сердито на него воззрилась, не делая попытки отступить назад, на что короткостриженный округлил глаза и коротко хохотнул.
- Какая, однако, энергичная барышня нам попалась!
Он сделал глубокую затяжку и выпустил изо рта дым. Сигареты считались пережитком прошлого, и курящие люди встречались редко. Поэтому, повинуясь врожденному любопытству, взгляд больших глаз Токо оказался прикован к сигарете, торчащей из его рта.
- Хн? Заинтересовалась? Хочешь, угощу? - он вытащил помятую пачку сигарет, за что тут же получил хороший подзатыльник от черноволосого.
- Я связался с твоей школой. Они сказали, что пришлют кого-нибудь за тобой, поэтому подожди тут, хорошо?
От этих слов по спине у Токо пробежал холодок, сотрясая ее тело мелкой дрожью.
- Все еще зябко? - спросил черноволосый, заметивший это.
Еще как зябко. Настолько, что ей тут же вспомнилось ее истеричная преподавательница с выпирающими на висках жилами. Она наверняка патетически возопит, искажаясь в лице, которое у нее и так уже все изрезано морщинами, словно пересохшая пустыня: "Токо-сан! Опять вы угодили в беду!"
- Вам не следовало вызывать их. Я бы и сама легко дошла.
- Я не могу бросить несовершеннолетнюю на произвол судьбы, позволив ей возвращаться одной в такое время. Тем более несовершеннолетнюю, которую мы забрали из заброшенной зоны. За ночные прогулки по заброшенным кварталам по головке не гладят. Пока что с твоим оттенком проблем нет, но если продолжишь в том же духе, они вполне могут появиться, - предупредил черноволосый насупившуюся и недовольно поджавшую губы Токо.
Поняв, что с короткостриженного черноволосый со своими лекциями переключился на нее, Токо позволила выражению лица стать ледяным. Что плохого было в том, что нормальная здоровая 16тилетняя девочка, чувства которой так легко было задеть в этот период ее развития и для которой пансион был все равно что огромная клетка, отправилась погулять по городу в поисках хоть какой-то свободы? В том, что она при этом забрела в самую крупную в стране заброшенную зону, были повинны безрассудства юности, и она сама с досадой это осознавала, однако в данный момент она совсем не желала послушно расписываться в своей ошибке перед этим человеком. Поэтому она специально отвела взгляд и стала играть с кончиками волос, доходящих ей до плеч. Именно такая манера поведения была самой эффективной против взрослых. Если все правильно сделать, то взрослые начинали яриться, а она, наблюдая за ними, наоборот, чувствовала себя спокойнее и увереннее. Таким образом, ей удавалось получить психологический перевес, в то же время про себя понося взрослых на чем свет стоит, и Токо инстинктивно знала, что именно это и есть правильный подход к тому, чтобы благополучно пережить пубертатный период, через который она сейчас проходила.
- Эй, ты меня слушаешь?
Как и ожидалось, такое отношение со стороны Токо черноволосого раздражало. Токо была довольна. Она продолжила пальцем играть с кончиками мокрых волос, а в мыслях показала черноволосому язык.
Рядом с ней раздался сдавленный смешок.
- Даже со школьницами у Когами никакого авторитета, - пробормотал короткостриженный, плечи которого тряслись от еле сдерживаемого смеха. Прекратив смеяться, он пристально взглянул на Токо.
- Но, если серьезно, то, хоть милая барышня, как ты, может этого и не знать, но в мире есть злодеи, настолько ужасные, что ты себе и представить не можешь. Как я, например...
Внезапно он оказался совсем рядом, зловеще нависая над стоящей Токо, что заставило ее поднять над собой портфель и вскрикнуть. Однако, короткостриженный, видимо, с самого начала ожидавший, что Токо попробует защищаться портфелем, легко оттолкнул его в сторону одной рукой, а второй схватил Токо за запястья и прижал ее руки к столу. Утягиваемая вниз прижатыми руками, она плюхнулась на столешницу. От удара защелка на портфеле расстегнулась, и содержимое, шурша и шелестя, вывалилось на стол.
- О? Да ты даже не кричишь? Значит, и в тебе есть очень даже милые чер...
Договорить короткостриженный не успел, поскольку на этот раз его самого схватили за запястья, высоко поднимая и выкручивая их, и оттащили от Токо.
- Ай-ай-ай-ай-ай! Больно же!!!
- Немедленно прекрати это безобразие, чтоб тебя!
Черноволосый, продолжая выкручивать короткостриженному руки с лицом, искаженным негодованием, обратился к Токо:
- Извини... Позже он у меня получит все, что заслужил.
Что это еще такое?...
Почему-то Токо переполняло странное веселье, и она, сама того не желая, расхохоталась. Дела ее обстояли хуже некуда: она вымокла до нитки, оказалась под арестом, имеющим целью обеспечить ее же собственную безопасность, в довершение всего ее отчитали (и еще отчитают, ох, отчитают, когда учительница за ней приедет), но почему-то ей было настолько весело, что одно это перевешивало все немалые минусы ее нынешней ситуации. Ее учителя и отец были правы: ничего подобного в бдительно охраняемом элитном закрытом женском пансионе, где царит безопасность и уют, испытать было в жизнь невозможно. И именно поэтому она ни за что не смогла бы отказаться от попыток узнать мир, раскинувшийся за стенами пансиона.
Перед ее внутренним взглядом всплыло мужское лицо, тут же исчезая. Вот было бы здорово, если бы ОН (Кодзабуро Тома) тоже разделял эти ее чувства, подумала она, вытирая выступившие от смеха слезы.


3

Токо злилась, дулась, смеялась - выражения на ее лице сменяли друг друга, как в калейдоскопе, никогда не повторяясь, и наблюдающие за ней Когами и Сасаяма переглянулись.

Ранее сегодня они заметили ее подавленно стоящей в одном из закоулков заливаемой дождем заброшенной зоны. В месте, где все, так или иначе, было замызганным, девушка в накрахмаленном воротничке, юбке с идеально отутюженными складками и черным кожаным школьным портфелем в руке смотрелась разительно не к месту. Сюрреализм ее поливаемого дождем силуэта, который выхватывали из полутьмы цветные неоновые блики заброшенного квартала, напомнил Сасаяме сцену из одного фантастического фильма, который он когда-то видел. Он остановился. "Драгоценность среди навоза"... Весьма избитая концепция, но Сасаяма подумал, что сейчас именно она подходила как нельзя лучше.
В прорехах завесы из черных, свободно свисающих волос девушки, пропитанных водой, проглядывала холодная белая кожа, которая поочередно окрашивалась неоновыми бликами то в синий, то в красный, то в желтый. Их игра словно бы приоткрывала наблюдателю ее внутренний мир, в видимой глазу форме являя перемену ее настроений и порывов. Сасаяма был зачарован этим мимолетным сиянием.
Сейчас офисный свет, падающий на нее, был ровным, но, наблюдая за ее непрерывно меняющимися выражениями, Сасаяма опять подумал, что она словно редкий минерал, грани которого мерцают множеством оттенков.
- В общем, я хочу сказать, что тебе следует беречь себя, вот что!
Само собой, что драгоценному камню невдомек, как его сияние воспринимается окружающими. Обычно оно вызывает восхищение, но в то же время может и спровоцировать жажду насилия.
- В твоем возрасте свойственно переоценивать собственные возможности. Бьюсь об заклад, до сих пор ты наивно полагала, что, даже если попадешь в такую ситуацию, как пару минут назад, что-нибудь все равно сможешь сделать.
Слова Сасаямы заставили Токо внезапно замереть.
- Послушай-ка меня еще немного: сейчас ты, может, и думаешь, что для тебя ничего невозможного в мире нет, но такая уверенность основана на незнании. И нет более жалкого зрелища, чем люди, обливающиеся потом горькими слезами оттого, что по собственному незнанию крупно влипли. Я тебе это как зрелый взрослый человек говорю, поэтому можешь даже не сомневаться в моих словах.
- Тоже мне, корчите из себя тут мудреца... когда сами всего лишь латентный преступник.
- Ха-ха, что верно, то верно, - хохотнул Сасаяма, легонько погладив Токо по голове, и принялся собирать со стола выпавшие из ее портфеля вещи. Одну за другой он подбирал всякие мелочи типично девичьей расцветки.
Среди вполне себе современных портативных цифровых устройств, как то планшет и модули памяти, ему попались и несвойственные эпохе бумажные учебники и тетради. Видимо, в академии Осо, ученицей которой была Токо, пропагандировалось использование аналоговых носителей информации.
Ага, а вот и одна из причин, по которой эта академия считается почитающей традиции, подумал Сасаяма с восхищением. Тут среди разбросанных по столешнице предметов его взгляд выхватил один, который приковал его внимание.
- Эй, да это же фотоаппарат!...
На фоне розово-желтой пастели черный блестящий корпус однообъективного зеркального фотоаппарата с линзой, которая по размеру была больше мужского кулака, смотрелся почти гротескно.
- И не просто абы какой фотоаппарат, а Chrome D7000! Это же первосортная штуковина! Ты им пользуешься?
Он тут же взял фотоаппарат и заглянул в видоискатель.
- О! Такая приятная тяжесть!
- Эй! Прекратите хватать чужое без разрешения!

Внимание Сасаямы полностью переключилось с Токо, в панике тянущей к нему руку, чтобы забрать свою вещь, на фотоаппарат, который он с увлечением рассматривал.
- Подумать только, что эта модель все еще в ходу! Ему же уже не один десяток лет, ты в курсе? Его выпустили еще во времена, когда японская промышленность была жива.
Токо подпрыгивала, пытаясь отнять у него дорогую ее сердцу фотокамеру, но Сасаяму это ничуть не волновало.
- Дай-ка я посмотрю, что ты наснимала, - наконец произнес он и, не спрашивая ее согласия, поднес к аппарату свой предназначенный лишь для работников госструктур голографический коммуникатор, считывая данные с устройства.
Пронзительный вскрик Токо эхом прокатился по офису, когда коммуникатор начал отображать весь тот немалый объем графических данных, которые хранились в фотокамере.
- Как вам не совестно рыться в чужих данных! Да вы просто ужасный человек!!!
- А что такое? Или у тебя там есть озорные фото ню?
- Ню?... Что?...
- В таком случае я тем более обязан проверить их!
- пропел Сасаяма.
- Эй, Сасаяма...
Представшие перед их глазами отснятые сцены, однако, явили им лишь невинные отрывки из повседневной жизни Токо, спокойной и даже в каком-то смысле аристократичной: кадры со зданием школы, фото с подругами, обеды в кафетерии... Было среди них и несколько фотографий с видами заброшенной зоны.
- Эти ты сегодня ночью сделала? - спросил Когами, которого несколько удивило, как сильно эти кадры отличались от предыдущих.
- Да, и что с того? Я решила, что сделать несколько интересных фото не повредит, раз уж я все равно оказалась в заброшенной зоне! Может, уже достаточно? Верните мне, наконец, мою вещь! - сердито бросила в ответ Токо, лицо которой пылало.
- Интересных фото? Ты это серьезно? - на этот раз вопрос задал Сасаяма, все еще удерживая фотокамеру вне досягаемости Токо.
- А что такого?
- На них же фокус совсем сбит, и с экспозицией полный кошмар. В отличие от предыдущих, эти фото назвать "интересными" язык не поворачивается.
Залитые ярким румянцем щеки Токо покраснели еще больше и теперь выглядели так, словно на них была прилеплена цветная пленка.
- Ну я... м-м, просто... я еще учусь правильно обращаться с этим фотоаппаратом!!!
Гнев и смущение сделали свое дело, и Токо наконец удалось вырвать из рук Сасаямы любимую фотокамеру, при этом плавающее в воздухе голографическое окно с фотографиями исчезло без следа.
"Такого понятия, как "частная жизнь", для этих детективов явно не существует", - с раздражением подумала Токо, пытаясь унять бешено колотящееся сердце.
Тут она услышала механический стук и, подняв глаза, увидела смирно стоящего в стеклянных дверях дрона общего назначения, доставившего запрошенные ранее полотенца.
Сасаяма, будто ничего и не произошло, подошел к дверям, взял у дрона полотенца и бросил одно Токо. Ощущение мягкого ворса и исходивший от полотенца приятный аромат кондиционера вмиг успокоили ее, и она почувствовала себя почти до головокружения легко. Сильные эмоции, которые она испытывала лишь секунду назад, мгновенно сошли на нет, а тело внезапно словно налилось тяжестью. Собственная реакция на простое полотенце вынудила Токо вздохнуть, заставив резко ощутить, насколько она еще была ребенком.
Из-за этой детскости, все еще остававшейся в ней, он может потерять к ней интерес.
Примечание, перевод по аудио:
Токо сделала памятную фотографию, на которой Когами, Сасаяма и Гиноза. Позже, Сасаяма её распечатал.


4

Несколько десятков минут спустя Токо, ведомая своей разъяренной преподавательницей средних лет, покинула здание Бюро госбезопасности.
- Токо-сан! Опять вы угодили в беду!... И на этот раз я сообщу обо всем вашему отцу! - кричала учительница, таща Токо за руку и чуть не вырывая ее, крайне недовольная тем, что по вине нерадивой ученицы лишилась драгоценных часов сна.
Сасаяма забеспокоился, когда преподавательница, уходя, кинула "До встречи" в их сторону. Видимо, подобные вылазки Токо предпринимала не впервой. У него появилось предчувствие, что в недалеком будущем ему снова предстоит встретить Токо, ведь неуправляемые сопляки вроде нее не умеют учиться на ошибках. От этого в груди у него запело - примитивный восторг, заставляющий сердце биться быстрее, который чувствуешь, когда находишь новую забавную игрушку.
Цок. (щелчок металлической бензиновой зажигалки)
Его нога что-то задела. Это оказался светло-розовый модуль памяти. Предчувствие стало уверенностью.
Он наклонился, быстро поднимая модуль памяти, и весело захихикал себе под нос, прикуривая очередную сигарету и выпуская клуб табачного дыма, когда за его спиной послышалось умышленное покашливание. Конечно же, издавал его Когами. Если бы взглядом можно было поджечь, Сасаяма бы уже полыхал ясным пламенем. В глазах Когами ясно читалось предупреждение: "И не надейся, что наш разговор закончен".
- Я приношу свои извинения, правда, - сказал Сасаяма как можно более примирительно.
Сверкающий остротой клинка взгляд Когами буквально на глазах превращался во взгляд маленького мальчика, которого укусил любимый пес. Молодой человек, стоящий сейчас перед Сасаямой, был ни кем иным, как круглым отличником, который в начале своей карьеры с большой помпой был назначен в отдел криминальных расследований, а теперь мог также и похвастаться лучшими показателями во всем бюро. Обладающий острым умом и изобретательностью, равно как и тренированным телом, он не имел себе равных. Основой немереного таланта служил его здоровый дух и трезвый разум, благодаря которому девизом Когами была непредвзятость и честность, поэтому даже пристава Сасаяму - по определению человека более низкого сорта - он рассматривал как коллегу и стремился установить с ним отношения обоюдного доверия. Это, в частности, значило, что, будучи преданным, он вполне себе искренне сокрушался и убивался.
"Как легко им манипулировать", - подумал Сасаяма, разглядывая Когами сквозь клубы дыма. Вот из-за этой-то его правильности и честности и существовала опасность, что он мог не заметить темную сторону мира. Вопреки ожиданиям, он не пошел прямиком в светлые, радостные места, вместо этого с головой окунувшись в дело, светлое только на поверхности, а в реальности же бывшее средоточием тьмы, из-за чего теперь рисковал всем. Другими словами, он не знал. Не знал о сомнительных, темных сторонах человеческой натуры, столь разительно отличающихся от правильных и здоровых.
Сасаяме этот человек нравился. Нравился, однако, время от времени он испытывал противоречивое чувство, конфликтующее с его собственными темными сторонами.
Там, где есть сильный источник света, непременно появляется тень, сотканная из непроглядной тьмы. И не найдется ни одного человека, который бы обрадовался, столкнувшись с ней. Само собой, что и Сасаяма исключением не являлся.
- Обещаю, что буду надлежащим образом исполнять свои профессиональные обязанности и правила внутреннего устава и арестовывать латентных преступников.
Видя облегчение, отразившееся на лице Когами, когда тот услышал эти благовидные слова, Сасаяма почувствовал, как в нем взыграло совсем не доброе начало, и ему во что бы то ни стало, захотелось внести смуту в эту правильную и честную натуру Когами, поэтому он добавил:
- Это, впрочем, не относится к понравившимся мне женщинам.
Особенно сегодня ночью.


5

Сасаяма вел себя странно. Хотя нельзя было сказать, что он серьезно подходил к своим профессиональным обязанностям пристава и соблюдению правил бюро до этого, однако все же настолько явно, как сегодня ночью, он их никогда не нарушал. И это при том, что приставам было позволено оставаться частью общества только и исключительно в обмен на выполнение возложенных на них обязанностей. В случае, если они не могли их выполнить, или же были замечены признаки бунта с их стороны, их немедленно исключали из общества. И все же, несмотря на это... действия Сасаямы сегодня ночью, были практически равносильны самоубийству.
- Сасаяма, что с тобой? - прямо спросил Когами, и Сасаяма слегка напрягся.
- Ничего.
- Мне сообщили, что убийство члена нижней палаты Парламента, произошедшее в начале месяца, разрастается в громкое дело, влекущее за собой широкие последствия. Похоже, что криминальное расследование пойдет под совместной юрисдикцией нескольких ведомств. Это означает, что отныне не только я один буду свидетелем того, что ты позволяешь себе вытворять.
У внезапного решения о демонтаже заброшенных зон, долгое время считавшихся неприкосновенными, имелась весьма веская причина - зверское убийство члена нижней палаты Парламента Хасиды Рёдзи. Хасиду Рёдзи, ярого активиста движения за ликвидацию заброшенных зон, не просто убили, а подвергли его тело пластинации - виду мумификации, при котором мумию, или "образец", получают путем пропитывания трупа специальным резиновым составом - затем расчленили и выставили этот человеческий образец на всеобщее обозрение в саду фешенебельного ресторана традиционной японской кухни, куда он часто хаживал. Труп стоял на коленях, согнувшись в глубоком поклоне и опираясь на пальцы рук, верхняя часть черепа была срезана, а мозг вынут. Результаты аутопсии показали, что часть мозга была вставлена в анус трупа.
Частью этой был гипоталамус - участок, ответственный за память.
Хашида в своих показаниях на слушаниях в Парламенте, куда он был вызван в качестве свидетеля в связи с подозрением о получении им взяток от организации по защите прав человека, ратующей за ликвидацию заброшенных зон, заявил, что "ничего такого не припоминает". Его дерзкое, высокомерное отношение стало причиной вала критики в его адрес.
Как бы там не было, когда жертва этого вопиющего преступления была обнаружена, общей уровень стресса по району, в котором было сделано это страшное открытие, резко подскочил, и Министерство здравоохранения и благосостояния, опасаясь ухудшения здоровья психопаспортов горожан в целом, запретило прессе распространять любую информацию об этом деле. Те же, кого по роду службы запрет не касался, не могли унять дрожь ужаса.
Несмотря на чудовищность и требующуюся детальную подготовку такого способа убийства, расследование стояло на месте, поскольку никаких видео-свидетельств, фиксирующих момент убийства, не было: парламентер исчез с камер, когда вошел в одну из городских заброшенных зон, запланированный визит в которую совершал. Голоса ратующих за снос заброшенных зон множились и становились громче.
Под растущим напором различных ведомств Министерство здравоохранения и благосостояния вынуждено было приступить к повсеместной ликвидации заброшенных зон: вопрос о сносе таких кварталов, до сих пор находившийся в подвешенном состоянии с неопределенными сроками, получил реальное решение, и сам снос пошел ускоренными темпами. Главным символом этого процесса и местом, к которому было приковано больше всего внимания, стала та самая Огисима, куда Когами и Сасаяма были направлены этой ночью на вызов.
Основной подход данной эпохи к преступлениям сводился к тому, что когда происходило что-то нелицеприятное, докопаться до сути и разобраться в деталях не пытались, вместо этого стараясь улучшить среду, в которой инцидент произошел.

(с) Перевод текста взят из дневника http://da-crazed-one.diary.ru/

PSYCHO-PASS/Zero: VOL.1 CD1  – 2. おひめさまとおうじさま (2 часть. перевод по аудио)

Кирино Токо. Мнолог.
В детстве я загадывала желание на падающую звезду о (каком-то там) принце. У меня есть мечта об этом принце, чтобы он протянул ко мне руки и попросил стать его принцессой.
Этой весной я впервые встретилась с Томой-сенсеем, преподавателем социологии/обществоведения. Когда в академии Осо появлялся новый учитель-мужчина, проводилась своеобразная церемония - все по очереди приходят на кафедру и оставляют какой-нибудь подарок. Сенсей отнесся холодно к этому обычаю и просто приступил к процессу обучения.
Улыбка сенсея казалась мне знакомой с детства.
Позднее, случайно услышав, что сенсею нравятся фотографии, я вступила в фото-клуб, затем отец подарил мне фотоаппарат. Я начала увлекаться фотосъёмками, потому что для меня это стало поводом заговорить с учителем.
Когда я предложила ему взглянуть на мои фотографии, он равнодушно ответил "скучно", вертя в руках шариковую ручку. Он вообще не проявил интерес к моим фотографиям.
Каждые выходные сенсей покидал академию и уходил в неизвестном направлении. Впервые я заметила это три месяца назад. Это было в начале сентября. Волнуясь за сенсея и интересуясь его делами, я стала следить за сенсеем и пришла за ним в Огисиму. Я была этакой домашней-девочкой, поэтому этот район стал для меня новым открытием в жизни. Я подумала, что если сделаю фотографии этого места, то сенсей обратит на меня внимание. Однако, когда я вновь показала ему свои новые фотографии, он снова назвал их "недостойными внимания", играясь вышеупомянутой ручкой - эта привычка раздражала/задевала меня.
- Но ведь я сделала их там, куда мне нельзя было ходить... - Токо.
- Этого я и не понимаю, зачем ты это сделала, это не производит на меня никакого впечатления, - Тома.
Мой мир казался ему невероятно скучным.
- Ну, раз у тебя ко мне больше никаких дел, то я пошел, - Тома.
Но в следующий раз я смогу сделать фотографию, которая ему понравится и пробудит его интерес ко мне.


Совещание в БОБ.
- Бюро расследует дело об убийстве девушки, - Симомура.
- Простите, - Гиноза, - Масаока и Сасаяма немного опаздывают.
Заваливается Масаока, заявив, что Сасаяма плохо себя чувствует и не придет (врет и не краснеет).
Когами тихо ворчит что-то вроде - "ну я же говорил, вот ведь черти".
Масаока получает нагоняй, мол, не опаздывайте больше. Пока на Масаоку наезжали, Когами попытался вступиться, но старик ответил что-то вроде - "всё норм, Симомуру за что-то там назначили на высокий пост, вот он и важничает, пусть".
- Ясно, - Когами.
- Вот взгляните, пожалуйста, - Симомура.
- Ох тыж ёпт, - Масаока.
Далее следует упоминание о первом трупе Хасиды Рёдзи. Симомура просит нарыть больше информации и спрашивает, есть ли ещё вопросы.
- А ведь, эта девушка... - Сион.
- Вторая жертва - Симомура, - почему вы не подготовились к совещанию?!
- Ну, блин, у меня вообще-то сегодня выходной - Сион.
Все хихикнули, затем вежливее обратились к Сион, чтобы та рассказала подробнее о второй жертве.
Сион вслух высказывает своё мнение касательно обоих тел, вероятные мотивы/идеи убийцы и тихо восхищается способом убийства.
- Ах, извините, я увлеклась - Сион, - при взгляде на эти тела мне кажется, что нас всех хотят выставить дураками и это вызывает во мне праведный гнев.
- Не отвелкайтесь - Симомура.
- Да-да~ - Сион, - Если присмотреться, то в обоих убийствах есть две характерные черты: их мумифицировали и выставили на всеобщее обозрение.
Она восхищается работой мастера, который долго выдерживал тела в спец.реагентах для пластинации, потому что иначе запах был бы ужасен.
- С момента пропажи политика прошло 80 часов, - реплика из зала.
- Именно, а теперь представьте себе, за такое короткое время сработал убийца: убить, расчленить, мумифицировать, замаскировать за голограммой.
- Вы хорошо потрудились, спасибо Вам, Каранамори-сан. Ваши выводы нам пригодятся - Симомура, далее обращается к следователям, - Воспользуйтесь этими знаниями.
Дальше Симомура упоминает, что политика обвиняли в получении взятки. Влезает Масаока, заявив, что это и так всем известно. Небольшая перепалка. Все дружно вздыхают, мол, жаль, что так мало информации о реагентах для процедуры пластинации.
- Сивилла не обладает информацией о таком материале, - Гино.
- У нас с этим дьявольским препаратом ещё будет куча проблем, - Сион.
- Дьявольским? Нет, это не дьявол, это всего лишь обозленный человек, - Когами, - а нет такого человека, которого я не смог бы поймать.
Симомура просит первый отдел выяснить, почему у Сивиллы нет данных о психопаспорте девушки-жертвы. Все ахнули "втф?".
Масаока ворчит тихо фоном - "черт, такое сотворить с девочкой".
- Поэтому я прошу Вас, - Симомура обратился к Когами, - Выясните личную информацию об этой девочке.


Кабинет/коридоры. Когами и Гиноза.
Гиноза ворчит, что им поручили что-то не особо важное (поиски информации о девушке).
- Что ты делать собираешься? - Гино.
- Искать информацию о девочке, у меня есть её фотография и мне есть у кого спросить, - Когами, - Нужно идти в Огисиму, но там так сложно работать.
- Ну, ты возьми с собой Сасаяму и Масаоку, распределите обязанности, разделитесь... - Гино.
Когами реагирует как-то в духе "спасибо, мааам".
- Ты прав, если мы разделимся, то у нас больше шансов поймать преступника, - Когами.
- А тебе весело, как я посмотрю, - Гино.
- Что так заметно?
- Ну, да, - Гино, - Я волнуюсь за вас с Сасаямой (считает, что они слишком увлекаются расследованием).


Комната Сасаямы (сидит и пьянствует по-тихому).
- Чет я многовато выпил, покурить чтоль, - сидит шуршит фотками Токо.
- Сасаяма, ты здесь? Какого хрена ты не пришел на совещание? - Когами.
- Мне говорили, что саке помогает от всех недугов...
- Нет не помогает, - ворчит Ко.
Сасаяма игнорирует его и обнаруживает на дне бутылки ещё немного, допивая остатки подкалывает Когами, что тот пить не умеет.
Когами это игнорирует и сообщает, что им надо найти информацию.
- Да, нам надо найти личные данные второй жертвы, знаю, я сам пришел к такому выводу, - Сасаяма, - Водыыы... - пошел пить из крана, - Я не хочу ходить на собрания, которыми заправляет этот завравшийся выскочка Симомура.
- Сасаяма, это же наш долг, - Ко.
Мысли Когами.
"У Сасаямы есть чутьё следователя и у нас есть шансы найти что-то стоящее. И даже Гиноза отмечает наличие этого нюха/инстинкта. Наверное, поэтому Сасаяма и оказался здесь, в Бюро."
Тем временем Сасаяма охладился/умылся (головой под воду), пока Когами стоит пялится в одну точку.
- Ну, и на что ты уставился? - Сасаяма.
- А? Ни на что, - Когами выныривает из размышлений, - Завтра с утра мы приступаем к сбору информации в Огисиме.
- Не волнуйся, я буду тебя слушаться, всё будет хорошо, - Сасаяма завалился куда-то.
- Да что в порядке-то? - Ко, - Ты вчера...
- Да, всё будет хорошо. Если что - подстрелишь меня.
- А если я не хочу?
- Всё равно, рано или поздно придется.
- Сасаяма, а что это тут валяется? - Когами заметил фотографии рядом с кроватью, наклонился чтобы взять.
- Верни! - Сасаяма сагрился и выдернул из рук Ко фотографии, - И убирайся отсюда! (из оперы "оставь меня одного")
Когами уходит, досадливо вздыхает, думает.
"Опять поругался. Снова какое-то недопонимание. Он выхватил у меня эти фотографии, будто пёс отбирает свою кость. Хм, ведь, на этой фотографии он улыбался (фотка, где они втроём: Гино, Ко, Мицуру). Впрочем, такое поведение вполне в его духе."

Переводчик-японист https://vk.com/katsuya_dono
Секретарь-стенографист https://vk.com/kuro_o

Примечания

1. Название "Монстр без имени" очевидным образом перекликается с одним интересным произведением "Монстр". Дети-близнецы, мальчик и девочка. Сказка про монстра, у которого не было имени. Имя "Тома Кодзабуро" является псевдонимом.
2. Взаимоотношения Макисима-Когами напоминают отношения Йохан-Тенма - "Убей меня, если сможешь".

Отредактировано Makishima Shogo (03.05.15 00:28)

+2

3

Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu
Аудио. Оригинал. https://vk.com/wall-37283879_13231

PSYCHO-PASS/Zero: VOL.1 CD1  – 3. わるいまほうつかいののろい (3 часть. перевод по аудио)

Огисима. Когами, Масаока, Сасаяма.
"Прошло 2 недели с тех пор, как мы приступили к поискам информации о девушке," - мысли Когами, - "Всё это время мы рыскали по Огисиме, однако мы постепенно теряем все ниточки по расследованию дела..."
- Может на сегодня закончим? - зевает Масаока. Его активно поддерживает Сасаяма.
"Да, действительно, кпд от наших действий стремится к нулю," - мысли Ко, - "Однако..."
- Давайте ещё немного и сваливаем, - Когами с шумом втянул носом запах, витающий в Огисиме.
Они ежедневно приезжали в Огисиму, опрашивали местное население, показывали им фотографию второй жертвы, в надежде, что кто-нибудь её узнает и что-нибудь вспомнит.
- Нет, сегодня мы уже не продвинемся дальше, - Масаока, - Давайте на сегодня закончим. В таком отношении к поиску и кроется наша проблема, лучше не торопиться, тогда мы не упустим важные детали.
"Мы абсолютно не продвинулись в расследовании", - Ко.


БОБ. Когами (в основном молчит), Сасаяма, Масаока, Рёити, Яёй, Кодзуки.
- Вы так задержались, - Рёити, (исполнитель из отдела Ко, кинулся с обнимашками).
- Тебе не говорили, что не стоит так напрыгивать на старших, - Масаока.
- Да, и руку мою отпусти, шпингалет, - Сасаяма, - Тебе вообще баиньки не пора? Выглядишь сонненьким.
- А вот и не хочу~ - Рёити, - А если у меня и сонный вид, то это потому что вы, старикашки, задерживаетесь. Я сегодня вообще-то в ночную смену, о чем вас кстати предупреждал, а приходится сидеть и вас ждать.
- Ну, это всё Когами, припахал нас, - Масаока.
- Научитесь контролировать своё время, - капризные шуточки Рёити, отвлекся, - Кодзуки-сан, не стойте в дверях, проходите.
- Спасибо~ - Кодзуки зашел с чем-то там в руках.
Сасаяма, Масаока, Рёити и Кодзуки любили играть в маджонг (бедняги, чего ж им там ещё делать).
- Го в маджонг, - Кодзуки.
- Я пас, - Сасаяма как ни в чем не бывало собрался сваливать.
- Что? Но почему~ - Рёити, пока Сасаяма выпутывался из его обнимашек, - Мы давно договаривались собираться вчетвером посидеть/поиграть. Вот ты сейчас уйдешь, а потом тебя грохнут? И вообще, ты мне с прошлой моей победы денег должен. Если ты сейчас не будешь играть, я требую возмещения ущерба. Ну так чо? Заплатишь или будешь играть?
- Да, заплачу я, заплачу, - Сасаяма уходя из помещения, - В любом случае настроения играть нет, поэтому я пас.
Все повздыхали печально, посетовали, что им нужен четвертый игрок.
- Яёй-тан, ты же сегодня свободна? - Рёити, - Вон вижу, сидишь и просто листаешь журнальчики музыкальные.
- Отстань, - пофигизм в ответ.
- Я могу с вами поиграть, - Когами.
- Когааами-сан~ - Рёити в эмоциональном порыве бросился к Ко.
- Рёити, с тобой всё в порядке? - Когами.
- Ах, Когами-сан, ваша забота о карателях является для нас утешением.


Играют в маджонг. Попутно пытаются объяснить Когами правила, он половину не слышал, а после с покерфейсом заявлял, что никто ему ничего не объяснял. Вопль Рёити из оперы "арара, я так больше не могу". Масаока пытается утешить Рёити, тем что Когами вообще согласился с ними играть, хотя очень устал после работы (мол, можно отнестись с терпением к тому, как Ко тупит).
Рёити пародирует Симомуру ("Когами пойди сделай то, Когами пойди сделай сё") и искренне жалеет своего следователя, которому не повезло с таким начальством. Кодзуки слушает Рёити и тихо ворчит о том, что он такой шумный. Тем времени Рёити подталкивает Когами сделать ход. Фишки двигают.
- Какая странная игра, - бормочет Ко, ещё толком не начал, а уже устал.
- Может она и странная, но она развивает стратегическое мышление, - Масаока.
- А у вас есть большой опыт, Масаока-сан - заметил Рёити и перевел тему, - Как там с поиском информации о деле?
- Очень тяжело найти нужную информацию в Огисиме, - Масаока, - Но я уверен, вскоре у нас получится.
- Эх, и сколько же мне ещё нужно работать, чтобы у меня появился такой же нюх, как у вас? - Рёити.
- Эх, у вас всё вот как, а у нас в отделе все старшие над младшими только посмеиваются, - Кодзуки.
- Правда чтоль?
- Ну, да, что-то вроде того. Если ты не смог справиться с задачей, то становишься объектом насмешки...
Когами вспоминает Сион, которая говорит о том, что в этом преступлении фигурирует принципиально новый дьявольский метод убийства. "ничего дьявольского в этом нет," - думает Когами, уставившись на фишки маджонга, - "Обязательно должны быть улики".
- Вот жеж проблема, расследовать дело совсем без улик, а, Когами-сан?
- Э? - Ко.
- Когами-сан, неужели маджонг так сложен, что Вы так задумались? - улыбашки Кодзуки.
- Какова же цель преступления? - Ко поднял взгляд на исполнителей и продолжил рассуждать вслух, - К чему вся эту показуха? Должна же быть какая-то причина, по которой убийца идет на осознанный риск, запихивает политику мозг в анус, а девочку подвешивает на сцене?
- Должно быть, это личная неприязнь, - Масаока.
- Возможно и так... - Рёити.
- С чего вы это взяли? - Когами.
- Хотя, если бы причина была только в личной неприязни, то он не стал бы так заморачиваться, он мог просто убить и затеряться в толпе, и мы бы его даже с собаками не нашли, - Рёити, - Я бы так и поступил.
- Значит, он хотел обнаружить себя, привлечь к себе внимание, - пробормотал Масаока, - В противном случае, он действительно не стал бы так заморачиваться.
- Для начала, он должен был заявить о себе, и для этого выбрал убийство, - Рёити.
- Послание человечеству...? - Кодзуки, - Уничтожение коррупции? Протест против застройки района? Или ещё что-то? - Кодзуки.
- Чтобы донести своё послание, он принёс в жертву девушку, которая, возможно, имеет отношение к этим районам? - Рёити.
- Наша основная задача, быть внимательными и ничего не упустить, - Кодзуки.
- Да, сейчас нужно быть скурпулёзными с деталями, - Рёити.
- Вместо того, чтобы разбирать каждое убийство отдельно, вероятно, имеет смысл связать их в целостную картину, - Масаока.
- Как картину художника? Кодзуки.
- Для расследования этого дела стоит опросить ещё несовершеннолетних, - Масаока.
- Вы имеете ввиду детей? - Кодзуки.
- Вы ещё молоды, и наверное ещё не понимаете, но этот способ действительно сократит затраты времени и сил, - Масаока.
- Наверное, - покивали оба.
"Вероятно они всегда вот так собираются вместе за игрой в маджонг и рассуждают о деле, я мог бы у них поучиться", - думает Когами, - "Это совершенно иное, нежели то, что им приказано делать при исполнении обязанностей" (вместо беготни по-одиночке в Огисиме, они вместе обсуждают дело, собирая информацию в единое целое). "После посиделок с ними, я собирался пойти и подумать, как строить дальнейшие взаимоотношения с Сасаямой".
Непереводимая игра слов. Специфика игры в маджонг. Рёити выиграл и поворчал, как же с Когами тяжко играть и что в следующий раз он уломает Сасаяму играть с ними. Когами собирался уходить, но Масаока предложил посидеть с ними ещё немного.
- Ты же недавно не разговаривал с Мицуру, да? - Масаока.
- Старик, а почему ты зовешь Сасаяму по имени? - Когами.
Масаока делает какой-то жест, похожий на потрепашки по волосам.
- Иногда назвав человека по имени, ты сможешь сказать ему больше, чем в обычной речи, - Масаока, - Побудь тут ещё немного и поговори с Мицуру.
Вздох Когами.


Когами и Сасаяма.
- Как же хочется спать~ - зевает Сасаяма.
- Ничего не поделаешь, Когами-сан ведь оказался бесполезен в игре, - Рёити.
- Что-такое, Когами, ты не умеешь играть? - Мицуру.
Рёити благодарит Когами за игру, Масаока под лозунгом "у тебя ещё есть дела" сцапал Рёити и увел с собой.
Сасаяма взялся научить Когами играть в маджонг. Цокнул зажигалкой, закурил.
- Когда ты играешь в маджонг, внимательно следи за руками и руками соперника, за всеми его действиями.
- А в случае, если я не вижу своего соперника, куда мне смотреть?
- В таком случае, тебе придется напрячь все свои чувства и представить, что ты его видишь (имеется скрытый подтекст, улавливаете?).
Когами внезапно пришла в голову какая-то мысля и он резко вскочил.
- Прочти меня, на этом всё, я пошел спать - выпалил уже уходя.
- Ко?...

PSYCHO-PASS/Zero: VOL.1 CD1  – 4. ふたりのおしろ (4 часть. перевод по аудио)

Огисима. Сасаяма, Когами, Масаока. (находятся в разных местах, в канализации)
- Куда ж вы меня засунули, сколько бы я ни ходил, выхода найти не могу, - ворчит Сасаяма в коммуниктор, - А вы знаете, что в канализации водятся монстры?
- Черт, - Когами.
- Что такое, Ко? - среагировал Масаока.
- Да так... вода попала в ботинок, - Ко.
- Ну, чтож, я тебя поздравляю, ты наконец-то затер ботинки до дыр на работе, - Масаока.
- А у меня такое год назад было, да, это не удивительно, тут столько всякого плавает, что запросто разъест ботинки, - Сасаяма, - И вообще, у меня такое чувство, будто на меня сейчас из-за угла что-нибудь набросится.
- Да ту не волнуйся, Мицуру, максимум что тут на тебя может "наброситься", так это грибок стопы, - Масаока.
- Ыть, - Сасаяма, - Ну, спасибо за поддержку. Если бы меня предупредили, я б сапоги надел.
- Да ладно, тебе противно, а вот люди сбрасывают сюда ненужный хлам и благополучно забывают о нём, - Масаока.
- Да верно, но у нас нет выбора, ведь это одно из самых подходящих мест, где можно найти кучу улик, - Ко.
- Ага, однако ползать в таком месте не самое приятное занятие, - Масаока.
- Боже мой, как же тут противно, - Сасаяма, - Надо покурить.
Щелчок зажигалки, глубокая затяжка. "Как же легко люди избавляются от вещей," - мысли Сасаямы.
- Сасаяма, на сегодня всё, через полчаса встречаемся у в области "C", - Ко.
Тяжело вздохнул, выдохнув дым.
Примечание, перевод по тексту: Ничего важного для себя не иметь, вот такая манера была у Сасаямы. Хрупкая игрушка-самолет, которую ему купили когда тот был маленький, сломалась в его школьном рюкзаке, а котенок, которого он подобрал, желая сделать его питомцем, не выдержал того, как с ним играют и умер от нервов. У Сасаямы изначально не было способности беречь важные вещи, это он осознал еще в детстве. И после этого осознания, он старался дистанцироваться от вещей, которые могли бы стать для него важны. Сасаяма знал, что боль от вещи, которую не имеешь, куда меньше, чем боль когда ты эту вещь имеешь а потом теряешь. Отсутствие таких вещей можно даже назвать "лайфхаком". Исходя из этой позиции, Сасаяма довольствовался ролью исполнителя. Будучи изолированным от всего мира на этой должности, он находился вдалеке от вещей, к которым мог привязаться.


Огисима. Токо.
Снова пришла в Огисиму, думает о том, насколько это место отличается от того, каким она его представляла. Сравнивает район с тем, в котором проживает и учится.
"Здесь другие люди. Здесь вкусно пахнет, хотя поблизости не видно кафе. Всё это меня не пугает, как должно было. Меня это удивляет и интересует," - мысли Токо, - "Наверное сенсей тоже испытывает такие чувства, иначе зачем бы ему сюда приходить".
Подул холодный ветер. Девушка поёжилась, пробормотала "холодно".
"Сегодня я обязательно сделаю фотографию, которая ЕГО заинтересует и ОН обратит на меня внимание".
Внезапно даме на глаза попался Макисима.
"О, а кто это? Пепельные волосы? Какой красивый. Ах, стой, не уходи!" - успела щелкнуть Макисиму, - "Странно, получилось размыто, но я же была достаточно близко".
Токо залипла на фотографию и ей показалось, что звонкий звук приближающихся шагов принадлежит этому блондину. Она не заметила, что к ней подошел Сасаяма, тот сцапал девушку за плечо, чем ещё больше напугал её.
- Ты опять в таком месте торчишь? - Сасаяма, - В ледышку-то ещё не превратилась?
- Что ты делаешь? - Токо, - Сейчас же отпустите меня.
- Нет, - Мицуру, - Я, как и ты, смотрел на него, и почуял запах опасности.
- Да не было никакого запаха!
- Аж по спине прополз мерзкий холодок. Я отчетливо почуял запах крови. Не одного человека, а кровь многих. Нужно было сразу достать доминатор, - Мицуру.
- Не понимаю, да зачем же? - Токо.
- Нет, спугнуть его сейчас было бы неправильно, - Сасаяма, - Так, я же сказал тебе здесь не появляться? Какого черта ты тут делаешь?
Токо шутливо показала ему язык, он усмехнулся. Дама набычилась, мол "чего ржешь?", каратель в ответ посмеиваясь "да ничего". Она надулась ещё больше "какой ж ты противный", он продолжает посмеиваться, она продолжает орать "противный-противный-противный, что значит зачем я здесь? я тут фотографировала, между прочим, того самого блондина!" - тирада на одном дыхании.
- Завязывай с этим, буквально сейчас же, - Мицу, - Он твой знакомый?
- Нет, но он классный, поэтому я его сфоткала, - Токо, - И вообще, больно, отпусти меня!
- А, да, прости, - отпустил.
- Почему мне его больше нельзя фотографировать?
- Я же тебе сказал. От него пахнет кровью. И если ты заинтересуешься таким человеком, у тебя будут проблемы. Как на счет того, чтобы сделать фотографии пока я здесь, а потом вернуться домой?
- Э? Нет-нет-нет, пожалуйста, мне нельзя оставаться с Вами, мне нельзя снова оказаться в полиции!
- Да ничего страшного, не загребут тебя. И вообще, в полиции и без тебя дел хватает.
- Ну, пожалуйста-пожалуйста не забирайте меня!
- Хмф, а я думал, что такая взрослая девочка, как ты, уже может гулять с такими дядями, как я, - ухмыльнулся Сасаяма, - А ты оказывается малявка.
- Шта? - Токо взерала Сасаяме.
- Кххх, как ты посмела ударить полицейского? - предельно серьёзен, - Это карается смертной казнью.
- См-мертной к-казнью? - проблеяла Токо.
Сасаяма не смог сдержаться и рассмеялся. Заливисто так.
"Этот голос? Это что мой смех? Я не смеялся с тех пор, как нам поручили это дело, уже наверное около месяца".
- Простите, Вам плохо? Живит болит? - спросила наивная дама, глядя на согнувшегося пополам Сасаяму.
"Не смотри на меня такими добрыми глазами".
- С Вами всё в порядке? Может мне кого-нибудь позвать?
- Нет, ничего, - отсмеявшись успокоился, - Тебе смертная казнь не светит.
- И правда? Ну, хорошо.
- Вот, возьми пальто, а то наверное холодно, дрожишь всё время.
- Д-да нет, спасибо.
- Ты похожа на латентную преступницу. А может я и ошибаюсь, у тебя ведь всё в порядке? Но всё равно будь осторожна, в таких местах запросто может потемнеть психопаспорт. К этому это стоит относиться серьёзнее.
- Но...
- М? - Мицуру.
- Но, ведь, если я чем-то пожертвую, то смогу за это что-то получить.
- Жертвы - это не то, о чем можно так легко говорить. А для такого малявки как ты, которая ещё не понимает ценности вещей, в особенности.
- Я не ребёнок!
- Ребёнок.
- У меня есть нечто важное! - возмущается Токо.
- Ни черта ты не понимаешь. Люди, которые не могут иметь ничего важного для себя, не могут говорить о таких вещах. Этих людей я и называю детьми.
Сасаяма щелкнул зажигалкой, закурил.
- А вы, взрослые, жестокие люди. Вы говорите всё, что думаете. Вы считаете, что дети ничего не понимают и детям не дано понять мир взрослых, - Тока смотрит на Сасаяму, - Вы, взрослые, придумываете для себя ложь и искренне верите в неё. Это ваша самая дурная привычка.
"А ведь она права," - думает каратель, пока дымит, - "Как она ярко светится, даже тьма моей души отступает перед неё. В этом она похожа на Когами. Хм, почему я вспомнил про Когами? Может она его дочь?"
- Ты хочешь стать взрослой?
- Не знаю. Но я хочу жить с вами в одном мире. Хочу получить...
- Мужчину? - с ходу предположил Сасаяма, Токо растерялась, - А чейта ты покраснела?
- Нифига подобного, - вопит опять.
- О, да ладно, все вы такие, старшеклассницы, хотите поскорее выскочить замуж.
- Неправда! Тома-сесней не такой!
- Тома-сенсей? Школьный учитель?
- Это из-за Тома-сенсея я вступила в фотоклуб, - оправдывает "очень честное имя" своего учителя, - Он приходит сюда каждые выходные и я подумала, что если у меня получится сделать здесь хорошую фотографию, то он может обратить на меня внимание.
- Ну, твои фотографии весьма не плохи...
- А вот сенсей так не думает.
- А я не нахожу твои фотографии неинтересными.
- Э?
- Это же здорово, что ты можешь поймать в объективе тот мир, который ты видишь и запечатлеть его. Я правда думаю, что у тебя получаются интересные фотографии.
- Да ничего они не интересные, раз сенсей так говорит.
- У твоих фотографий есть индивидуальность, но если ты утратишь её, вот тогда они превратятся в ничто. Поэтому не слушай ты этого своего Тома-сенсея.
- Нет, я так не могу, - робко улыбнулась, - Но... спасибо.
- Кстати, всё забываю отдать тебе карту памяти с твоими фотографиями, я потом отдам.
- Да мне уже ни к чему.
- Но их же там так много, - негодует Мицуру.
- Я только что подумала, когда Вы назвали меня ребёнком, что сеснею такие "детские" фотографии не нужны. Ведь он не хочет понять мой мир. Теперь мне кажется, даже если я сделаю интересную и хорошую фотографию, то он всё равно отреагирует на неё так же как и на остальные.
- Чет ты много думаешь.
- Да, наверное, - вздохнула она, - А знаете, дяденька...
- Не надо "дяденька", лучше зови меня Сасаяма, так меня зовут, Сасаяма Мицуру.
Тока повторила его имя пару раз и придумала как будет его звать.
- Мицуру-сан, Вы ведь хорошо разбираетесь в фотокамерах?
- Мицуру-сан? - аж растерялся, переспросил.
- Да, Мицуру-сан. Так можно?
- Да... можно. Вообще-то, да, разбираюсь, по-молодости увлекался этим. Дело в том, что ты фотографируешь немного не так как надо...
- Но ведь, мне никто не объяснял как...
- Неужели, твой Тома-сенсей тебя не научил?
- Я же сказала, что он обычно отзывается обо всём равнодушно.
- Ну, что поделать. Ну-ка покажи мне камеру.
- Вот.
- Такая привычная тяжесть... - задумчиво бормочет.
- Ух ты, Вы даже держите его профессионально!
Короче говоря, Сасаяма объясняет как держать фотоаппарат, как настраивать режимы съёмки, производить корректировку диафрагмы объектива. И терпеливо отвечает на её вопросы.
- Будешь делать как я с казал, у тебя всё получится.
- Мицуру-сан, Вы классный. А можете сфотографировать что-нибудь?
- Ну, давай попробую.
- И что же Вы будете фотографировать?
- Прохожих, сигаретный дым, неоновые вывески... или девушку, которая стоит прямо передо мной.
- Но во мне же нет ничего интересного, что меня фотографировать?
- Ну, ты же хочешь, чтобы я запечатлел тот мир мир, который я вижу?
- Угу.
Щелчок затвора фотоаппарата.
- Покажите! - посмотрев фотографию, задумчиво, - Как я милая, - смущается, - Нет-нет, Вы не подумайте, просто мне казалось, что я совершенно другая.
- Вот как? А я вижу именно так.
Смущашки Токо, извиняшки Мицуру.
- Мне кажется, Тома-сенсею понравится эта фотография, - бормочет Токо, потому что снимок отличается от тех, что делала она.
- Ах ты ж черт, время, я опаздываю. Пошли!
"Но всё же, странный тип, этот Тома. Что ему делать в Огисиме?"


Макисима и Тома.
- Кстати, я недавно встретил интересную девочку. Похоже, это одна из твоих учениц, - Макисима.
- Ну, да, - Тома.
- Интересно, - задумчиво.
- Что именно? - с интересом.
- Твои истинные цели её совершенно не интересуют, она слишком простая и поверхностная, - Сёго, - Я хочу узреть твое бытие, познать его величие, ради этого тебе необходимо достичь невозможного.
- Стало быть, ты просто развлекаешься таким образом, - Тома, - Сёго-кун, это плохая привычка.
- Всё возможно.
- Думаю, именно в той части души, которую не выразить словами, находится истинная сущность человека. Возможно, я никогда не пойму твоих теорий.
- Ты позволишь мне оценить оценить твои преступления... - Сёго, - Ведь это в самом деле искусство.
- Мне не интересно искусство... - Тома, - Я лишь хочу оставить след... нашего существования.


Когами, Сасаяма и Токо.
- Сасаяма! - Когами, - Ты чем занимался? Мы же договаривались...
- Сорян, сорян, - Сасаяма, - Не делай такое страшное лицо. Уж не думал ли ты, что я сбежал? А где старик?
- Он уже уехал, - ворчит, - А ты нас задерживаешь!
- Простите, - Токо.
- Ты же та... - Когами узнал Токо, - Сасаяма, это и есть причина твоего опоздания?
- Дааа. Это та самая девчонка, которая давала нам показания в прошлый раз.
- Это не уважительная причина для опоздания на 30 минут, - Когами читает нотации, - Почему сразу не позвонил и не предупредил меня, И вообще, ты...
- Да-да, знаю, - отмахивается Мицуру, - Вообще, я собирался извиниться.
- На тебя нельзя полагаться. Даже на такое короткое время...
- А ну да, я ж бабник, - начинает иронизировать в ответ.
- Ой, всё, я наслушался, - Когами отмахивается и переводит взгляд на Токо, - Нужно сообщить в академию...
- Эээ! - удивленный испуганный возглас Токо.
- Не надо мне тут "эээ", - Мицуру строго, - Ты должна была понимать, что мы сообщим об этом в академию.
- Ладно, - упавшим голосом, - Не выпустят меня теперь оттуда...
- А то ты этого не знала... - поучает Токо, пока Когами находит в базе информацию об этой девушке. Читает, изучает, думает.
"Кирино Токо. Итало-японка. Её мать была итальянкой, а отец японцем, который сейчас является председателем в академии Осо. Скачков показаний психопаспорта не наблюдалось," - мысли Когами, - "Её психопаспорт в прошлом измерялся лишь два раза, однако сегодня может быть третий. Первый раз был 5 ноября, в окрестностях Акасака, затем второй раз 24 ноября, там же, где мы её нашли, когда рыскали по Огисиме в поисках улик. 5 ноября. 5 ноября, Акасака. 24 ноября, Огисима," - озарение, да, - "Сходится. Она могла быть свидетелем преступлений в обоих случаях. Слишком много совпадений, для одной девочки. Это не случайность. Что она делала в таком странном месте как Акасака?"
Вспоминает слова Масаоки: "Информация рано или поздно всплывёт..."
"Именно так и происходит сейчас. Что там говорили по этому поводу исполнители?" - вспоминает.
Вспоминает слова Кодзуки: "Какое тут искусство, это же просто расчленёнка".
И ответ Масаоки: "Этот тип ещё просто молокосос (юнец и тд. и тп.)".
"Могла ли эта девочка иметь доступ к химикатам для пластинации?" - Когами, - "Ошибки быть не может".
- Сасаяма...
- Чо такое?
- Взгляни на личное дело Кирино Токо, - пересылает файл. Сасаяма достаточно быстро уловил суть.
Когами наводит доминатор на Токо. Сасаяма закрыл её собой.
Сивилла вещает: "Система активирована. Включен режим парализатора. Спокойно прицельтесь и нейтрализуйте цель..."
Сасаяма спохватился, заорал на Ко.
- Ты дебил, ты чо творишь?! - сбивает прицел.
- Отвали, не мешай, - легкая потасовка, - Отпусти мои руки! Мне нужно убедиться. Проверить её психопаспорт доминатором. Она слишком подозрительная! Ведь, если показатель в норме, то с ней ничего не случится!
- Это не безопасно. Использовать такую проверку доминатором, наводя его на гражданских. Они же подвергаются стрессу!
- Какая странная забота! Это всего лишь проверка, уймись!
- Дебил, всё не так просто! Она тут не при чём, она не имеет отношения к тем делам.
- Да ты то откуда знаешь?! Я тут целыми днями работаю как проклятый над этим чертовым делом, а ты только и знаешь, что курить да опаздывать! Как ты можешь вообще что-то говорить?!
- Это чутьё.
- Пф, глупость, - пренебрежительно.
- Ублюдок! - отпустили друг друга и разошлись. Молчаливая пауза.
- На, забирай, - Сасаяма отдал доминатор обратно Когами.
"Что же я наделал?" - мысли Когами, под начинающийся дождь, - "Чутьё детектива. Следователи и исполнители. Это то, что связывает меня и Сасаяму. А я?"
- Сасаяма? - извиняющимся тоном.
- Мы сейчас намокнем, пошли уже, - равнодушным тоном.


Письмо Токо. Мицуру.
В Бюро общественной безопасности. Сасаяме Мицуру. Она благодарит его за "спасение от черноволосого детектива" и рассказывает как испугалась, объясняет, что после её возвращения в академию, ей запретили покидать территорию академии в течение месяца. Сейчас по совету Мицуру-сана она делает много фотографий. Рассказывает о том, как она показала ту фотографию с блондином учителю.
"Тома-сенсей очень удивился, когда увидел фотографию того пепельноволосого блондина. Вы должно быть помните ту фотографию, Мицуру-сан! Он сказал: "Микисима". Может это его знакомый? Выражение лица сенсея изменилось, так как это редко случается, я очень обрадовалась".
Далее спрашивает, может ли Мицуру-сан дать ей советы, как сделать её фотографии лучше. И она надеется, что он помирился с тем черноволосым детективом. Просит от её лица извиниться перед ним. Прощается в классической японской формулировке.
Мысли Мицуру.
"Письмо от Токо. Она и фоток наприкрепляла".
- Открыть файл, - вслух произносит команду, пробежался взглядом по материалам, думает.
"Фотки всё такие же неумелые. В любом случае, она показала ту самую фотку и Тома назвал имя "Макисима". Макисима, значит?" - закурил, - "Походу, с её психопаспортном всё в норме, она ещё юна и с ней всё будет в порядке. А вот меня интересует Тома. Тока сказала, что она следовала за своим учителем Тома, и тот блондин Макисима... Он тоже меня интересует. Уж слишком от него пахнет кровью. Есть у Томы и Макисимы какая-то связь со всеми произошедшими случаями. Чертово чутьё детектива," - усмехнулся, - "Одних моих догадок недостаточно. Надо посоветоваться с Когами, но... ах, да, я не могу. Сбор информации по этим двоим мне придётся делать самому, как и всё в этой жизни. Ну и ладно".
Вспоминает вопрос Токо: "У вас есть что-то, что вы хотели бы иметь?"
"Нет, сейчас ничего такого нет. Однако, у меня есть что-то, что я должен защитить," - мысленно отвечает Токо, - "Прости, я уже перестал думать о чём подобном".
Устраивается поудобнее, просматривает фотографии.
"А, это та самая фотка, сделанная в тот раз..." - речь идёт о фотографии, на которой Когами, Гиноза и Сасаяма, - "И правда, это так похоже на нас".

Переводчик-японист https://vk.com/katsuya_dono
Секретарь-стенографист https://vk.com/kuro_o

+2

4

Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu
Аудио. Оригинал. https://vk.com/wall-37283879_14264

PSYCHO-PASS/Zero VOL.2 CD1 – 1. しょうじきもののおうじさま (5 часть. перевод по аудио)

Аоянаги и Кодзуки.
- А ну-ка, Кодзуки-кун, - Риса сцапала юношу.
- Ой-кхх... Аоянаги-сан... ой, больно.
- И почему это ты шаришься в базе данных академии Осо?
- А... Ну... это...
- Показывай, что там у тебя?
- Ой-ой-ой, отпусти, больно! Меня Сасаяма из другого отдела попросил!
- Ты знаешь следователя из первого отдела?
- Должно быть не знаю...
- Ну то-то... Придется мне обо всем сообщить Когами. Без позволения инспектора, исполнитель не имеет права на такую деятельность. А если произойдет утечка какой-нибудь важной информации? Что будет, предположи.
- Повышение уровня стресса. Это может перейти в катастрофу.
- Вот именно, поэтому я должна сообщить обо всем Когами. Кстати, интересно, а почему именно академия?
- Ну... ээ... похоже, что на месте преступления был замечен учитель Тома из этой академии Осо.
- Тома Кодзабуро, преподаватель обществознания в академии Осо... Явно у тамошних девчонок он любимчик. С таким-то личиком. Вокруг него прямо романтическая аура. А родинка у него так вообще...
- Ну, вообще, я уже успел узнать, что он довольно популярен, однако в прошлом у него явно были какие-то проблемы.


Сасаяма читает личное дело Томы.
«Кодзабуро Тома: 14 лет (предположительно), найден бродяжничающим в заброшенных коллекторах в Огисиме, взят под опеку благотворительной организацией по защите прав человека, главой которой на тот момент являлся Абель Альтромаджи. Ему диагностировали полную амнезию, родители или опекуны не были найдены, профайл в базе данных отсутствует, оттенок психопаспорта не измерялся.
В дальнейшем воспитывался в академии Тома, закончил учебное заведение на 5 лет позже остальных. Был усыновлён Абелем Альтромаджи. В текущем году приступил к работе преподавателем. Психическое здоровье и интеллект в норме. Пробел в 14 лет совсем не ощущается, опекун высоко оценивает его способности.
»
«Сивилла способна унюхать малейшие изменения фона.
Он скитался по коллекторам в 14 лет, и его психическое здоровье в норме? А его показатели остаются хорошими с момента взятия под опеку и по сей день. Это что, благосклонность Сивиллы к сиротам? Конечно же, у неё нет такой функции - для Сивиллы все равны. Врожденная особенность? Сивилла признала этого мужчину «добропорядочным гражданином».  Но я в это не верю.
Макисима... Не может быть человек как-то связанный с таким типом, пахнущим кровью, настолько чистым по оценке Системы.»


Взбешённый Когами идёт по коридору к Сасаяме.
«Сасаяма прямо у меня перед носом сидит и втихую копается в «Деле об экспонатах». И я узнаю это от другого инспектора!»
- О, Когами, это ты? Как на счет... - Масаока говорит из комнаты, мимо которой проносится Ко.
Ко его игнорирует, продолжая свои мысли: «Как я мог раньше не заметить, как я мог ему верить?!»
- Н-да, на такую горячую голову он сейчас наворотит...
Ко, пользуясь правами инспектора, входит в комнату Сасаямы.
- Сасаяма!
- Ты чего, Когами? Я едва успел брюки надеть! Инспектор, нельзя ли поделикатнее? Ты чего такой взбудораженный?
- Эти данные, это ведь о Томе? - Когами открывает на своём коммуникаторе файлы, запрошенные Сасаямой у Кодзуки.
- Н-ну...
- Сасаяма, ты... Похоже, ты попросил Кодзуки из второго подразделения помочь в расследовании, да? Это непростительно – действовать по своему усмотрению, без приказа начальства. Ты ведь сам это знаешь?!
- Знаю.
- Ну так почему мне не сказал?!
- А что было б, если б сказал? Ты же беспокоился из-за Томы, ты же не доверяешь чутью детектива. Не ты ли говорил о...
- Я... Как инспектор, я привык доверять исполнителям! Поэтому ты тоже должен доверять мне. (прим. переводчика: ой, всё)
- И что?! - так ударил ладонью по столу, что лёд в стакане зазвенел, - Такого никогда не было! Какое ещё доверие?! Просто отношения хозяина и питомца! Ты же до этого момента только смеялся надо мной, когда я упоминал о чутье детектива! - Сасаяма перекрикивает Когами.
Ко издал непонятные сдавленные звуки, подавившись своими обвинениями.
- «Доверие», «доверие», никакого доверия и в помине нет! Я ни крупицы не ощущаю! И с самого начало не было! Все что ты делаешь - ты лишь пытаешься создать видимость партнерства, а на деле считаешь исполнителей бешеными псами. Так ведь? Меня это просто доводит. Я был готов жизнь отдать во время расследования по делу Томы. Я хотел делать всё, на что способен… Главное – я сам всё понимаю и всегда буду действовать по-своему.  Но как это глупо... Хватит с меня. Хочу бросить это всё. Вот всё, что я нашел на Тому, - Сасаяма пересылает данные, - Можешь не доверять мне и дальше и действовать сам.
Сасаяма ушёл, оставив Когами размышлять в одиночестве.
«Сасаяма... Я считал, что, как инспектор, должен присматривать за Сасаямой, и это дело, «Дело об образцах», необходимо довести до конца. И поэтому я чувствую себя связанным с Сасаямой. И если я потеряю его, это всё равно, что потерять всякий ориентир.»
- Эй, Ко... - Масаока постучал и зашёл в комнату.
- Старик...
- Я тут недавно с тобой заговорить пытался.
- Недавно?.. Ох, прости.
- Да черт с ним. Пошли ко мне, у меня есть выпить.
Масаока и Когами ушли.
- Вот, падай сюда. Извини, мое «сакэ» может показаться немного необычным... Эх, а как мы-то по молодости с коллегами и ругались, и издевались друг над другом…
- Старик, это сакэ... Я...
- О, да ладно тебе, уважь старика. Вот, - разливает виски по стаканам.
- Такой необычный цвет. Что это?
- Виски.  Со льдом в стакане идет как надо.
- Вкусно.
- Так что у вас там сейчас с Митсуру случилось?
- Похоже, он хочет бросить работу детектива...
- Похоже, ты ничего не слышал.
- О чем ты?
- Эх, не от меня бы тебе это о Митсуру слышать. Человеческие отношения, как бы тебе это сказать... Сейчас это не то, что люди могут сами выбирать. Ведь даже их жизнь определяется чуть ли не до их рождения. Ты со своей стороны, как инспектора, никогда о таком не задумывался?
- Может и да... Я всегда, всё свое бытие инспектором твердил о доверии.
Когами вспоминает диалог с Сасаямой.
«- Ты должен смотреть на людей, - Сасаяма.
- А что делать, если не можешь взглянуть на человека? На что тогда надо смотреть?
- Ну в таком случае... Ты, вероятно, и себе не веришь.»
- Хах, доверие - это мое слабое место. Сасаяма уже давно это заметил.
- Ты пей, пей. А мы, хоть и детективы, но все-таки люди. Отношения строятся не с позиций «исполнителя» и «инспектора», а на основе поступков этих людей. Что-то не получается у тебя нормально пить, я смотрю...
- Хех...
- Ничего, научишься. Иди, Ко...
- Старик.
- М?
- Прости, - Когами поблагодарил за всё и ушёл.


Сасаяма на балконе.
- Апчхуй!
Сасаяма чихнул и думает: «Чо ж так холодно-то... Вернуться, что ли, в комнату... Не, а вдруг там еще Когами пасётся. Хех, он как настоящий положительный герой манги. Слишком хороший. Надо было молча уволиться и никому ничего не говорить. Но нет, я случайно сболтнул это Ко... Боже, я же взрослый человек, что со мной? Не верь никому и будешь сильным. Я уже давно заметил, что доверие мне не нужно. А вот Когами меня им избаловал.»
- Будешь тут так стоять - простудишься.
- Пф. Пришел сюда потому что волнуешься за песика? Уж больно ты ответственный.
- Вот, надень это, - снимает куртку, накидывает на плечи Сасаяме.
- Чо это, а ну убери, это мерзко, - Сасаяма не ожидал такого жеста заботы в свой адрес, и почувствовал себя крайне стрёмно. - И вообще я обратно в комнату!
- Сасаяма! - дальше вполголоса, - Постой. Ты не выслушаешь меня? Удели мне немного времени.
- Э? Ну лан... Да что с тобой такое?
- ПРОСТИМЕНЯ! - застыл в низком поклоне.
- Чо?!
- Прости... Я... - давится слезами, - Прости... Я...
- Перестань. Хватит. Все нормально, говорю же. Подними голову...
- Нет! Я никогда... Никогда не ставил себя на твое место, - продолжает давиться слезами, - И никогда ни о ком кроме себя не думал.
Мысли Сасаямы: «Вот, значит, к чему он пришел. Как же это на него похоже.»
- Хехехе, да все нормально, я ж говорю. И ты меня прости. Сплоховал я.
- Я... - он ещё не всё выдавил сквозь слёзы.
- Да я всё понял...
- Нет, не понял!
- Понял, понял.
- Нет, не понял!!!
- Да понял я, ты задолбал уже! Хватит.
- Сасаяма!!!
- Да блин чо?
- Работу исполнителем, - тихо и серьёзно, сквозь слёзы, - Не бросай. Есть ещё столько всего, чему мне надо научиться у тебя.
- Да не бросаю я...
- Вот как.
- Хех, странный ты...
- Вот как.
- Было бы странно, если бы после того как инспектор пришёл с такими извинениями к исполнителю, я бы просто ушел, - сказал Сасаяма шутливо и отвесил Когами подзатыльник.
- И почему я вспомнил сейчас Кодзуки?
- Да потому что ты хороший парень! - Ко усмехнулся, - И что это… Ты что... плачешь что ли?
- Нет, это... только что выпил виски у старика.
Сасаяма думает с улыбкой: «Вот же упрямый, докопался до меня. Это его очередной навык как инспектора что ли?..»
- Сасаяма, ты чего? Что за странное выражение лица?
- А ну завали! На себя посмотри вообще! Я на твоем фоне красавчик, каких мало. Ты должен звать меня Сасаяма-сама.
- Отказываюсь.
Вернулись в комнату Сасаямы.
- Кстати, ты ведь тогда первый раз ко мне зашёл?
- А ведь красиво? - болтает лёд в стакане.
- Аа?
- Виски со льдом... Мне нравится цвет.
- Да ты пьяный, - Сасаяма смеётся.
- То есть, это и есть опьянение?
- Оно самое... Эй, да что такое, возьми уже себя в руки, что-то тебя совсем повело.
- Неа, виски у старика классный. И почему у нас с выпивкой проблемы. Выпивка это ж... хорошо. Приятные ощущения.
- Ну еще бы... Главное, в одиночестве пить не начни. Говорят, алкоголь туманит мозг и не дает работать.
- Правда?
- А вот я считаю, что нет. Иногда он, наоборот, проясняет мысли, - после паузы, - У меня умерла младшая сестра.
- Мы жили втроем. Я, она и отец, - Сасаяма рассказывает, - Отец все время пил. Как он говорил «лекарства». Целыми днями. А потом бил нас. Мне было наплевать когда он бил меня. Но... Мари. Сестру... - допил и поставил стакан, вздохнул, - Я хотел убить отца, - закурил, - Погода была такая хорошая… А я бил отца. Бил его, бил... бил, пока его тело не превратилось просто в кусок мяса. А потом приехало Бюро. Было так странно, что я смог убить. Доминатор тогда включился на парализатор. Я понял что все мы те же куски мяса. А ведь сейчас я смог стать неплохим пёсиком для Бюро. Я был удовлетворен. Как-то, но я смогу защитить сестру, думал я. Но... она умерла. Покончила с собой. Господи, как же мне, - продолжает с комом в горле, - одиноко. Я потерял их всех. Не смог защитить. Так одиноко... - со слезами, - И до сих пор мне так больно, - разрыдавшись окончательно, прервался, стараясь успокоиться, - Вот почему,  несмотря на всё, работать исполнителем - это всё, что мне осталось.
Ко проникся и долго искал слова, чтобы как-то поддержать.
- Не бросай это всё, Сасаяма. Я верю, что, как-нибудь, но смогу тебе помочь. И ты не просто исполнитель. Ты... куда больше, чем всё это. Поэтому... Сасаяма...
- Да... Я понял.

PSYCHO-PASS/Zero VOL.2 CD1 – 2. わるいまほうつかいたいじ  (6 часть. перевод по аудио)

Академия-интернат Тома. Храм им. Иоанна Окубо в Синокубо.
Речь представителя академии.
- Дорогие гости, благодарим вас за то, что посетили наш праздник, посвящённый двадцатилетию со дня основания академии Тома. Сегодня мы пригласили представителя муниципалитета многоуважаемого Абеля Альтромаджи. На протяжении двадцати лет он помогает детям из заброшенных зон получить образование в академии Тома и является одним из старейших наших спонсоров. Давайте поприветствуем его.
- ... Поэтому перед вашим выпуском из академии не забудьте выразить свою благодарность этому миру, который был к вам благосклонен. И с этого момента это ваш долг - стать образцовыми добропорядочными гражданами Японии. И какие бы трудности не повстречались на вашем пути, я пройду их вместе с вами.
"Покровительство над детьми это сплошная бесполезная трата времени. Это чёртова академия... Если бы не этот наглый директор, прошлый год был бы намного спокойнее..." - дети поют, Абель думает.
- Альтромаджи-сан... - Тома.
- Вы...?
- О, это же тот молодой человек, которого 10 лет назад в рамках вашей благотворительной программы вы спасли в Огисиме, - представитель академии.
"Это же он, тот самый мальчик, которого я нашёл в том ужасном месте" - Абель был сильно удивлён такой встречей.
- Тома Кодзабуро, - Тома представился, улыбаясь.
- Вас даже не узнать, - Абель, - Удивительно, я не думал, что ребёнок из заброшенной зоны, сможет станешь таким.
- Большое спасибо, - Тома, - Я очень тронут вашей речью. В особенности, словами об ответной благодарности миру. Я тоже хотел бы выразить ответную благодарность. Может быть, могли бы пригласить меня в гости, чтобы я мог это сделать?
- В свой дом? - в растерянном недоумении.
- Неужели нельзя? - робко и с надеждой.
- Спасённый вами ребёнок стремится выполнить вашу волю... - восхищённый голос со стороны.
- Разве это не прекрасно? - представитель академии.
"Если я сейчас откажусь, это может повлиять на мой статус".
- Ну, тогда я не против, - соглашается Авель.
- Там и поговорим.


Совещание в Бюро. Сасаяма, Когами, Риса, Кодзуки, Симомура.
- Поэтому... я столько раз говорил, что этот Тома странный тип, - Сасаяма хлопнул рукой по столу.
- Ублюдок, ты чёртов исполнитель, следи за речью, - Симомура.
- А что такого что я не буду следить за ней? Как, блять, это поможет делу?! - непереводимый мат Сасаямы.
- Аоянаги-сан, - шёпот Кодзуки.
- Тссс, - Риса шипит на Кодзуки, шёпотом, - Лучше не вмешивайся!
- Мы, в течение месяца делали всё точь в точь, как вы говорили! И что мы видим в результате?! Ноль!! - Сасаяма на бесполезность указаний инспектора. И ещё раз хлопнул по столу.
- Эй, Сасаяма, - Когами попытался одёрнуть Сасаяму.
- А ты изволь не вмешиваться! - в сторону Когами, при всех наорал на Когами, - Ты всё время лезешь и сбиваешь меня с мысли. У меня от тебя просто крыша едет!
Все досадливо вздохнули.
- Сасаяма, - Ко с досадным вздохом, - Не мог бы ты немного заткнуться.
- Пф, - пренебрежительно фыркнул Сасаяма.
- Инспектор Когами, - Симомура, - Как вы вообще допустили такое?
- Когами-кун, сохраняй спокойствие, пожалуйста, - Риса вполголоса.
- Инспектор Симомура, ведь тоже старается помочь раскрыть это дело, - продолжая мысль Рисы, вполголоса говорит Кодзуки.
- Я приношу свои извинения, - формально извинился Когами, - Но, факт состоит в том, что Тома имеет какое-то отношение к этой заброшенной зоне. Разве мы не можем сделать определённые выводы из времени его появления в этой зоне.
- Не правда, - Риса.
- Нет, это не так, - Кодзуки.
- Я вам приказывал узнать происхождение пострадавшей девушки, а про подозреваемого это всё лишь ваши догадки.
- Однако, мы, как и вы, очень стараемся найти доказательства, - Ко.
- В таком случае, если это так, предоставьте мне доказательства, - Симомура, - К тому же, этот Тома, разве не тот пострадавший ребёнок? То если, во время расследования, направить на него доминатор, поднимется шумиха. Ты готов взять на себя такую ответственность?
- А что, если бы были доказательства?! - Сасаяма, хлопнув ладонью по столу.
- Не смей говорить мне, что я отдаю бесполезные приказы, - кричит в ответ Симомура и продолжает спокойно, - Вы готовы продолжить свой бунт и вернуться в клинику?
Когами агрессивно ответил:
- Мы, просим извинения, - Когами, - по поводу происхождения девушки, мы не можем ничего узнать, однако Тома связан с этим делом, и мы просим разрешения продолжить расследование в этом направлении.
- Я понял. Продолжайте, - Симомура сдулся и ответил уже спокойно.
- Сасаяма, идём, - сказал Ко, и они ушли.


Кабинет первого подразделения. Когами, Сасаяма.
- Сасаяма, о чём это тебе Кодзуки сигнализировал?- Ко.
- А это он мне на маджонг вечером намекал, - Сасаяма. Когами в ответ только вздохнул.


Комната отдыха исполнителей. Кодзуки, Когами, Сасаяма, Масаока.
- О-однако, - Кодзуки, - Ничего себе я удивился. Первый раз вижу так кланяющегося инспектора.
- Завидую... Нам Когами так не кланяется, - Сасаяма.
- А, Когами-сан, вы покраснели? - подкалывая, произнёс Найто.
- Вкусно! - Кодзуки с удовольствием отхлебнул пива.
- Это всё из-за пива Кодзуки, - оправдался Когами.
- Да, от настоящего алкоголя пьянеешь быстрее, - Масаока, - Ну, и что ты собираешься делать, Ко?
- Как и сказал Симомура, искать информацию о девушке, - ответил Когами.
- Э-хе-хе, мне уже от слова "информация" жрать хочется, - вставил Кодзуки.
- Ты как ребёнок, - Сасаяма.
- Да он всегда ребёнком был, - Масаока.
- Деда, называть нас детьми запрещено, - Найто.
- Деда? - переспросил Масаока.
- Исходя из имеющейся информации, Найто у нас, между прочим, происходит из высшего общества, - Кодзуки подъёбывает.
- Это вы о чём? - Когами.
- А ты не знал, - Кодзуки, - Даже будучи богатеньким мальчиком, он был вынужден поступить на службу в Бюро.
- Нет, меня так не называют. А кто вообще распространяет эти сплетни? - Найто.
- Я повторил просто то, что все и так знают, - Сасаяма.
- Ну, и мы же ничего плохого и не имели в виду, - Кодзкуки.
- Между прочим, это вообще к делу не имеет никакого отношения, - Найто, - Может, когда-то я и был наследником, но сейчас всё не так.
-  Да дело не в том, что ты когда-то был наследник, - Масаока.
- Хе-хе... - Сасаяма, - Неужто ты представил себе мир, как в Крёстном отце.
- О, прекрасно, теперь вы о Крёстном отце... - Масаока.
- Нууу, типа того, - Сасаяма.
- А вообще, ту версию ещё можно проработать, - Когами.
- А вдруг мы ошибаемся... - сказал Сасаяма, закурив, - А если немного расширить пространство поиска информации.
- Ну фаааак, а что делать, если версий нет, ну блин, как же всё бесит! - Найто.
- Слушай, заткнись, - Сасаяма.
- Мне кажется, что всё зависит от места действия, - Сасаяма.
- Хм, а что это за звук? - Когами прислушивается, когда они играют в маджонг, - Сасаяма, а что это ты сейчас сделал?
- Хм? - Сасаяма с недоумением.
- Мне показалось, что я слышал какой-то звук.
- Митсуру, а ты сейчас не жульничал ли часом? - Масаока.
- Хэ? Да что вы говорите? - поначалу с юмором и закончил с серьёзным выражением, - Нет, ничего подобного.
- Ууу, - Кодзуки.
- И правда гладко складывается, - Найто.
- Да, ну, нет.
- А как ты тогда это объяснишь? - Когами.
- Мне просто везёт потому что, - Сасаяма, - Если я возьму у тебя одну фишку и отдам тебе другую, то у меня получится другая комбинация.
- То есть, ты можешь предугадать, что у тебя получится? -Ко.
- Чёрт, так и знал, - Кодзуки.
- Ну, кто ж тебе виноват, - Саса.
- А в чём смысл такого твоего хода? - наблюдая за действиями Сасаямы.
- Наша задача прочитать по поведению оппонента, какой набор фишек у них, - Масаока, продолжает пояснять старшинство фишек.
Когами что-то уточняет.
- Жулит он, жулит, - Найто.
- Да ну, не всё так плохо, - Масаока, - Мы иногда именно таким способом находим информацию.
- Ну, простите, я немножечко смухлевал, - Сасаяма.
- Немножечко?! Да ты всегда мухлюешь! - Найто.
- То есть, информация может быть показана и с другой стороны, - Когами, - Мы, когда рассматривали дело о первой жертве... А ведь, возможно я...
- Когами? - Сасаяма.
- Ведь мы могли подробнее рассмотреть убийство той девушки, - Когами, - Нет... мы изначально смотрели не с той точки зрения.


Ввалились к аналитический отдел.
- Караномори, - Когами с восклицанием.
- Опять они припёрлись среди ночи, - ворчит тихо, - Тише, там на диване, Яёй спит. Вы же её разбудите.
- Ну, раз так, то это будет пробуждающий поцелуй от принца~ - Сасаяма.
Яёй ткнула ему в глаза.
- Мои глазааа, - завопил Сасаяма.
- Заткнись, - зашипела на него Яёй, - Масаока-сан, Найто и Кодзуки-сан. Вы все здесь?
- Прости, - Когами, - Нам нужно найти много информации о прошлом жертвы, и не только информацию, но и фото.
- Правда? Настолько далёком прошлом? - Сион.
- Да, - Ко, - Есть вероятность, что это имеет отношение к нынешнему делу.
- Да, не может быть. Ты связываешь совершенно не связанные дела между собой. Оке, давай попробуем, - Сион, взялась за поиск информации.
- Кстати, Караномори, ты что-ли парфюм сменила? - Сасаяма наклонился к Сион из-за спины.
- Сасаяма-кун, как я и ожидала, ты это заметил, - с приятным удивлением проговорила Сион, - Сегодняшний аромат "Тень алой розы", - не отвлекаясь от поиска информации.
- Правительственное дело десятилетней давности... - Сион.
- То громкое дело о заброшенной зоне, Огисиме, - Масаока.
- А вот и фотографии с того происшествия, - Сион.
- Бля, точь в точь, - Сасаяма.
- Это фото пострадавшего ребёнка, - Сион.
- Слушайте, может мне кажется, но это... - Найто.
- Давайте глянем файл, как там его зовут, - Сион нашла нужное личное дело, - И вот...
- Тома Кодзабуро, - Сасаяма и Когами одновременно прочли вслух.


Дом Абеля. Тока под домашним арестом.
"Ух ты снег. А сделаю ка я фотографию и отправлю её Митсуру-сану", - сделала фотографию, - "Эх, фото из окна совсем не то, что на самом деле. Эх что же мне делать, я совсем не могу выйти из дома, двери заперты".
"Дверь заперта. Для открытия необходимо подтверждение ответственного лица", - звуковое оповещение при попытке открыть дверь.
"Так и знала, что не получится", - легла на кровать, - "Даже когда я выхожу в ванную и туалет, мне приходится просить у отца разрешение, чтобы дверь открылась".
"Мне всегда кажется, что он рядом со мной. Мне всегда казалось, что со всеми детьми то же самое. Однако, после поступления в академию Осо, я заметила что всё совсем иначе".
"Ты более хрупкая, по сравнению с другими, поэтому я сделаю всё, чтобы защитить тебя" - воспоминания Токо о словах отца.
"Именно так отец привык отчитывать меня. А где я могу пораниться то? Что со мной может случиться? Хоть Митсуру-сан и посоветовал мне фотографировать всё, что мне нравится, но мой мир всё ещё подвержен тщательному досмотру. А что если, место, где я должна быть, не здесь. И что же мне делать? Митсуру-сан мне не пишет. И о Тома-сенсее говорить уж нечего. Наверное нигде нет человека, который мог бы мне подойти. Ах, как же болит сердце".
Вздохнула.
"Кстати, когда-то раньше, я уже видела такой снег в окне. В Токио очень редко идёт снег, поэтому мне вдруг вспомнилось..."
Флешбек.
- О, снег! - маленькая Токо с папой, - Папочка, а куда мы сегодня идём?
- А мы идём, доченька, спасать одного бедного ребёночка. Поэтому никуда от папочки ни на шаг не отходи.
"Точно, я же однажды уже была в заброшенной зоне. И в такой же снежный день мы с отцом отправились в Огисиму. И там в удивительной комнате, которая сияла, как в сказке, я встретила того мальчика. И тот мальчик мягким голосом заговорил со мной."
- Ну, а ты станешь моей принцессой?
"Так это же был не сон?! Я встречала этого человека не один раз. Что это, дежа вю? Я же видела этого мальчика много раз. И этого человека я знаю".
Раздался звонок в дверь.
"Кстати, того мальчика, которого папа тогда привёл, было видно из окна. И сейчас я могу посмотреть, кто пришёл".
- Тома-сенсей! - воскликнула Токо.
- Хм, - подняв голову, Тома увидел Токо в окне и усмехнулся.
"Так это она..." - Тома.
- Тома-сенсей... улыбнулся, - пробормотала.
"Почему же я раньше не заметила? У него такая же родинка. А вдруг сенсей спасёт меня. Я хочу чтобы он забрал меня отсюда куда-нибудь".
- Сенсей, сенсей! Тома-сенсей!


Бюро. Кабинет первого подразделения. Сасаяма.
- Итак, Караномори Сион входит с систему, - Сасаяма проходит авторизацию по карте Сион.
"Пользователь идентифицирован", - оповещение системы.
- Спасибо, - пробормотал Митсуру.
Закурил.
- Как жаль что, для поиска информации о Макисиме требуется особый доступ, что пришлось использовать ID Караномори, - выдохнул дым от сигареты, - И вот сейчас пригодится та фотография, которую случайно сделала Токо. Прости, Токо, что я использую это в таких целях.
Стук по клавишам.
"Помимо Томы, причастного к этому делу, меня интересует ещё одно существо. Макисима. Сообщать об этом Когами и как-либо его беспокоить, я не хочу. Как же обидно, что я сам не могу достать эту информацию".
Вздохнул.
"Хехе, я первый добрался до этой информации. А вот если бы Когами был первым, то я был бы последним, кому он рассказал. И я чую, что если найду информацию о жертве, то смогу связать её с Макисимой".
Печатает. Залил в систему фотографию и задал поиск по всем камерам.
"И остаётся молиться, что хоть одна видеокамера его засекла."
"Для осуществления данного запроса требуется пароль", - ответ системы.
- Вот оно что, - щёлкнул зажигалкой, закурив следующую сигарету, - Пароль говорите. Значит будем думать.
"Смотреть нужно на людей", - вспоминает фразу сказанную в разговоре с Когами, - "Если я внимательно вникну в дело, то я обязательно найду подсказку для пароля".
"Караномори, женщина умная, несмотря на свою внешность. И она определённо относится к работе серьёзно. И скорее всего пароль она задаёт не простой", - протяжно вздохнул, - "Личность Караномори".
Флешбек.
- Сегодняшний мой аромат "Тень алой розы".
- Точно! - воскликнул Сасаяма и вбил название в систему.
"Доступ разрешён", - ответ системы.
- Бинго!
Стоило ему получить доступ, в этот момент в помещение первого подразделения зашёл Гиноза.
- Сасаяма, а что ты тут делаешь?
- О, Гино-сенсей, - подъёбывет.
- Да мне даже противно разговаривать с человеком, который все пуговицы на пиджаке застегнуть не в состоянии, - пренебрежительно-презрительно отозвался Гино.
- Я тут стырил у Сион ID карту, и собирался залезть на самый пошлый эротический сайт. Го со мной?
- Кх, - задохнулся возмущением.
- Ничего себе ты покраснел, - присвистнул Саса.
- Да ни может этого быть, - прикинулся тапочком, - Мой оттенок мятно-голубой. Я сегодня проверялся!
- А ты уверен? И кто вообще говорит про психопаспорт?
- Я говорю! - почти истерично возмутился Гино, - Я полностью контролирую свой психопаспорт!
- Ну, раз ты такой умный, то поправь очки, - по дружески подколол Сасаяма.
- Да кто будет тебя слушать! Ну-ка вернись к себе! - судорожно поправляя очки, продолжает выражать глубокое возмущение, - Чёрт, он мне ещё замечания делать будет.
"Если бы я был бы инспектором, а не исполнителем, то возможно наши отношения с Гинозой сложились бы совсем иначе"
- Гино-сенсей, когда у тебя есть свободное время?
Гино опешил, но быстро взяв себя в руки ответил:
- Следующий вторник.
- Вот блин, не катит, - с досадой, - Ты ж блин, вы со стариком прям сговорились.
- Ты вообще о чём?
- Да нет, ничего, ты обращайся, если что, - спокойным и покровительственным тоном проговорил Митсуру.
- Но я не... - не понимает.
- Старший братик Митсуру тебя всегда выслушает.
- Вообще-то мы по возрасту почти ровесники, - занудно проворчал Гино, подразумевая, что Сасаяма не годится ему в старшие братья.
- Во дебил, я бы столькому тебя научил... - приблизившись к Гино, сопроводил свои слова действиями, - Например, если оставить последнюю пуговицу на пиджаке расстёгнутой, то он будет сидеть гораздо лучше, - расстегнул пуговицу.
- А ну... не делай таких странных вещей!
- Да не стоит так волноваться, - мягким тоном, - Я всё понимаю.
Сасаяма ушёл.
"Будет лучше, если информацию о Макисиме я поищу позже, и хорошо если найду. Определённо, сейчас моей основной целью является Тома".

Переводчик-японист https://vk.com/katsuya_dono
Секретари-стенографисты Макисима и Когами

+3

5

Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu
Аудио. Оригинал. https://vk.com/wall-37283879_14264

PSYCHO-PASS/Zero VOL.2 CD1 – 3. なまえのないかいぶつ (7 часть. перевод по аудио)

Дом Томы в Огисиме.
Тома Кодзабуро, Кирино Токо, Абель Альтромаджи.
- А ты знал, что на вкус рыбы влияет гормон, который выделяется, когда она испытывает боль, - Тома ровным голосом обращается к Абелю, который издаёт невнятные, сдавленные звуки. Шелестят стекляшки. - Это так интересно... Влияние эмоций на вкус мяса, - звук протыкаемой плоти. - И в связи с этим, я подумал... Мясо, которое перед смертью было насыщено болью, имеет особый вкус. Ну что? Ты ведь не собираешься терять сознание от ран, нанесённых всего лишь шариковой ручкой? - Тома продолжает, трещат кости, Абель вскрикивает.
- И, если я поковыряю ею вот так... пусть тебе будет настолько больно, что ты забудешь о ненависти ко мне, и твоё мясо приобретёт невероятный вкус, - сиплое дыхание жертвы, - Так-с... А теперь правый глаз. О, не переживай, я сделаю это медленно, чтобы ты случайно не потерял сознание, - хлюпающие звуки и вскрик Альтромаджи.
Токо, всё это время находящаяся в той же комнате, судорожно всхлипывает.
- Ты не подумай, я делаю это не потому что хочу, - Тома обращается к ней. - Просто мне необходимо это сделать. И не стоит переживать, я не обижу тебя, - звук шагов, он подходит к ней, - ведь, наконец, я нашел тебя. Ведь ты моя новая принцесса. Стул, на котором ты сидишь... Правда же красивый? - Тома провёл рукой по украшающим трон стекляшкам, раздался звон. - Я сам его сделал. Он украшен стеклом, отливающим золотом. Настоящий трон для принцессы. Тебе удобно, Кирино Токо? - девушка продолжает хныкать.
- У вас разные фамилии, вот я и не заметил... А ты, оказывается, дочь Альтромаджи-сана! Всё же сказывается отличие человека с чистой кровью от полукровки. Ведь твоя мама тоже была японка... Знаешь, ведь моя мать...
- Не смей трогать мою дочь! - Альтромаджи кричит сквозь кляп.
Тома отвлекся на него:
- Н-да... Процесс займет какое то время, так что изволь не двигаться... А я пока расскажу вам сказку.


- Давныыым-давно наша мама окунулась в запретную любовь и была вынуждена бежать. А в это время у неё в животе уже были я и моя младшая сестра. Наверное, наша мама нас ненавидела. Со временем ее психопаспорт потемнел и стал тёмно-красным... Она успела нас родить в какой-то маленькой богом забытой больнице и сбежала. Там, куда она сбежала, мы создали свой дворец. Она называла меня «Принц», а сестру «Принцесса», так и не дав никаких имён. Мама никогда не выпускала нас из нашего дворца. Еду и всё необходимое для жизни мама откуда-то приносила сама. Но однажды вечером мама приняла какое-то лекарство для улучшения психопаспорта. Она заснула сладко-сладко, и так больше и не открыла глаза. Сестрёнка была так рада!
«- Теперь принц есть только у меня! - голос Принцессы совсем детский и радостный. - Слушай меня внимательно, Принц. Что бы ни случилось, за пределы дворца выходить нельзя.
- Но почему? - спросил Принц.
- Потому что ты только мой принц! Только мой! И я теперь буду о тебе заботиться.»
- После этого Принцесса никогда не выпускала Принца наружу, - Тома рассказывает, возвращаясь воспоминаниями к тому времени.
«- Я бы хотел разочек увидеть вблизи ту птичку...»
- И сестра эту птичку убила...
«- Я бы хотел увидеть, какое оно, широкое небо...»
- А сестра намертво закрыла и зашторила все окна...
«- Ну тут ничего не поделаешь, я ведь так люблю тебя! - объясняла Принцесса.»
- Теперь, моя сестра, как и мама, выходила из дворца и возвращалась, принося разные вещи. Однажды к её приходу я украсил наш стул. Всеми украшениями, которые нашёл. И, когда она вернулась, усадил её на него. В созданном нами мире было всё, что нам нужно... Сколько же лет продолжалась такая жизнь, - задумчиво. - Мы выросли, и сестра стала приносить всё более дорогие и интересные вещи. Но вот её облик менялся. Он всё темнел и темнел... Я не знал причин, но в её руках всегда была окровавленная шариковая ручка.
«- Это всё потому что я проклята, ведь использую злую магию...
- Что это за проклятие? Расскажи, - попросил Принц.»
- А проклятие было в том, что все, кто любил сестру, умирали. И бедная Принцесса в слезах сказала:
«- Послушай, Принц... Что бы ни случилось… Ни в коем случае не люби меня.»
Прошло несколько дней, и, однажды, «кровавая принцесса», торопясь, вернулась раньше обычного.
«- Кажется, меня заметили, когда я использовала злую магию! И теперь нас наверняка найдут.»
- Похоже, её существование обнаружили дроны. Тогда она подошла ко мне и дрожащим голосом произнесла:
«- Люби меня...»
- Но Принц не знал, что тоже проклят таким проклятием. Все, кто любил его, - умирали, - на секунду повисла тишина. - Я задушил сестру. Но ведь меня можно было простить. Она собиралась разрушить весь мир, который мы, и я тоже, построили. И, убрав её труп в холодильник, я спрятал её в Огисиме. Я думал, что это поможет мне сохранить мой мир навечно. Но я помню, как после этого мне было одиноко. Ну а потом... В такой же снежный день, как сегодня, появилась ты.
«- А где это я?.. Ой, какой блестящий стульчик! Как для настоящей принцессы! А можно сесть? - голос Токо, когда она была маленькой девочкой.
- Теперь ты станешь моей принцессой?..
- А? - за вопросительным голосом девочки последовал звук бьющегося стекла и выбитой двери.
- Отойди от неё!»
- И вот, прокричав это, первым в моём дворце появился твой отец. А ты, так радостно сидящая на красивом стульчике, перевела взгляд на то, на что он уставился. Там, в углу комнаты, всё ещё лежал мамин труп... - там, во дворце Принца и Принцессы раздался грохот падающей, ломаемой мебели. - Твой отец тут же спохватился:
«- Скорее, накройте тело! Нельзя, чтобы она увидела его! - маленькая Токо пронзительно кричит и плачет.»
- Наконец, всё стихло и в комнате осталась только представитель службы опеки, которая заговорила со мной:
«- Как тебя зовут?
- У меня нет имени.
- Ты что-нибудь помнишь?
- Нет, ничего не помню.»
- В тот момент, я решил спрятать и свой мир, и свой дворец, и свою сестру, глубоко в своем сердце. Ведь никто не сможет их там найти.
«- Ах, какой прекрасный подбор цветов, Кодзабуро, у тебя есть талант к искусству! - женский голос обращается к нему в академии Тома.»
- Я рос хорошим мальчиком, умудряясь сохранить в чистоте свой психопаспорт. И это несмотря на то, что я иногда ходил в Огисиму навестить труп сестры.
Но вот, - голос Томы похолодел, - в моей душе вновь всколыхнулись воспоминания. А всё из-за происходящего в заброшенных зонах. Твой отец вместе с чиновником Хасидой... в рамках очередной программы, прочёсывали районы. И я задумался. Теперь прятать труп сестры в Огисиме стало небезопасно. И эта мысль стала для меня откровением. Я подумал, а что если я заставлю все человечество узнать о моём мире? И для этого мне было необходимо украсить её, чтобы показать всем…
- А ты сегодня довольно болтливый, - Макисима появляется без предупреждения.
- А! Сёго-кун, это ты... Смотри, вот моя новая принцесса! А это Макисима Сёго. Вы уже как-то встречались, верно? Я думаю, что у Сёго-куна есть талант делать из убийства произведение искусства. Когда я совсем растерялся и не знал что делать с телом сестры, он дал мне это чудесное лекарство! - Тома говорит восторженно. - Оно позволяло законсервировать тела! Нет, ну что за удивительное средство!
- Ну, что ты теперь намерен делать? - поинтересовался Макисима.
- Использовать ту самую злую магию, которая погубила мой мир. И, когда я убью её отца, на этом наши с тобой пути разойдутся. С ней... я снова создам нашу сказку, - звуки ковыряния в теле ещё живого Альтромаджи возобновились с новой силой.
- Кхэм, - Макисима хмыкнул.
- Господи, что... какую сказку... - Токо говорит тихо и быстро, испуганно всхлипывая, на заднем плане Тома продолжает своё дело. - Почему они так спокойно разговаривают, глядя как умирает мой отец?!. Почему Тома-сэнсэй собирается убить моего отца?..
«- С этого момента ты станешь моей принцессой?»
- Тогда... Воспоминания о том дне были такими светлыми и добрыми... Из-за них я ходила за ним в Огисиму. Но сэнсэй совсем другой...
«Ни в коем случае не отходи от папы, - голос отца в тот день в Огисиме.»
- Если бы я только его послушала... - на фоне звука разрываемой плоти и ломаемых костей Тома тихо и мягко смеётся. - Прости... Я тебя не послушалась... Папа... Кто-нибудь... помогите!..
«Не связывайся с Томой, - голос Сасаямы.»
- Митсуру-сан!..

PSYCHO-PASS/Zero VOL.2 CD2 – 1. ひみつのゆりかご (8 часть. перевод по аудио)

Когами и Сасаяма. Огисима.
- Снег?.. Похоже, повалит сильнее, - Когами ни к кому не обращается, но с ним на связи Сасаяма, который всё слышит.
- Хоть Гино-сэнсэй и задержался, но все уже вернулись, - Сасаяма отвечает в тон, и даже почти не намекает, что пора возвращаться.
- Понял. Больше 10 лет назад погибшая девушка занималась здесь, в Огисиме, проституцией, убивала клиентов и, похоже, всегда в качестве платы брала либо наличные, либо какие-то вещи. Если бы такая девушка хоть раз попала под сканеры...
- Ага, в то время богатенькие папочки любили таких милых плюшечек. Но даже если она когда-то где-то и засветилась, то сейчас никакой точной информации уже не установим. Чего делать будем, Когами?
- Ну, для начала давай где-нибудь встретимся.


Сасаяма и Когами встретились. Огисима.
- Вкусно... Не знаю, с чем она, но вообще похоже на настоящее мясо, - Когами говорит невнятно, жуя булочку.
- Ооо, вот оно как... Ну ты там постарайся не загнуться, - Сасаяма, в отличие от Когами, не жуёт.
- Ой, заткнись, а?
- Да пошутил я! Вкусно должно быть не только желудку, но и мозгу, а ты тут... - вот теперь и Сасаяма откусывает щедрый кусок. - Воу воу горяшо... - набитый рот Сасаямы искажает голос не хуже, чем у Ко, - Эх, в последний раз я так на ходу ел мясные булочки, когда школьником был. Кстати, это не я выбрал это место, продавцы сами меня позвали.
- Сами?
- Ну да. И не делай такое лицо, а то на местного рэкетира похож. Хотя, наверное, начать поиск информации быстрее всего с них.
- Понимаю я... - Ко, - А пока информация?..
- Ни черта, - жуёт. - Однако ходят слухи о том, что, вроде, были у той девушки сообщники.
- То есть ещё живые?
- Ну, что-то типа того. А у тебя как?
- По нулям.
- Вот оно как... - Сасаяма шуршит пачкой сигарет. - Да это вообще такое? Пить тут разрешают, а курить пытаются запретить, - закуривает.
- Я слышал, что в том, чтоб выпить какое-то количество сакэ, нет ничего страшного, но вот от сигарет вред большой.
- Ты слишком много думаешь головой. Ты сердце своё работать заставь! Иначе ты не увидишь того, что можешь увидеть. Человечеству вообще свойственно прислушиваться к сердцу, ты в курсе? Сердце! - стукнул Когами, наглядно демонстрируя, где сердце находится.
- Я использую голову, потому что работаю над делом! А если захочу услышать мнение сердца, то спрошу у тебя.
- Ага, конечно... А ну замри!
- Ч-что там?
- Не вздумай дернуться, Когами... - вкрадчиво. - У тебя на голове сейчас...
- Н-на голове?
- Пчела приземлилась! - закончил Сасаяма и рассмеялся.
- А ну хорош ржать!
- Но ты... - продолжает ржать.
- Да что ты... Блин, она шевелится! - Когами, в отличие от Сасаямы, насекомое явно напрягает, он шевелится, шурша курткой. - Откуда вообще взялась пчела среди зимы?!
- Эй, а она походу свалить пытается! Черт, полетела! Побежали за ней!
- Сасаяма, подожди!
- Нет не подожду!
Они оба бросились вслед за летящим по улицам насекомым.
- Ничего себе, в таком месте есть ответвление... - Когами комментирует, пробегая по лужам.
- Разве не весело? Вот сейчас посмотрим, верна ли карта, которая у нас с собой!
- Вижу пчелу! Она куда-то туда влетела! Свет появился. Там дверь!
- Теперь мы её точно поймаем! - выбить дверь явно было не сложно.
- Это... оранжерея, вроде, - вокруг них раздаётся жужжание большого количества насекомых, - Так это пчелы на этих цветах собираются.
- И в самом деле, весна прямо. Скорее всего, дело в специальных лампах. О, ты глянь, тут и еду выращивают... Вон кусты с овощами. - Сасаяма сорвал с куста помидор. - Офигеть... Да это самые вкусные помидоры! Офигеть, как отличаются от тех, что мы едим!
- Эй, не хватай чужое!
- Ну как же, забрести во время расследования в такое место и не порадовать себя... - появление старика для обоих было неожиданностью.
- Хех, а ты догадливый, - Сасаяма обращается без уважения.
- О, да ничего подобного, просто посмотрел на ваши наручные девайсы.
- Это твоя клумба?
- Да, выращивать их довольно весело. Сам себя вот помидорами кормлю, - в подтверждение своих слов старик рассмеялся.
- Слушай, этот старик... - Сасаяма в полголоса обратился к напарнику.
- Ага, - отозвался Когами и обратился к старику уже в голос, - Вы же здесь уже давно живете?
- Как будто не видно.
- Знаете, месяц или пару назад здесь нашли труп девушки. Она пробыла здесь 10 лет.
- 10 лет?.. - старик удивился, но не слишком сильно.
- Мы сейчас проверяем, была ли девушка из этих мест, и знал ли её кто-нибудь.
- Не будите спящее дитя...
- Что?..
- Возможно, девушка - это она из маленьких тайн Огисимы. Не надо тратить на них столько внимания.
- Извиняй, старик. Но дитя уже проснулось и натворило пакостей. Тут даже специально не обратить на это внимание трудно, - старик обречённо вздохнул.
- Хорошо... Покажите мне, что у вас есть.
- Это фотография девушки. А вот это - фотография того, кто, возможно, причастен к её смерти, - на своём портативном терминале Когами открыл файлы.
- Я знаю обоих. Она - проститутка из Огисимы, пропала после того, как её заподозрили в убийствах. А вот этот вот мальчик... её брат близнец. Без сомнений.


Когами и Сасаяма. Огисима.
- Небо светлеет... Ну что, возвращаемся.
- Ага, сейчас, вот только погоди... Сигареты... сигареты... - Сасаяма, собираясь покурить, шуршит пачкой и щёлкает зажигалкой.
- Караномори, - Когами начинает говорить, стоит только аналитику ответить на вызов.
- Что такое?
- Прости, если отвлёк, мне нужно сравнение ДНК мёртвой девушки и Томы Кодзабуро.
- Что-о? А Симомура по этому поводу претензий не имеет?
- Он пока не в курсе. Но если что, я беру на себя ответственность, - Сасаяма присвистнул, и одновременно ещё один сигнал вызова раздался:
- Инспектор Бюро на связи, инспектор Бюро на связи. У нас происшествие, затрагивающее крупный район, - Когами и Сасаяма одновременно издали звук напряжённого удивления. - Просим поддержку из главного управления! Повторяю: просим поддержку из главного управления!


Симомура Масава, Аоянаги Риса, Кодзуки Рёго, Сасаяма Митсуру, Когами Синья. Кабинет 2 подразделения, Бюро Общественной Безопасности.
- Зоопарк Уэно - это территория третьего подразделения! - рявкнул Симомура.
- Чтобы расчистить место, где находится вольер, им потребуется приличное количество времени. - Кодзуки говорит с нажимом.
- Мы выяснили, что это опять пластинация, и теперь это третье убийство! - в ответ на последние слова Рисы Симомура глубоко вздыхает.
- Инспектор Симомура! - Когами, вместе с Сасаямой, входит без стука.
- Мм?
- Мы выяснили, кем была погибшая девушка.
- Сейчас не это главное! - Симомура перешёл на крик и ударил ладонью по столу.
- Да ты издеваешься! - Сасаяма психанул и схватил инспектора за грудки, придушивая.
- Пусти... Воздух... Кхх.
- Сасаяма, прекрати! Отпусти его! - это Когами. Сасаяма с досадливым звуком отпускает его, Симомура падает обратно на стул и пытается отдышаться. - Так вот, девушка имеет прямое отношение к Томе Кодзабуро. Они были братом и сестрой.
- Что это еще за глупости? - Симомуре показалось это почти смешным.
- Синья-кун, готовы данные по твоему запросу. Тома и та девушка и в самом деле были близнецами, - Караномори закончила анализ как раз вовремя. Все удивлённо вздохнули.
- Ооо, как и ожидалось от Ког... - Кодзуки пришлось замолчать, потому что Аоянаги заткнула ему рот:
- Идиот!..
- Хорошая работа. - Симомура выдавил похвалу сквозь зубы. - Инспектор Аоянаги! Берите исполнителя Кодзуки и приведите Тому!
- Симомура, урод!.. - Сасаяма практически зарычал, готовый снова броситься.
- Успокойся! - Когами остановил его сразу и физически.
- Держите себя в руках, исполнитель Сасаяма! Или вы уже как простая гончая потеряли голову, чуя добычу?
- Сасаяма... - тише проговорил Когами.
- Отпусти меня, Когами... - Сасаяма вздохнул и, видимо, перестал пытаться вырваться. - Это ты, как дурак, можешь только приказы исполнять.
- Мы установили личность последней жертвы! - прерывая разбирательство, на повышенных тонах заговорила Аоянаги. - Это чиновник по имени Абель Альтромаджи. Из родственников есть дочь, Кирино Токо, и она пропала.
«Это Тома. Однозначно он. И велика вероятность, что Кирино Токо сейчас с ним. Но она же под домашним арестом... как он смог выманить её?.. Черт, пожалуйста, только будь жива», - Сасаяма ничего из этого не сказал вслух.
- Камеры не зафиксировали ни Тому, ни Токо в академии... И дома её нет, - тихо сказала Караномори.
- Когами! Они в Огисиме! - Сасаяма почти кричит, и в его голосе можно расслышать почти мольбу, - Я в Огисиму, встречать второе подразделение!
- Первое подразделение отправляется к дому Томы, осматривать его и ждать. Второе в Огисиме, - Симомура, - И чтобы мышь мимо вас не пробежала, - Сасаяма хотел возразить, но Симомура прервал его на первом же слове, - Это приказ! Всем всё ясно?..
- Будет сделано, мы все подготовим.
- А раз поняли, то прекрасно. И псам не стоит забывать своё место.


Гиноза и Когами едут к дому Томы.
«Сасаяма странно себя ведёт. Несвойственно ему так рваться сотрудничать со вторым подразделением. Да и замолчал он слишком внезапно...»
- Эй, ты в порядке? По поводу Сасаямы... - Гиноза спрашивает Когами тихо, на фоне ровно гудит мотор автомобиля.
- Угу.


Исполнители первого подразделения.
«Вспомнилось, как с сестрой раньше ездили вдвоём. Она тогда захотела фотоаппарат, и мы, заехав в магазин, купили его на наши карманные деньги. Но так вышло, что я куда больше, чем сестра, увлёкся фотографией. Учился снимать быстро меняющиеся выражения лиц сестры. Мне словно хотелось выхватить кадром тот момент жизни и навсегда остаться в нём. Но всё же...» - Сасаяма молчит, глубоко погружённый в свои мысли, на заднем плане слышны голоса Кунидзуки, Масаоки и Найто.
- Его дочь так и не нашли, - Сасаяма возвращается в реальный мир на этом замечании Яёй.
«Ах да... Токо пока ещё жива», - слова коллеги напоминают Сасаяме об этом.
- Сасаяма-сан, вы всё ещё сердитесь? - спрашивает Найто.
- Да нет, уже не сержусь. Сейчас чем сердиться... лучше молиться, - совсем тихо заканчивает Сасаяма и продолжает едва слышно, - В любом случае, я так надеюсь что ты не ранена...
Найто растерянно вздыхает, видимо, услышав Сасаяму, и обращается к девушке, неуверенно посмеиваясь:
- А кстати, Яёй-тян...
- Ничего не хочу слушать.
- Чтооо?
«Если бы я только мог, то ради того чтоб ты была в порядке, я бы оставил воспоминания о сестре. Я не верю в такую вещь как судьба. После смерти сестры всё как будто исчезло. А потом, передо мной появилась Токо. Она так же, как сестра, смотрела на меня большими глазами», - в мыслях Сасаямы эти слова звучали с восхищением, - «И только лишь. И как же это я сразу не заметил... что хочу защищать только Токо. А ведь могу только всё разрушать».


Первое подразделение. Около дома Томы.
- Распоряжение для каждого члена подразделения. При попытке подозреваемого сбежать - стрелять из доминатора, - исполнители хором вздохнули, соглашаясь. - Я также присоединюсь к группе. Когами... - Гиноза, распорядившись, обратился персонально.
- М?
- Постарайся не упустить его.
- Да.
- Когами, одолжи мне что-нибудь из оружия... - протянул Сасаяма на фоне шагов расходящихся исполнителей.
- Зачем тебе?
- Ну, мне же разрешается иногда использовать что-то типа электрошоковой дубинки.
- Когами Синья, инспектор Бюро при исполнении, запрашиваю разрешение на оружие для исполнителя Сасаямы Митсуру.
- Личность установлена. Активирую разрешение на использование оружия, - голос Системы.
- Да даже если бы и не дали, я бы нашел Тому и руками бы его, - проговорил Сасаяма себе под нос, беря дубинку.
- Подожди! - Когами спохватился мгновенно, - То, что ты собираешься сделать, это неповиновение приказу. Как же ты этого всё понять не можешь!
- Руки убери, Когами, - ровно.
- Не стану!
- Да какой мне смысл вообще жить, если я сейчас ничего сделать не смогу?! - Сасаяма тоже вскинулся, отвечая на взволнованный тон Когами. Инспектор заколебался, услышав слова подчинённого.
- Нельзя так, Сасаяма! - голос Когами пытался то ли объяснить без слов, то ли убедить.
- Разреши мне уйти, - Сасаяма, кажется, всё понял, но всё решил. Его голос почти улыбается.
- Нельзя. Я знаю, почему ты рвёшься туда. Я видел фото... У неё такой же разрез глаз... - на последней фразе голос Когами сорвался, - Сасаяма, это не вернёт тебе сестру!
- Знаю я... - тихо.
- Сасаяма... - Сасаяма, не став дослушивать, активировал только что полученное оружие и ударил Когами, тот мгновенно упал на землю.
- Прости, что я использовал эту дубинку именно на тебе, Когами.
- Не... уходи, Сасаяма... - с трудом выговаривает Когами, борясь за то, чтобы не потерять сознание от удара током. Шаги Сасаямы удаляются.
«Придёт время, и тебе придётся выстрелить в меня. Ведь это твоя работа», - вспоминает Когами его слова.
- Чёрт... если не остановлю его сейчас, случится что-то плохое... - Когами поднимает доминатор.
- Применение мер разрешено, - голос Системы.
- Почему... Почему именно сейчас я не могу выстрелить... - уже не может пошевелиться, - Не уходи, Сасаяма! Сасаяма!!.


Первое подразделение, кроме Сасаямы. Там же.
- Когами-сан... Вы как? - растягивая слова, спрашивает Найто.
- Да... - сквозь тяжёлые вздохи выговаривает Когами, стараясь прийти в себя.
- Тело еще не окрепло, но для Когами-сана это не большая проблема, - отметила Кунидзука.
- Как ты это объяснишь, Когами?! Кто тебя ранил, и где Сасаяма? - Гиноза взволнованно засыпал вопросами.
- Он пошел за Томой. Я пытался его остановить, и вы видите результат.
- Так, выходит... - Яёй.
- Он осмелился поднять руку на инспектора? - Гино даже голос понизил.
- Ох, это он зря накосячил... - Масаока.
- Я обязательно верну Сасаяму, - Когами поднялся с земли, - Поэтому, я бы хотел сейчас закрыть эту тему.
- Но... - Гино.
- Прошу тебя, Гино! Это не должно выйти за пределы... Сейчас важно не то, что он инспектора ослушался.
- Я попробую ограничить линию связи первого подразделения во избежание прослушивания, - моментально отозвалась Яёй, поняв, что Гино согласился.
- Тогда, наверх мы пока зашлём только данные по карте, - поддержал Найто.
- Когда Сасаяма вернётся, мы сразу же сообщим тебе, Ко, - Масаока. Ко благодарно вздохнул.
- Только в этот раз, - виновато сказал Когами.
- Потом извинишься, что доставил всем столько проблем, - Гино.
- Какой вы, однако, покладистый... - протянул Найто.
- Нет! Я... - Гино смутился.
«Для Гино, как и для всех остальных, жизнь Сасаямы очень важна. Как и для меня», - мысли заставили Когами улыбнуться.
- Чего ты разулыбался-то? - Гиноза заметил и был озадачен.
- Нет, ничего. Я всё думал, есть ли что-то, чего люди не могут сделать? Как и говорил Сасаяма: людям не нужны разногласия и теории. Людьми движут порывы сердца.
- Подключение к радиодрону прошло успешно, - отчиталась Кунидзука.
- Когами, ты догадываешься, куда собрался Сасаяма? - спросил Гиноза.
- Ну, смутно, - вздохнул Когами.


Сасаяма. Огисима.
- Чёрт, хоть я и хотел попасть обратно в оранжерею к тому старику, но в итоге вообще непонятно, куда забрёл, - Сасаяма, шагавший по Огисиме, остановился. - Так, не нервничать. Не нервничать, а то наделаю ошибок. Нам нужна трезвая голова, - раздался звонок. - Мм? Входящий вызов? Неужели...
- Сасаяма! – Когами по связи.
- И правда Когами!
- Где ты? Я думаю, что нахожусь не так далеко от тебя.
- Поблизости? Какого?!. А как же расследование? Как они справятся там без инспектора?
- Вот только не тебе мне это говорить! Они там вместе с Гино, так что сами справятся. А меня отправили к тебе.
- Ко мне отправили? - Сасаяма действительно растерялся. - Хах, какие же они все-таки хорошие ребята... Спускают нам столько всего... Можно даже подумать, что они относятся ко мне как к товарищу.
- В любом случае с этим пора завязывать, нельзя все время делать только то, что тебе хочется! И не обязательно всё делать в одиночку!
- Понял я, - Сасаяма сказал это совершенно утвердительно. Как с приказом согласился. - Однако, сказал бы, где я, да только сам не знаю. Хотел найти ту оранжерею со стариком, вот только... О, погоди, что это там? - тон Сасаямы мгновенно изменился. - Что за свет? Нет... это не свет... Это слабые отблески света на... серебряных волосах... Макисима!!!
- Макисима? Кто это?!
- Прости, все объяснения потом! Я его...
- Эй подожди! Что все это значит?!
- Если я последую за ним, то обязательно выйду на Тому! - место действия переключается на Когами, голос Сасаямы звучит по связи, - Значит, он тоже может быть причастен к делу об образцах... - связь хрустнула и оборвалась.
- Чёрт, передатчик сдох! Макисима? Чёртовы помехи. Этот тип может стоять за Томой... Сасаяма владеет какой-то информацией и, если б не этот чёртов передатчик... - Когами с досадой вздохнул и оборвал свой быстрый поток мыслей, - Не время думать, надо идти по следам Сасаямы! - его быстрые шаги удаляются.


«Свет мне мог и показаться... А вот походка-то была Макисимы. Услышал он мои шаги или всегда так внезапно пропадает?.. Помимо того что Макисима и Тома связаны, где-то там есть ещё и Токо... Если понадобится использовать доминатор, завалю с одного выстрела. Но... его подельника... Есть вероятность, что доминатора хватит только на один выстрел. Пока не узнаю, где Тома и Токо, доминатор использовать не буду. А пока придётся положиться на этого типа, Макисиму», - Сасаяма с плеском наступил в какую-то лужу, - «Черт, пока дойду до места, все ноги мокрые будут. Странный запах... Это не вода. Морская вода? Насколько же глубоко находится это место...» - раздаётся звук движения и лязганья тяжёлой двери. Шаги Сасаямы ускоряются до бега. - «Черт, упустил! Где ж сигареты... Стоп. Нельзя сигареты... Они меня выдадут. Ничего... Благодаря отцу я научился быть тихим и бесшумным, когда надо. Сейчас надо просто быть внимательным, и появится какая-нибудь зацепка... Впереди проход, с левой стороны свет... А свет... Дверь!!!» - сорвался с мета и побежал вперёд.


- Почему ты не говоришь со мной, Принцесса? Тебе не нравится новый трон? - Тома говорит мягко и нежно касается волос Токо, - Какие красивые у тебя волосы... Смотри, они струятся, как водопад, стоит мне вот так провести рукой...
- Фу, какая мерзость, когда учитель лезет к ученице! - голос Сасаямы звучит с азартом, - Да, и не мог бы ты больше не обезьянничать!
- Ой, боже... Похоже, нас раскрыли... - всё тем же мягким голосом отозвался Тома, и последнее совершенно другим тоном - Тц.
- Если я сейчас спущу курок, то тебе размозжит голову, и прощай этот мир... Учитель-извращенец... Не дёргайся! - Сасаяма вскинул доминатор.
«Коэффициент преступности ниже 50, спусковой крючок заблокирован»
- Какого... В такой момент и блокировка?! Разве он не преступник, укравший Токо?! Не может быть, чтобы доминатор не видел преступника!
- Обидно... - Тому вряд ли удивило произошедшее, - но сейчас твой доминатор - это всего лишь игрушка.
- Хах, а ты довольно хладнокровен для человека, на которого направили доминатор.
«Он явно не так прост...» - мысль Сасаямы была почти весёлой.
- Как интересно... Несмотря на складывающуюся ситуацию, ты выглядишь весёлым.
- Я настоящий любитель женщин, ещё и на гос. службе! И я уничтожаю тех, кто заставляет женщин плакать! И делать я это люблю больше, чем вкусно пожрать!!! - едва договорив, Сасаяма бросился на Тому, раздаются звуки ударов. - Хах! Прямо в рожу! Знал, что доминатор можно использовать ещё и так?! А электрошоковой дубинкой ещё и вот так! А теперь ещё и по всем внутренностям... - Сасаяма продолжает избивать Тому. - Больно тебе? Я тебе сейчас добавлю до самого твоего болевого порога! Кожа разрывается, и мясо готово всё вылезти, да?! Ха-ха, будешь как настоящий мясной данго!
«Это чувство... - мысли Сасаямы в этот момент спокойные, - Оно такое же, как когда я хотел убить отца... В комнате у сестры я бил его... Бил, бил и продолжал избивать. Он заставлял сестру заниматься проституцией... Я заметил это из-за выражения её лица... Всего одного мига хватило. Одного взгляда. Я дорожил сестрой больше, чем кем-либо другим в этом мире. И именно поэтому я заметил в своей душе нечто животное... Грубое, такое же, как у отца. Я погрузился в это чувство с одним только страстным желанием - убить отца, и совсем не слышал умоляющий голос сестры».
- Ну-ка, учитель-извращенец, поваляйся пока какое-то время тут... - подошёл к девушке. - Наверное, больно, потерпи, я сейчас вытащу кляп... Чёрт, фотик мешается... Этот тип... Он аж сюда притащил фотоаппарат?.. Мать его, до адских синяков запястья стянул! Токо! Открой глаза! Проснись, Токо! Нам надо бежать!
- Нет, она никуда не пойдёт, - голос Томы прозвучал почти с улыбкой, и на конце фразы он вогнал Сасаяме ручку в спину. Сасаяма захрипел.
«Чёрт... В спину что-то... воткнул...»
- Думал, у тебя у одного есть туз в рукаве? Это та самая ручка, которую ещё использовала моя сестрёнка... Это тот самый «меч, с помощью которого мы с ней творим злую магию». - Тома выдернул ручку и воткнул снова, вызывая у Сасаямы сдавленный крик.
- Что ты... сделал с Токо?.. - вздохи Сасаямы тяжёлые и сиплые.
- Ничего... Ведь она моя новая принцесса. А то первая принцесса умерла от проклятия из-за использования «злой магии». Но теперь уж точно, я с новой сестрёнкой, новый мир...
- Сестрёнкой говоришь?.. Да как ты, урод, смеешь вмешивать Токо?! - врезал Томе.
- Почему... Почему все так хотят разрушить мой драгоценный мир! - только теперь голос Томы потерял мягкость и спокойствие, став практически истеричным.
- Да потому что это не твой мир! Это всё твоя болезнь! - проорал в ответ Сасаяма.
- Заткнись! - заорал Тома, новый удар ручкой и ответ Сасаямы, голос снова стал мягче, - Нет... Так не пойдёт... Нам с принцессой нужно найти более подходящее место...
- Прекрати! Не тронь Токо! Токо! Токо!!!
Тока пытается прийти в себя.
«Кто-то кричит моё имя?.. Папа? Нет, но я знаю этот голос. Этот тёплый голос...»
- Просыпайся же, глупая! - кричит Сасаяма.
- Митсуру-сан?.. - Токо пришла в себя и увидела, что происходит. - НЕЕЕТ!!! - Токо, видимо, отпихнула Тому. - Митсуру-сан! - девушка подбежала к Сасаяме.
- Ну, привет... Ты в порядке? - Сасаяма шевелится.
- Да уж в сравнении с Вами значительно здоровее!
- Это что такое?.. Так нельзя... - тихо протянул Тома и что-то покатилось.
- Осторожно! - крикнул, поняв, что происходит, Сасаяма за секунду до того, как прогремел взрыв. Токо испуганно вскрикнула, Сасаяма закашлялся, что-то посыпалось, разрушенное взрывом.
- Сёго-кун... Лжец, однако. Не такая уж это и сильная штука... Он же мне сказал, что эта штука обязательно убьёт, - Тома прозвучал почти обиженно.
- Слава богу... Похоже, ты не ранена...
- Угу, Митсуру-сан... Ах, - она вскрикнула испуганно ещё раз, на землю пролилась кровь. - Вас чем-то ранили в спину...
- А ты так вкусно пахнешь...
- Не говорите глупостей! - всхлипнула.
- Не плачь... Скоро придёт мой друг. Парень по имени... Когами. У вас с ним одинаковые черные волосы... Ох, как он ругаться будет... Иди, приведи его, - голос Сасаямы слабеет с каждой фразой.
- Но... Давайте пойдём вместе! - Токо действительно плачет.
- Ну... Как бы... Я не могу. Пожалуйста, хоть раз послушайся взрослых, - он заговорил чуть увереннее. - Ладно? Вон туда. Ты сможешь дойти одна.
- Угу... Я скоро вернусь! - шаги убежавшей за помощью Токо быстро удаляются.
«Её силуэт, растворяющийся во тьме... Был бы под рукой фотоаппарат, обязательно бы сфотографировал... А, выйдя отсюда, заснял бы и его. Когами».
- Как скучно... - пробурчал Тома.
- Куда намылился? - сквозь хрип выговорил Сасаяма.
- Я должен найти новую принцессу... Мы вдвоём снова должны построить замок.
- Издеваешься, что ли?.. - хрипло усмехнулся Сасаяма, - Ну нет... Я уже повесил на тебя своё «проклятье».
- Проклятье?..
- Ты теперь... нигде... никогда не найдёшь свою принцессу. И всю жизнь будешь жить один... Да сам увидишь...
- Так ты... тоже использовал «злую магию»?.. - тихо, - Я раньше так не убивал, так что пока получается не очень хорошо... - Тома говорил с нервным смехом.
- Да даже если ты меня за загривок по всей земле протащишь, я и звука не издам...
- Ещё ничего не кончено... Мы с сестрёнкой ещё построим свой мир...
«Всё остальное доделают уже Когами с ребятами... Всё будет хорошо... Хорошо... Наверное, уже можно закурить...»
- Чёрт, руки трясутся и ничего не сделать, - со смехом проговорил Сасаяма, закурил и глубоко затянулся, щёлкнув зажигалкой.


- Скорее... Скорее, я должна спасти его!.. Скорее! - Токо, задыхаясь, бежит по улицам, падает, спотыкаясь, - Ой, нога...
- Что случилось, госпожа? - это голос старика, владеющего оранжереей.
- Послушайте!.. - начала Токо и осеклась, испуганно охнув, когда старик схватил её.
- Это прекрасное лекарство, которое поможет вам забыть все горести Огисимы...
- Нет, пожалуйста! Отпустите! Пожалуйста! - Токо кричит и пытается вырваться.
- Похоже, что Макисима-кун хочет ещё немного поразвлечься с тем молодым человеком. Не будем ему мешать, да? Поэтому, - старик вколол девушке своё «лекарство», - сладких снов, Принцесса, - забрал фотоаппарат, Токо слабо вскрикнула, - А этот фотоаппарат я у вас заберу. Вам он больше не понадобится... - с треском разбил его.
- Митсуру-сан...


Прошло около трёх месяцев. Сасаяму похоронили. Когами, уже ставший исполнителем, в его комнате.
«Как долго я уже в таком состоянии после похорон Сасаямы?.. Дело об образцах закрыли в связи с тем, что подозреваемый не был найден... Кирино Токо почти в коме... Как бы мы ни пытались её разбудить - не выходит. Это из-за того что ей насильно вкололи какой-то препарат...»
- Я ничего... не смог, - Когами глотает слёзы. - Ни спасти жизнь... Сасаяме, ни защитить Кирино Токо... В конце концов, я ничего... Даже сейчас, всё что я могу - это просто разбирать его вещи... Недопитая бутылка сакэ... Снятая и разбросанная одежда... Неразобранная пачка документов... Наваленные в пепельнице окурки... «Наконец, припёрся», - сказал бы он мне, - «Заткнись», - ответил бы я... Чего я хотел от Сасаямы? Дружбы? Да даже если и так, я такой идиот... - Когами вздохнул, прерываясь уже в который раз. - Пытался перевоспитать его... Давить как на исполнителя... И в итоге потерял его, упустил жизнь из своих рук... Хоть я и был инспектором. Я допустил, чтобы Сасаяма один пошёл к Томе... Это я допустил его смерть... Кхх... - Когами говорит быстро, силясь сдержать рыдания. - Я... должен был выстрелить в него тогда... - замолкает, всё же поддавшись горю, но его внимание привлекает что-то, отвлекая от слёз. - М? Что это за звук? Фотография? Фотография его сестры, должно быть? Наверное, следовало положить её ему в гроб... Всегда я так... До последнего ничего не замечаю... Всегда... упускаю всё прямо из-под носа... - снова плачет, - Позабочусь хотя бы о фотографии. Думаю, Сасаяма бы меня простил... Он ведь так берёг её, фотографию сестры. Мм? Что это? Только одно фото... Жуткое качество... На ней какой-то странный светловолосый мужчина... И внизу что-то приписано. Макисима?..
«- Макисима? Кто это?!
- Прости, все объяснения потом! Я его... Если я последую за ним, то обязательно выйду на Тому! Значит, он тоже может быть причастен к делу об образцах!»
Когами скрипит зубами, но уже не от давящих в груди рыданий, а от подступившей злости.
- Сасаямы больше нет... Но - есть эта фотография. Это дело ещё не завершено! - голос звучит сдавленно и зло, - Сасаяма... О чем ты здесь думал?.. Как ты находил ниточку за ниточкой? - он глубоко вздохнул и упал на диван.
- Сасаяма всегда любил развалиться на этом диване, и слушать фоном диски. В темноте... А тут у него пачка сигарет... - шуршит найденной пачкой. - Абсолютно пустая. Окурок?.. Ещё можно раскурить. - закурил, вдохнул дым, закашлявшись. - Горько. Дым наполняет всё тело... Может, так... Может, став таким, как он, пробудив в себе монстра, я смогу... - глубоко затянулся и медленно выдохнул дым. - Это фото... Он... - словно вслед за словами в голосе Ко появилась ярость, - Макисима, значит?..

Переводчик-японист https://vk.com/katsuya_dono
Секретарь-стенографист Когами

PSYCHO-PASS/Zero VOL.2 CD2 – 3. おまけドラマ『気まぐれな犯罪者たち』 (9 часть)

Омаке начинается с Макисимы, тренирующегося с Че Гу-соном. Че Гу-сон держит подушку для кикбоксинга. В завершение серии Че Гу-сон ожидал, что Макисима применит свою любимую технику. Он ожидал прямого удара, но в конце концов это был спин кик, и Че показалось, что у него затрещали кости. Макисима ответил, что переусердствовал.

Макисима сказал, что это странно, что после упражнений ему захотелось есть. Че Гу-сон спросил, шутка ли это, и Макисима ответил, что это может казаться обычной фразой, но в ней скрыт философский вопрос.

Че Гу-сон: Какая его часть связана с философией?
Макисима: Это где-то на середине между точкой зрения Гуссерля и Мерло-Понти.
Че Гу-сон: Боже, ты разве не случайные имена говоришь?
Макисима: Я могу раскрыть мысль, но это будет длинно. Мерло-Понти сказал...
Че Гу-сон: О, это звучит в самом деле длинно. Лучше бы я поискал убежища на кухне.

В кухне Че Гу-сон готовил и спросил Макисиму, по-прежнему ли он не любит мясо и яйца. Макисима ответил, что он не против яиц для теста. Макисима сказал  Че Гу-сону, что получил бутылку белого вина от Сенгудзи, и попросил Че сделать сотэ из рыбы для него.

Че Гу-сон сказал, что им стоит поблагодарить Сенгудзи за все хорошие продукты. Макисима прокомментировал, что Сенгудзи забавный человек, но, является ли он замечательным человеком, ещё стоит разобраться.

Че Гу-сон: Сенгудзи-сан хотел прожить длинную жизнь. Было бы неплохо, если бы он и дальше был нашим спонсором.
Макисима: Этот человек хорошо нам помог.
Че Гу-сон: Без него нашему холодильнику было бы одиноко.
Макисима: Всё это из-за гипер-овса. Нужно винить за безвкусную еду Сивиллу.
Че Гу-сон предположил, что Сивилла не хотела отдавать много рабочей силы на подобные профессии, потому что тогда было бы труднее назначать людей на работы другого рода.
Макисима: Было бы хорошо, если бы у гипер-овса была слабость.
Че Гу-сон: Она должна быть. Это словно продуктовая версия Химеры. Творение Бога это одно, но творение человека это совершенно другое, у него всегда есть слабость.
Макисима: Че Гу-сон интересуется Христианством?
Че Гу-сон: Нет. Я даже не знаю, почему выбрал этот пример.
Макисима: Ты не веришь в Бога?
Че Гу-сон: Бога нельзя доказать, так что и отрицать его существование было бы глупо.
Макисима: Ты демонстрируешь это как бессмыслицу. Точно также, как и я.

Че Гу-сон предположил, что говорить с Макисимой о Боге было бы очень долго, но Макисима сказал, что теологические дебаты его не развлекают. А Че Гу-сон поинтересовался, является ли критерием для Макисимы просто развлекает или не развлекает.

Макисима ответил, что простые люди не могли бы совершить преступление. Преступление было бы идеальным только если бы его не предотвратила полиция. И способности преступника оцениваются по продолжительности преступлений, что может поддерживаться только теми, у кого внутри есть сложность.

Макисима: Полиция представляет себе преступников, как тех, кого можно разделить на категории.
Че Гу-сон: Потому что Сивилла машина, которая так работает. Категоризируя людей, давая им правильную работу.
Макисима: Преступники должны действовать рандомно. Для этого преступникам нужна просчитанная непредсказуемость.

Че Гу-сон согласился и признался, что и он, и Сенгудзи были привлечены нечеловеческой жестокостью Макисимы. Макисима спросил, читал ли Че Гу-сон когда-нибудь Принца Макиавелли. Че Гу-сон не читал, так что Макисима объяснил, что Ганнибал был способен собрать армию, чтобы сражаться с римлянами, потому что у него была нечеловеческая жестокость.

Че Гу-сон: Насколько жестоким, тогда, ты себя считаешь?
Макисима: Я сам не знаю этого, но я старался изобразить себя таким в необходимых обстоятельствах.
Че Гу-сон: О чём ещё писал этот Макьолли-что-то?
Макисима: Макиавелли. Твоя ошибка была нарочной?

Макисима также объяснил, как знатные люди хотели учиться у Кентавров в мифологической эре, потому что Кентавры были символом человека с двумя сторонами. Следовательно, для правления нужно было, чтобы человек знал, как наиболее эффективно применить обе эти стороны.

После этого они пошли в подвал, где они держали в плену и вскрывали одиноких людей из заброшенных зон, чтобы изучить, какие части мозга Сивилла использует для киматического сканирования. Макисима добавил, что наука о мозге развивалась очень медленно по сравнению с другими науками, потому что для неё нужны были живые люди для экспериментов, но, так как они преступники, им не нужно бояться никакого закона.

Они выяснили, что Сивилла сканирует переднюю часть мозга, так что Че Гу-сон предложив устройства вроде шлемов, которые могли бы копировать оттенки других людей, или таблетки, которые подделывали бы их психопаспорт. Макисима согласился и пообещал дать Че Гу-сону что-то, чего он хочет, если у них получится.

Макисима: Если такой шлем и правда удастся создать, то ты можешь просить у меня что угодно.
Че Гу-сон: Что бы я хотел получить? Пожалуй, я бы хотел узнать о вашем прошлом. Где вы родились? Где выросли? Какова причина, по который вы стали таким преступником, каким являетесь?
Макисима: Вот как. Тебя интересуют именно такие вещи? Именно это обо мне ты хочешь знать? Ну, чтож, пусть так.
Че Гу-сон: ... /пауза и вздох/ Да, нет... Пожалуй я не стану... Кажется, это не то, куда стоит лезть.
Макисима: Ты трусливее, чем я думал, Че Гу-сон.

Перевод мой с английского перевода-пересказа. Дополнено.

Примечание от япониста.

В обращениях.
Че. Обращается "данна-сама", используя конкретно ту конструкцию, которая показывает уважительное отношение, но он произносит её без "фанатизма". Интонация специфична, да. Может быть даже с сарказмом "эх, данна...".
Макишима. Произносит имя полностью "Че Гусон", использует грамм.конструкции употребляемые либо к близким людям, либо ниже по соц.статусу, по званию. Или же к тому, кто не приятен, с желанием принизить до конкретного ранга, снисходительно и тд. Примечательно, что так Сёго обращается практически ко всем.

+3


Вы здесь » Psycho-Pass: justice will prevail » Путеводитель по миру PSYCHO-PASS » Новелла Psycho-Pass Zero: Namae no nai Kaibutsu